Преступники и праведники великой войны: без срока давности

Вторая мировая война, самая кровопролитная в истории человечества, закончилась 68 лет назад. Её участников остаётся всё меньше. Этим старикам далеко за 80. Глядя на них невозможно сказать наверняка — какую форму они тогда носили и на чьей стороне сражались. Кто-то с гордостью раз в год надевает военные награды, а кто-то изо всех сил старается забыть то время.
Преступники и праведники великой войны: без срока давности

Шандор Кепиро В дом на улице Лео Франкель в самом в центре Будапешта можно попасть только по предварительному приглашению. На фасаде нет никакой информации о том, кто здесь живет. Хозяин квартиры Шандор Кепиро устал от повышенного внимания. Почти три года бывший венгерский офицер жандармерии живёт как в осаде. После того, как имя Кепиро попало в список самых разыскиваемых нацистских преступников, он старается лишний раз не выходить из дома.

Шандор Кепиро руководил массовыми расстрелами евреев в январе 1942 года. Вместе со своей командой он несёт ответственность за гибель более 1 тыс. человек. Жандармы были безжалостными: именно они были настроены против евреев.

В венгерской прокуратуре вину Шандора Кепиро не считают доказанной. В надзорном ведомстве заявляют, что нужно выстроить логическую цепочку, которая могла бы доказать преступления Кепиро. Это займёт довольно много времени.

Адвокат Шандора Кепиро доктор Золт Зетений считает, что в настоящее время в деле его подзащитного сложилась патовая ситуация: планов отправить за решётку старика ни у кого нет, но и оправдательный приговор — не в интересах венгерского правосудия. Так что, по всей видимости, дело затягивают, просто дожидаясь, когда Кепиро сам умрёт, и проблема исчезнет автоматически.

Между тем, Шандор Кепиро готовится отметить своё 96-летие. Несмотря на слабое здоровье, о смерти он не думает. По его словам, залог долголетия — чистая совесть.

Рафи Эйтан В 1958 году, когда израильтяне выяснили, где находится на то время самый разыскиваемый нацист — Адольф Эйхман — агенты израильских спецслужб решили действовать. Всё началось с одного письма. Пожилой еврей, живущий в Аргентине, сообщил, что его дочь встречается с молодым человеком по фамилии Эйхман.

Рафи Эйтан, бывший министр и депутат израильского парламента, руководил операцией по поимке нациста. В начале 1960 года израильским агентам было крайне важно установить — действительно ли в маленьком доме в пригороде Буэнос-Айреса живёт человек, поставивший на поток уничтожение евреев в годы войны. В Южную Америку отправили сотрудника, который сфотографировал Риккардо Климента (под таким именем Эйхман жил в Аргентине). Оставалось только сравнить новое фото с прежними изображениями так называемого «архитектора Холокоста». Эйтан был уверен, что Рикардо Клемент и Эйхман — это одно и то же лицо.

11 мая 1960 года израильские агенты подкараулив Эйхмана в пригороде Буэнос-Айреса, затолкали в машину и доставили на одну из конспиративных квартир. До вылета самолёта с израильскими дипломатами, в котором тайно должны были вывести Эйхмана, оставалось 9 дней. Всё это время Рафи Эйтан допрашивал бывшего нацистского главаря.

Наконец, человек, поставивший на поток уничтожение людей в годы Второй мировой, предстал перед израильским судом. Эйхман охотно сотрудничал с израильским правосудием, он в деталях рассказывал о депортации и уничтожении евреев.

Во время процесса были предприняты беспрецедентные меры безопасности: подсудимый всё время находился за пуленепробиваемым стеклом. Были серьёзные опасения, что кто-то из жертв Холокоста или их родственников попытается убить подсудимого. В итоге суд вынес ожидаемый приговор: за преступления против человечности Адольф Эйхман был приговорён к смертной казни. Его жизнь закончилась в тюрьме города Рамле, в пригороде Тель-Авива.

Фёдор Михальченко Когда Фёдор Михальченко попал в Бухенвальд, ему было всего 17 лет. Впрочем, он был далеко не самым юным обитателем концлагеря. В его бараке жил самый маленький узник — польский еврей Юрчик, которому тогда было шесть лет. Сын польского раввина, оставшийся совершенно один в лагере смерти, вряд ли прожил бы в Бухенвальде дольше пары недель. Но Фёдор и его товарищи по бараку решили спасти мальчика. Старшие товарищи выполняли за него работу, делали игрушки и кормили.

Несмотря на то, что после войны Фёдор Михальченко был активным членом организации бывших узников концлагерей, он даже не догадывался, кем стал тот маленький еврей, с которым они расстались сразу же после освобождения из Бухенвальда. Между тем, Меир Лау, а именно так звали Юрчика, стал главным раввином Израиля.

Всё это время Михальченко думал, что спасённый им мальчик давно забыл о нём. Однако он ошибался. В 1993 году Михальченко умер от рака, а через год раввин нашел адрес его дочери. Стараниями Меир Лау, имя спасшего его Фёдора Михальченко попало в списки Праведников Народов Мира на мемориале Яд-Вашем. Фёдор из Ростова стал ещё одним из тех, кого в Израиле считают героями за то, что они спасали евреев в годы Холокоста.

Николай Киселёв В 1943 году немцы пришли в зажиточный белорусский город Долгинов. Там жили 5 тыс. евреев. В центре города нацисты обозначили периметр гетто колючей проволокой. Они составили план и разделили процесс на три стадии. В течение всего времени оккупации города немцы убивали евреев везде, где могли найти.

Леону Рубину в то время едва исполнилось 7 лет. Три дня расстрелов он с семьёй прятался под полом в одном из домов города. Местные жители понимали, что немцы не остановятся до тех пор, пока не уничтожат всех евреев. Несмотря на колючую проволоку, которой было обнесено гетто, некоторым удавалось выбраться из Долгинова. Они уходили в леса, к партизанам. К августу 1942 года партизанский отряд под командованием Николая Киселёва пополнился двумя сотнями бежавших.

Семья Леона Рубина тоже прибилась к отряду партизан. Вместе с командиром отряд насчитывал 20 вооружённых партизан и ещё примерно 270 женщин, детей и стариков. Партизаны прошли около 1,5 тыс. км, пробиваясь к советским войскам. Несмотря на все предосторожности, несколько раз немцы обнаруживали группу. Однажды отряд буквально столкнулся с нацистским патрулём, но смог уйти, отстреливаясь. Позже в шутку партизана Николая Киселёва, командовавшего рейдом, спасённые евреи назовут Долгиновским Моисеем.

Леон Рубин оказался одним из выживших евреев города Долгинова. Он добился нанесения имени белорусского партизана на мемориал.

Нацисты, дожившие до XXI века

В последние годы суды над военными преступниками приковывают повышенное внимание. Один из самых громких процессов — дело Ивана Демьянюка. Он был охранником в нескольких концлагерях и по версии обвинения причастен к гибели почти 30 тыс. евреев.

Ещё одно нашумевшее дело — судебный процесс над офицером вермахта Йозефом Шунграбером, который последние годы своей жизни проведёт в тюрьме. Судом была доказана его вина в убийстве 14 мирных итальянцев в 1944 году.

Эти процессы называют «судами последнего шанса», многих виновных в военных преступлениях уже нет в живых, поэтому на каждом процессе обвинители настаивают на максимально строгом приговоре, невзирая на возраст подсудимых.

Полная история в документальном фильме на канале RT.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал