Сергей Лавров: По просьбе американцев мы посодействовали их прямому контакту с сирийскими структурами

Глава МИД РФ Сергей Лавров в интервью «Независимой газете» рассказал о роли России в разрешении сирийского кризиса, российском варианте решения конфликта и ходе процесса химического разоружения в Сирии.

Сергей Лавров ещё раз обозначил жёсткую позицию России по вопросу применения химоружия любой из сторон конфликта: «Распространение, а тем более применение оружия массового уничтожения для нас - абсолютная красная линия, мы категорически против этого. Мы участвуем во всех без исключения международных форматах и механизмах, которые созданы, чтобы отслеживать ситуацию и не допускать нарушения соответствующих режимов - будь то ядерного, химического или биологического оружия. В рамках Договора о нераспространении ядерного оружия, конвенций по запрещению химического и бактериологического оружия мы занимаем активную позицию и добиваемся, чтобы контрольные механизмы, т.н. механизмы верификации, были предельно четко отстроены. К сожалению, пока в том, что касается бактериологического оружия, наши американские партнеры не очень настроены делать шаг в сторону многостороннего контроля, который имел бы практические структуры».

Глава дипломатического ведомства рассказал, что с самого начала сирийского кризиса Россия уделяла повышенное внимание проблеме находящегося у Сирии химического оружия, это была одна из проблем, которую обсудили на саммите «Группы двадцати» в Лос-Кабосе в июне прошлого года Президенты России и США, уже тогда договорились наладить между собой обмен информацией, разведданными и данными из других источников, чтобы не упустить момент, когда смогут возникнуть риски для тех запасов химического оружия, которые уже есть в САР.

В интервью «Независимой газете» министр еще раз напомнил, что по двусторонним каналам между Россией и Сирией был доверительный диалог, а по просьбе американцев Россия посодействовала их прямому контакту с сирийскими соответствующими структурами. «Когда в декабре 2012 года появились первые сообщения о том, что были случаи применения химического оружия или, скажем так, которые давали основания полагать, что химические отравляющие вещества были применены, мы рассматривали их со всей серьезностью. В то время не было убедительных фактов о том, что это было именно оружие. По нашей оценке, на тот момент имело место применение химических отравляющих веществ, которые были взяты оппозицией на одном из химзаводов, которые она захватила и контролировала непродолжительный период времени».

Министр также рассказал, что когда 19 марта 2013 года прошли сообщения о применения химоружия в районе города Алеппо, которые вызвали в мире достаточно серьёзный резонанс, сирийское правительство обратилось к Организации Объединенных Наций с просьбой, чтобы ООН через ОЗХО провела срочное расследование, Россия это обращение поддержала. Поддержал его и Генеральный секретарь ООН. Однако, когда соответствующий запрос официально рассматривался в Секретариате, и готовился ответ, под воздействием ряда членов Совета Безопасности, в частности английских и французских партнёров России, ООН сказала, что направит экспертов только, если они получат доступ на всей территории САР к любым объектам, лицам и документам – то есть полный «карт-бланш», который в той ситуации не был обоснован реальной потребностью. Сирийское правительство отказалось от такого полного раскрытия своей территории.

«В той ситуации сирийцы попросили нас своими силами провести расследование, что и было сделано в полном соответствии с нормами и правилами ОЗХО. Российские эксперты на месте брали пробы воздуха, почвы, одежды, тканей. Эти пробы находились под постоянным контролем экспертов, без каких-либо разрывов в этом контроле доставлены в нашу лабораторию, сертифицированную ОЗХО, где и было проведено расследование, установившее, что применявшиеся вещества и боеприпасы, в которые они были заряжены, были самодельные, кустарного производства и никоим образом не походили на те компоненты химоружия, которые, по всем данным, должны были находиться на вооружении у сирийской армии», - рассказал глава дипломатического ведомства.

Министр подчеркнул: «Россия никогда не пыталась никого официально выгораживать и давать кому бы то ни было «карт-бланш». Мы всегда стремились установить истину, потому что для нас применение этого оружия кем бы то ни было - правительством или вооруженными группировками - является неприемлемым».

Лавров напомнил, что на встрече президентов России и США «на полях» саммита «Группы двадцати» в Санкт-Петербурге было достигнуто понимание, что надо сделать все, чтобы в Сирии не было химического оружия, так как вне зависимости от того, кто применил его на этот раз, слишком велики риски того, что оно может оказаться в негодных руках тех, кто исповедует и практикует террористические методы достижения своих политических целей. Было согласовано, что, если сирийское правительство будет сотрудничать в этом вопросе, то необходимость ударов со стороны США отпадёт.

«Мы в рекордные сроки согласовали российско-американское предложение, которое было внесено в ОЗХО и СБ ООН и обрело форму решения Исполнительного совета ОЗХО и резолюции Совбеза ООН 2118. Её практическое осуществление идет без каких-либо сбоев».

Кроме того, российский министр выразил уверенность, что применение санкций в отношении Ирана не принесёт результатов: «Санкционным давлением мы ничего не решим. Нигде санкции результата не приносили». В этой связи министр заявил о необходимости признать за Ираном право развивать атомную энергетику в полном объёме при безусловном соблюдении Договора о нераспространении ядерного оружия и под надежным контролем Международного агентства по атомной энергии.

Министр считает, что «Шестёрка» международных посредников и Иран в Женеве 20 ноября могут достичь успеха на переговорах по иранской ядерной программе, если переговорщикам не будут ставить «палки в колеса».

Глава МИД РФ Сергей Лавров также высоко оценивает роль США в возобновлении переговоров по урегулированию палестино-израильского конфликта: «Мы приветствуем действия в том, что касается роли американцев в возобновлении палестино-израильских переговоров. К сожалению, пока этот процесс идёт ни шатко - ни валко, но в самом факте возвращения сторон за переговорный стол - большая заслуга американцев».

Он также дал оценку роли госсекретаря США Джона Керри, назвав его «человеком, приверженным достижению конкретных результатов, который стремится понять различные аспекты сложных проблем».

«Он всегда проявлял стремление к тому, чтобы внести вклад в урегулирование ближневосточных кризисов, многократно бывал в этом регионе, в том числе в Сирии в свою бытность сенатором. Так что он хорошо знает регион, что помогает ему в тех действиях, которые предпринимает Вашингтон», - сказал Лавров.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал