Президент Эквадора Рафаэль Корреа дал эксклюзивное интервью RT

В интервью корреспонденту RT президент Эквадора рассказал о развитии отношений и совместных проектах между Кито и Москвой, высказал своё мнение по поводу экономического кризиса в Европе и США, а также поведал о достижениях Эквадора в последние годы.
  • AFP

RT: В последний раз вы были в России в 2009 году, и тогда очень много говорилось об экономическом и торговом сотрудничестве между нашими странами. Укрепились ли с тех пор связи между Россией и Эквадором? КОРРЕА: Конечно, и очень сильно. Во-первых, спасибо вам и вашему каналу за эту встречу. Я хотел бы поприветствовать россиян, которые, как всегда, очень тепло нас приняли, а также поздороваться с Латинской Америкой и всем миром. Наш визит в Россию в 2009 году был очень продуктивным. Наша дружба и сотрудничество во всех сферах - торговой, экономической, в сфере обмена технологиями - значительно укрепились. На тот момент пост президента России занимал Дмитрий Медведев, а Владимир Путин был главой правительства. Я же был избран на первый срок, а сейчас избран во второй раз. В феврале этого года народ Эквадора оказал мне доверие и снова избрал меня на пост президента. Владимир Путин также был вновь избран на пост руководителя Российской Федерации, поэтому мы решили, что будет уместно нанести новый официальный визит, чтобы продолжить укрепление наших отношений. RТ: Если я не ошибаюсь, в 2009 году ключевым пунктом в вопросе сотрудничества двух стран были поставки бананов. Сегодня вы говорите больше об инновациях, о новейших технологиях. Будут ли подписаны новые договоры? КОРРЕА: Честно говоря, тогда мы обсуждали очень многие вопросы, и не только поставки бананов, нашего главного экспортного продукта, в Россию. Эквадор - развивающаяся страна, мы находимся в числе трёх самых быстрорастущих экономик Латинской Америки и предоставляем прекрасные возможности для инвестиций. В России существуют крупные государственные и частные компании, есть возможность финансирования, развиваются наука и технологии. Мы плотно работали в этом направлении, сейчас Россия финансирует крупную ГЭС в Эквадоре, «Тоачи-Пилатон». Мы подпишем и другие договоры по финансированию проектов, связанных с орошением земель и выработкой электроэнергии. Возможно, «Газпром» будет исследовать месторождения газа в проливе Гуаякиль и помогать нам добывать ископаемые на юго-востоке страны. У нас большие возможности для сотрудничества с Россией, и в ходе этого визита мы придаём особое значение сфере науки и технологий. Мы хотим связать строящийся в Эквадоре научный центр со строящимся инновационным комплексом в России. В наших планах усилить обмен учёными и исследователями, увеличить количество грантов для эквадорцев на обучение в России, финансируемых как нашим, так и российским государством. Мы хотим, чтобы наша молодёжь училась в прекрасных вузах России. Поэтому сотрудничество между нашими странами – это гораздо большее, чем торговля и экспорт бананов. В ходе этого визита мы расставили другие акценты. RТ: Чего вы ожидаете от переговоров с российским президентом, учитывая тот факт, что Россия и Эквадор занимают общую позицию по вопросам международного права и роли ООН? КОРРЕА: Безусловно, Владимир Путин – великолепный лидер и руководитель. Себя я не считаю таким же руководителем, как он, но я стараюсь. Я надеюсь, что мы быстро уточним все детали, касающиеся договоров, которые ускорят сотрудничество между нашими странами, и обменяемся мнениями о внешней политике, особенно в вопросах, по которым мы сходимся во взглядах, например, по Сирии. Россия и Эквадор были категорически против внешнего вмешательства в конфликт. Владимир Путин выступил главным инициатором решения, которое было принято по сирийскому вопросу, и мы считаем, что это решение было правильным – полное уничтожение химического оружия. RТ: Считаете ли вы, что это стало победой российской дипломатии? КОРРЕА: Конечно, это была победа. Очень важная победа для Сирии и всего мира. Россия предотвратила вторжение в страну, и я не знаю, сколько президентов уже участвуют в процессе разоружения Сирии. Я имею в виду химическое оружие. RТ: Вы в первую очередь экономист, и… КОРРЕА: Да, но, несмотря на это, я хороший человек.

RТ: Вы могли бы дать оценку сегодняшней ситуации в США? Недавние события могли заставить содрогнуться экономики всего земного шара. Был ли готов мир к такому глобальному удару? КОРРЕА: Прежде всего, содрогнулась экономика США. Но это не было кризисом, это было отсутствием политической договорённости. Такие вещи трудно понять, но… Кризис в США, особенно размер государственного долга, достиг каких-то фантастических размеров. Государственный долг Америки составляет 105% от её ВВП. Давайте сравним его с государственным долгом Эквадора, который равен 23%, менее одной пятой от этой цифры. Я экономист, и я умею делить. Но большая часть от этого долга вычисляется с учётом резерва на банковских счетах. Для ортодоксальных экономистов непонятна идея американской валюты. Ведь, в общем, это социальный договор. Для чего нужен доллар? Если завтра эта договорённость перестанет иметь силу и кто-то скажет: «Я не принимаю доллары», то этой валютой можно будет только печку разжигать. Значит, госдолг США – просто урегулирование проблем с Резервным фондом, так? Валюта – социальный договор, и чтобы избежать подобных проблем, к этому вопросу нужно подходить с другой стороны. Но здесь в игру вступают искусственно созданные интересы, экономические политики других стран. Мне трудно это объяснить, но я подчёркиваю, что база американской экономики осталась нетронутой. Как и производственные возможности, наука, технологии и талантливые умы. RТ: Что касается кризиса в европейских странах, вы несколько раз говорили, что не стоит прислушиваться к МВФ. Что вы предлагаете? Видите ли вы позитивную динамику в Европе? КОРРЕА: Нам говорили, что выход из кризиса – это наука, а вместо этого нам навязывали идеологию, защищающую определённые интересы, а именно интересы финансового капитала. То же самое в Европе. Основы экономики здесь не затронуты, есть производственные мощности, наука, технология, интеллектуальные способности. Чего же не хватает? Не хватает общественной координации. А что является главным механизмом координации? Валюта. Почему Центральный европейский банк настаивает на сильной валюте? Потому что они защищают в первую очередь интересы финансового капитала. Они заинтересованы не в том, чтобы спасти экономику Греции и Кипра, а в том, чтобы были выплачены деньги частным банкам Германии и Франции. При этом они всегда оправдывают это красивыми словами вроде «ответственности», «субординации», «дисциплины». Но на самом деле, и это важно запомнить студентам экономических факультетов, экономика возникла как политическая наука, это была политическая экономика. Со временем, правда, чтобы почувствовать себя учёными, создать иллюзию аполитичного позитивистского подхода, экономисты даже выдумали себе Нобелевскую премию по экономике, это были экономисты шведского Центрального банка. И они попытались превратить экономику в точную науку. Но это не так, более того, это ошибка. Экономика продолжает оставаться политической наукой. Экономические меры, которые принимает правительство, нужно рассматривать с точки зрения политического соотношения сил. Показателен пример Испании. Дело не в том, что у них нет жилья. Ведь в чём состоит цель экономики? В том, чтобы удовлетворять человеческие потребности. Так вот, не то, чтобы у них не хватало жилья. Дело в том, что, при всём моём уважении к Испании и к её правительству, из-за ужасной экономической политики семьи, которые нуждаются в жилье, оказались без крова, и наоборот, банки, которые в нём не нуждаются, владеют огромным количеством недвижимости. В чём причина такого отсутствия координации? В том, что защищаются интересы финансового капитала.

RТ: Мы заговорили об Испании. Именно туда совсем недавно уезжали многие эквадорцы в поисках работы. Но в последнее время ситуация изменилась. Мы много раз были в Эквадоре, и каждый раз встречали испанцев, которые живут там. Как вам кажется, возможно, обстановка меняется, и теперь Латинская Америка может стать «землёй обетованной» для европейцев?

КОРРЕА: Позвольте мне вернуться к предыдущей теме, я ещё не закончил. Так вот, основной способ восстановить рост и занятость населения в Европе заключается в проведении активной валютной политики. Это может вызвать небольшую инфляцию. А кому выгодна инфляция? Тому, кто владеет большим количеством ликвидных средств, а это финансовый сектор. То есть всё находится в зависимости от финансового сектора. И европейский кризис вовсе не является чем-то реальным, затрагивающим основы экономики. Это кризис координации. Главный механизм общественной координации - это валюта, которую они не хотят активно использовать и выдвигают на первый план интересы финансового сектора. Вот в чём истинная причина. И можно как угодно маскировать это с помощью красивых слов, с помощью якобы научного подхода и якобы технической точности. Но в реальности дело именно в этом. Защищаются интересы финансового капитала и частных европейских банков, и при этом не защищаются интересы простых граждан.

Что касается вашего последнего вопроса. Да, сейчас у нас наступило время новых надежд в Латинской Америке, но, конечно, не стоит переоценивать ситуацию. Латинская Америка развивается, бедность и неравенство сокращаются в некоторых странах, как, например, в Эквадоре. И сейчас наши иммигранты, теперь уже эмигранты, постепенно возвращаются в свою страну. И не только они, но также и многие граждане Европы, Испании, Италии приезжают в Эквадор в поисках лучших возможностей. Таким образом, конечно, Латинская Америка - территория больших возможностей. Но это не означает, что мы уже решили свои проблемы. Мы только приступили к этому, и необходимо продолжать двигаться в этом направлении. RТ: Возможно, то, что вы вернули Эквадору национальную гордость, и есть ваше главное достижение в качестве президента страны… КОРРЕА: Мы сумели добиться самого главного: победить безысходность. В 2007 году передо мной была полностью деморализованная, растерзанная страна, которая утратила чувство собственного достоинства. Нас убедили в том, что мы ни на что не годимся. После кризиса 1999 года у нас не стало даже национальной валюты, поскольку наша драгоценная «элита» пришла к выводу о том, что мы генетически стоим на более низкой ступени развития, чем другие страны, и по определению не можем иметь свою национальную валюту. Им даже в голову не приходило, что проблема на самом деле заключается в том, у кого в руках находится политическая, экономическая и информационная власть. Эта проблема была политической. В общем, это была деморализованная страна. Повторю ещё раз: мы очень далеки от того, чтобы сказать, что мы решили все наши проблемы, но сейчас у Эквадора есть надежда. Есть ощущение собственного достоинства, уверенность в себе. Нет ничего, чего мы не смогли бы добиться, и именно в этом состоит основное достижение гражданской революции. RТ: Вы сказали, что раньше эквадорцы считали себя людьми второго сорта. В то же время, американцы, которые, как вы сказали, считают себя высшей расой. Я говорю сейчас о выступлении Барака Обамы, в котором он заявил об исключительности США. В одном из своих интервью RТ вы сказали, что такие речи чрезвычайно опасны. Почему вы считаете их столь опасными? Вы не думаете, что американцы давно уже считают себя лучше других? КОРРЕА: Позвольте мне пояснить свою мысль. Одним из главных инструментов для того, чтобы ограничить народ Эквадора, для того, чтобы убедить нас, что хорошие дороги – это для других, как и электричество, хорошее образование, что всё это - для стран «первого» мира… пожалуй, главным инструментом для этого были средства массовой информации, которые с помощью такого рода тактики, осознанно или неосознанно, тормозили наше развитие. Они всегда считали себя выше добра и зла и полагали, что могут диктовать политическую повестку дня и т.д. Всё это преодолено. Что касается США… Я жил там, и я думаю, что да, американский народ – исключительный, как и народ России. Вспомним только огромную жертву русских во Второй мировой войне, ведь великим победителем в ней был Советский Союз. Такие города, как Москва и Санкт-Петербург, в котором я вчера побывал, названы городами-героями за их вклад в победу. 20 млн погибших! В США их было 500 тыс., потери Советского Союза в 40 раз больше. Я считаю, что любой народ в некотором смысле является исключительным. Проблема в том, что считать себя исключительным и поэтому вправе решать, что является добром, а что злом, чрезвычайно опасно. И я боюсь, что именно это часто происходит в случае США и находит свое отражение в их внешней политике. Они полагают, что они вправе решать, что хорошо, а что плохо, в то время как мы являемся частью многополярного, демократического мира, где живут по определённым нормам и правилам игры, а не по указке правительства, которое считает себя исключительным и выступает в роли мирового жандарма. И ещё при этом впадают в ужасные противоречия, такие, как массовый шпионаж, который был раскрыт недавно, или химическое оружие, которое было обнаружено в Панаме. RТ: Говоря о шпионаже, вы заявили, что надеетесь, что этому несправедливому мировому порядку скоро придёт конец. Каким вы видите мир, скажем, лет через 20? Думаете ли вы, что что-нибудь изменится? КОРРЕА: Эквадор не собирается менять этот несправедливый мировой порядок. Я думаю, что его изменят граждане развитых стран, как только поймут, что они тоже являются жертвами господства капитала. Они не поняли этого раньше, потому что плоды прогресса приносили пользу не только капиталу, но и людям. Но когда начинается кризис, эти ресурсы исчерпываются, и возникает политическая напряжённость. Например, сейчас европейцы поняли, откуда взялся кризис. Капитал хочет выйти сухим из воды, чтобы все тяготы легли на плечи простых граждан. Поэтому я надеюсь, что этому порядку, где капитал стоит выше интересов человека, придёт конец. Это происходит и в ведущих мировых державах, где всё также подчинено интересам капитала. Эквадор не пытается изменить сложившуюся ситуацию, но мы будем стараться защитить наш народ от несправедливого мирового порядка. Именно для этого необходима интеграция латиноамериканских стран. Объединившись, мы станем сильнее и получим большее международное влияние. Я настаиваю на том, что даже если мы не можем изменить существующий миропорядок - это очень сложно для Латинской Америки, мы не обладаем достаточным влиянием, - мы обязаны защитить наши народы от произвола этого мироустройства, который является не только несправедливым, но аморальным, и при котором всё подчинено интересам капитала. RТ: Эквадор активно участвует в организациях по интеграции Латинской Америки, таких, как UNASUR, Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна. После происшествия с самолётом Эво Моралеса думаю, что связи между странами континента стали крепче. Что вы можете сказать по этому поводу? КОРРЕА: Что касается случая с Эво Моралесом, скажу честно, это было ужасно. Не думаю, что это объединило нас ещё сильнее. На самом деле эта встреча UNASUR произошла стихийно. Некоторые страны отказались принять участие во встрече, касающейся столь серьёзного правонарушения. Жизнь главы латиноамериканского государства была поставлена под угрозу, были попраны все международные нормы, свобода воздушного пространства и т.д. В UNASUR решения принимаются с общего согласия, и это стало своего рода ловушкой, потому что для созыва внеочередного совещания также требуется общее решение. Две страны выступили против. Так что не будем обманываться. Я думаю, что многие президенты прореагировали очень быстро, но согласия, требующегося в данной ситуации, не было. И это отражает нечто более глубокое и серьёзное. Это контрнаступление консервативных сил в регионе. В начале века из-за беспечности правых и консервативных движений появились прогрессивные правительства в Венесуэле, Боливии, Аргентине, Никарагуа, Эквадоре, Парагвае, Уругвае и даже в Чили. Но эти международные правые силы, властные структуры, господствующие страны, отнюдь не глупцы, поняли, что Латинская Америка переживает смену эпох, и подготовили свой ответ. Это Тихоокеанский альянс - привычный диктат и запрет свободной торговли. Мы ищем новые рынки, ищем потребителей, мы не преследуем граждан по политическим мотивам. Но в Латинской Америке наблюдается контрнаступление консервативных сил.

RТ: Господин президент, вы упомянули дело «Шеврон-Тексако», компании, которая нанесла колоссальный вред окружающей среде вашей страны. Вы сами недавно посетили Лаго-Агрио, чтобы изучить ситуацию и привлечь к ней внимание. Но здесь кроется новая угроза. «Шеврон» подал в международный суд иск на Эквадор с требованием, чтобы ваша страна выплатила компенсацию, установленную судом по этому делу. Но в действительности это «Шеврон» должен был выплатить Эквадору $19 млрд. Возможно, это такой новый способ разорить страну, сделать её банкротом?

КОРРЕА: То, что «Шеврон» натворил в Эквадоре, хорошо видно. Достаточно опустить руку в грязную лужу. На руке вы увидите гудрон, и это сегодня, 20 лет спустя после того, как нефтяная компания «Тексако» перестала работать в Эквадоре. Они проиграли суд в Эквадоре. Надо сказать, что жители Амазонии хотели провести суд в Нью-Йорке. «Шеврон» в течение десяти лет добивался, чтобы слушания проходили не в Нью-Йорке, а в Эквадоре, и настаивали, что суд Эквадора обладает достаточными полномочиями для этого. Они не смогли подкупить суд Эквадора и проиграли, а теперь они говорят прямо противоположное. Но дело не только в этом. Они проиграли суд по частному иску и подали жалобу на Эквадор в арбитражный суд в Гааге, ссылаясь на постановления Комиссии ООН по международной торговле. Договор с США о взаимной защите инвестиций, на котором основывается иск, поданный «Шевроном» в Гаагский суд, датирован 1997 годом. То есть они распространяют действие соглашения на период, предшествующий его заключению. Это просто бессовестно.

RТ: Команда RТ также посетила Лаго-Агрио, где сняла фильм «Осквернённая земля», рассказывающий о деле «Шеврон». Наши зрители могут увидеть его на нашей странице в интернете по адресу ACTUALIDAD.RT.COM

КОРРЕА: Дело в том, что это просто невозможно скрыть. Достаточно отправиться в сельву и послушать простых жителей. Найдите место, где работал «Шеврон», в то время «Тексако», опустите руку, и вы увидите мусор, который оставила после себя эта компания. Работал ли там «Петроэквадор»? Никогда! Это невозможно скрыть. Но несмотря на неопровержимость доказательств, эти люди считают, что при помощи своих миллионов, своей власти, своего влияния в СМИ, подкупленных судей в США, лобби в конгрессе они могут безнаказанно унижать достоинство страны, пусть маленькой, но обладающей самоуважением и суверенитетом. Мир должен знать об этом.

RТ: Господин президент, давайте перейдём к вопросу о Ясуни, где Эквадор хочет вести добычу нефти. Как вы добились поддержки жителей Амазонии и членов парламента? Этот проект пользуется большой поддержкой, несмотря на полемику, которая велась в прессе

КОРРЕА: Вы знаете, пресса, которая существует в Эквадоре и в Латинской Америке в целом, - самая низкокачественная и коррумпированная в мире. Пресса вмешивается во всё, включая проблему Ясуни. Если завтра будет встреча с молодёжью или мы будем оценивать работу университетов, пресса вмешается и в это. Это капиталистическая пресса, которая взяла на себя роль политических партий и находится в оппозиции к правительству. Таким образом, коммерческие организации обеспечивают право на информацию. Получается такое противоречие: коммерческие организации и право. Ясуни было тяжелейшим решением. Мы думали, что международные организации возьмут на себя ответственность за то, чтобы парк, национальный резерв Эквадора, который отличается огромным биоразнообразием, остался нетронутым. Даже не столько сам парк, сколько его запасы нефти, которые оценивают в 800 млн баррелей. Мы говорили: «Оставим всё это на месте», и это означало миллиардные убытки для Эквадора. Мы говорили: «Разделите с нами ответственность хотя бы наполовину». А они не взяли на себя практически никакой ответственности. Мы всегда говорили о том, что мы будем добывать нефть с соблюдением всех экологических и социальных норм. После того, как это решение было обнародовано, большинство граждан нас поддержали. Мы заручились поддержкой подавляющего большинства Национальной ассамблеи и нашей партии. Таким образом, мы начнём добычу нефти.

RТ: Господин президент, осталось обсудить такой важный вопрос, который мы уже затрагивали в течение сегодняшнего интервью, касающийся шпионажа США. Многие страны Латинской Америки подверглись шпионажу, например Бразилия и Мексика. Недавно также стало известно, что аналогичная ситуация произошла с Ангелой Меркель. Тем не менее, мне кажется, что последствия для США не были столь тяжёлыми. Их союзники, включая ту же Германию, продолжают их поддерживать. Может быть, вы именно это имели в виду, говоря об империализме доллара. Это так?

КОРРЕА: Мне кажется, что задача XXI века заключается в том, чтобы найти, как сделать возможным контроль общества над капиталом. Недавно я прочитал, что ежегодный доход одного из богатейших людей Америки превысил $2 млрд, что составляет около $6 млн в день. Получается, за последние полчаса, пока длится это интервью, он заработал полмиллиона. Это невероятно. Таким образом, все эти страны (развитые) зависят от денежного капитала. Хотелось бы отметить, что раньше, когда на развитие технического прогресса тратились огромные деньги, всех всё устраивало. Но с началом кризиса денежных средств стало намного меньше, и политическая обстановка накалилась до предела. Это показало США, что они также находятся в зависимости от капитала. К вопросу о шпионаже я хотел бы отметить следующее. Сначала США говорили, что шпионаж необходим для борьбы с терроризмом. Не знаю, можно ли связать Ангелу Меркель с терроризмом. Я думаю, что стало ясно…

RТ: Это очень интересное наблюдение.

КОРРЕА: Стало ясно, что здесь преследуются экономические интересы транснациональных корпораций. Но если мы представим хотя бы на мгновение, что в шпионаже была замешана Венесуэла, Боливия, Куба, Россия, Эквадор или Аргентина, нас бы давно привлекли к ответственности в Гаагском суде, обозвав преступниками и диктаторами. В данной ситуации ничего подобного не произойдёт, так как, к сожалению, правосудие пока ещё неэффективно на международном уровне. Мы это наблюдаем на примере судебной тяжбы вокруг «Шеврон». Как говорится в изречении, которому уже более 2 тыс. лет: «Правосудие – это не что иное, как привилегия сильных мира сего». А США как раз и являются сильными мира сего.

RТ: Сегодня Джулиан Ассанж всё ещё находится в посольстве Эквадора в Лондоне, а Эдвард Сноуден живёт в России. Как будут, по вашему мнению, развиваться дальнейшие события? И что значит для вас поддержка, которую вам оказывает Россия, в этом столкновении интересов Эквадора и Великобритании?

КОРРЕА: Великобритания может дать Ассанжу разрешение на выезд из страны, что она изначально должна была сделать. Так бы поступили все латиноамериканские страны на её месте. И после этого именно нас называют отсталыми странами. Швеция могла бы направить прокурора допросить Ассанжа в Лондон, что разрешено шведским законом. Никто не собирался влиять на ход правосудия Швеции. Можно было бы допросить Ассанжа с помощью видеоконференции. В принципе, эту ситуацию можно было бы разрешить завтра же, если бы этого захотели Великобритания и Швеция. Таким образом, всё находится в их руках. Мы сделали всё от нас зависящее так, как считаем нужным, не спрашивая ни у кого совета, но при этом с соблюдением всех соответствующих норм международного права и прав человека. Господин Ассанж имеет право попросить политическое убежище, а мы имеем право его предоставить тому, кому считаем нужным. Но на данном этапе всё решают Европа, Великобритания и Швеция.

RТ: Недавно сборная Эквадора прошла квалификацию для участия в Кубке мира. Мы могли наблюдать, как вы поддерживали вашу сборную на трибунах. Каков ваш прогноз на будущее?

КОРРЕА: Футбол – это национальное увлечение.

RТ: И ваше личное тоже.

КОРРЕА: Да, и моё личное. Мне очень нравится футбол, и я это всячески демонстрирую. Думаю, у нас – сильная сборная, но есть обстоятельства, которые нам не способствовали. Во-первых, Эквадор мог бы победить в большем количестве матчей, но нам не везло с судьями. Во-вторых, неожиданная смерть нашего бомбардира Чучо Бенитеса, у которого возникли проблемы с сердцем. Он скончался очень молодым. Это не лучшим образом отразилось на сборной, которая очень переживала. И всё-таки Эквадор смог пройти классификацию, чем порадовал всю страну. Я думаю, наша сборная на многое способна. Надеюсь, что нам удастся выйти в четверть-финал и у нас всё удачно сложится на Чемпионате мира-2014 в Бразилии.

RТ: Желаю им удачи. Господин президент, спасибо вам большое за это интервью.

КОРРЕА: Не за что. Спасибо вам и вашей стране за то, что вы нас всегда так тепло принимаете. Приезжайте в Латинскую Америку и в Эквадор. Это замечательная страна.

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал