Замминистра обороны в интервью RT: Россия не допустит распространения метастаз терроризма в СНГ

Заместитель министра обороны Российской Федерации. Анатолий Антонов посетил студию RT и рассказал о предстоящей Московской конференции по международной безопасности, о задачах, которые стоят перед военными всех стран. По словам Антонова, это в первую очередь консолидация для борьбы с терроризмом. Замминистра обороны также отметил, что первостепенной задачей ВС РФ является недопущение распространения терроризма на пространство СНГ.
  • RT

RT: Скажите нам, пожалуйста, кто в этот раз оказался в числе приглашенных на пятую по счёту конференцию по международной безопасности и что изменилось по сравнению с прошлыми форумами, которые проводило Министерство обороны?

Анатолий Антонов: Вот уже пятый год подряд мы собираем в Москве на площадке Министерства обороны руководителей оборонных ведомств различных государств, видных общественных и политических деятелей, неправительственных экспертов, где мы обсуждаем наиболее актуальные вопросы войны и мира, развития международного военного сотрудничества. Каждый год мы пытаемся выбрать наиболее острую тему, которая сегодня будоражит мир, от решения которой зависит жизнь простых людей и благосостояние каждого государства. На нашу конференцию в этом году мы пригласили около 100 стран. На сегодняшний день нам подтвердили участие представители 80 стран, 3 вице-премьера, около 20 министров обороны различных государств, 15 начальников генеральных штабов, различного рода официальные делегации военных ведомств. В общей сложности мы ожидаем около 500 гостей, и уже 300 журналистов зарегистрировались, аккредитовались при нашем пресс-центре, которые будут готовы вести постоянные трансляции о том, что происходит на этой конференции.

Важно то, что в этом году на нашей конференции будет 10 представителей международных организаций, 2 заместителя генерального секретаря Организации Объединенных Наций, руководство ОБСЕ, Международного Комитета Красного Креста, разумеется, наши коллеги из руководства СНГ, ОДКБ, Лиги Арабских Государств. В общем, как вы видите, представленность будет достаточно высокая.

RT: Да, действительно, это так. И плюс ко всему повестка данной конференции достаточно насыщенная, то есть. много очень вопросов, которые на ней должны будут решиться. А вот скажите, пожалуйста, что касается докладчиков, — известно ли, кто уже выступит с какими-то ключевыми, основными докладами?

А.А.: Разумеется, я думаю, что вы меня правильно поймёте, мы целый год готовимся к этому мероприятию. Это одно из ключевых мероприятий международного блока Министерства обороны. Могу сказать, что в начале нашей конференции выступит министр обороны Российской Федерации, генерал армии Сергей Кужугетович Шойгу, министр иностранных дел Сергей Лавров. К нам придёт в гости и выступит директор Федеральной Службы Безопасности Александр Васильевич Бортников. Будут приветствия от генерального секретаря Организации Объединенных Наций. Ну и, разумеется, в рамках пленарных заседаний, которых будет четыре, будут выступать все министры обороны, руководители военных ведомств различного уровня.

RT: То есть ключевые фигуры Российской Федерации. Анатолий Иванович, вот скажите, пожалуйста, это уже пятая конференция, и тема данной конференции — это борьба с международным терроризмом. Что в данном случае может предложить Россия, какие пути решения данной проблемы? Может быть, есть какие-то рецепты, которые Ваше ведомство может предложить на площадке данной конференции?

А.А.: В прошлом году после четвертой сессии мы долго думали, что могло бы быть в этом году в центре дискуссии. И жизнь подтвердила правильность нашего выбора. Вспомните хотя бы террористические атаки в Европе, посмотрите, что творится сегодня на Ближнем Востоке. Не забывайте, пожалуйста, о ситуации в Афганистане, на южных границах Организации Договора Коллективной Безопасности. Мы видим попытки террористов найти дополнительный плацдарм и в Центральной Азии, и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Нам показалось ещё год тому назад, что проблема международного терроризма должна быть в центре всех дискуссий. И мне кажется, на сегодняшний день нет более актуальной проблемы для того, чтобы международное сообщество объединилось вместе в борьбе с этим злом. Вот почему мы решили выбрать проблематику международного терроризма для нашей конференции. Причем, хотел бы подчеркнуть, что вот эта проблема будет проходить красной нитью по всем пленарным заседаниям, независимо от названия этих пленарных заседаний: будь то «проблематика Азиатско-Тихоокеанского региона», или же «ситуация в Европе», или же «ситуация на Ближнем Востоке и в Центральной Азии».

RT: Как мы видим, на данный момент в мире очень много очагов нестабильности и очень важно, как Вы сказали, консолидировано подходить к вопросам международной безопасности. А вот есть ли что-то, на Ваш взгляд, что мешает такой всеобщей консолидации усилий?

А.А.: Я хотел бы как бы продолжить ответ на предыдущий ваш вопрос и сказать, в принципе, что мы предлагаем, что мы хотим. На мой взгляд, настал вопрос (момент. – RT) задать этот вопрос всем: сколько ещё слёз надо, сколько надо смертей для того, чтобы все поняли о необходимости объединения общих усилий в борьбе с этим международным злом? На 70-ой сессии, генеральной сессии Ассамблеи ООН наш президент, Владимир Владимирович Путин, выдвинул чёткую, ясную, понятную инициативу о создании широкого фронта борьбы против терроризма, основанного на международном праве, на положениях Организации Объединенных Наций. Разумеется, при учёте интересов культуры того региона, где терроризм наиболее сегодня прорастает. И, конечно же, все действия должны осуществляться с согласия тех стран, того региона… того или иного… Ну, в данном случае я говорю про Ближний Восток, где наиболее сегодня остро стоит борьба с международным терроризмом. Что сегодня мешает? Мне кажется, что сегодня мешают политические амбиции, узконациональные интересы ряда государств, которые, я твердо убеждён, прекрасно понимают, что в одиночку справиться с этим злом невозможно. Нельзя сегодня создать никакие «островки безопасности», думая о том, что «я живу за океаном, и меня, к примеру, не затронет это зло». Ничего подобного. Мы видим ситуацию, допустим, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, мы видим, как группировки ИГИЛ проникают в этот регион и создают ячейки, в том числе, думая о создании своего рода халифатов на этой территории. Мы твёрдо убеждены, что только объединив все усилия… Может быть, кстати говоря, как говорил наш президент, как это было во время Второй мировой войны, когда был антигитлеровский фронт борьбы с этой угрозой. Может быть, сегодня настало время для того, чтобы отбросить политические амбиции, узконациональные интересы, сесть за стол и договориться об общих и понятных задачах в борьбе с этим международным злом.

RT: Другими словами, только вместе, только единым фронтом можно победить данную угрозу. Ну, раз уж мы затронули тему Ближнего Востока, давайте поговорим о Сирии. Операция наших вооруженных сил в этой стране перешла на новый этап. И в чём сегодня вы видите главную задачу российского военного контингента в этой стране?

А.А.: Напомню, что главной задачей сегодня, которая стоит перед Вооруженными Силами Российской Федерации — равно которая была до решения нашего президента о выводе части войск — это было остановить терроризм, не допустить распространение терроризма на территорию России, не допустить метастаз этого зла на пространство Содружества Независимых Государств и, в первую очередь, стран-участников Договора о Коллективной Безопасности. За это время, за время нашей операции, было сделано достаточно много: нанесён серьёзный удар по терроризму, уничтожены многие схроны оружия, уничтожены боевики, штабы, различного рода группировки; нанесён удар по финансовым источникам терроризма. Все прекрасно знают, откуда террористы берут деньги — это незаконная продажа нефти. Все знают, как идёт контрабанда ворованной нефти из Сирии, куда эти деньги попадают. Но, к сожалению, далеко не все государства поддерживают наши усилия в этой области. Что сегодня произошло после того, как российский президент принял решение о выводе части вооружённых сил из Сирии? Во-первых, мы продолжаем борьбу с ИГ и «Фронтом ан-Нусра», а также другими террористическими организациями, которые определил Совет Безопасности Организации Объединенных Наций. С другой стороны, сегодня новый момент в жизни самой Сирии, разумеется, и в деятельности вооружённых сил. Мы оказываем помощь сегодня в развитии того политического процесса, который был начат с момента — я возьму в кавычках слово — «замирения», которое мы сегодня наблюдаем в Сирии. Ситуация очень хрупкая, очень шаткая. Я считаю, что не только Россия, но и все другие страны должны сделать максимум на то, чтобы этот мир, хрупкий мир, он был укреплён и с тем, чтобы никто бы не смог бы его подорвать. Поэтому кроме борьбы сегодня, продолжения борьбы с международным терроризмом мы оказываем содействие и в нормализации жизни сегодня в Сирии. Ну во-первых, за последнее время около 700 тонн грузов гуманитарной помощи доставлены Вооруженными Силами Российской Федерации. Это самые простые предметы, необходимые для жизни любого гражданина Сирии. Вы, наверное, вспомните кадры по телевидению, когда наши офицеры, солдаты раздают вот эту гуманитарную помощь детям, старикам, женщинам — жителям Сирии. То, что произошло в Пальмире, я считаю, освобождение Пальмиры — это переломный момент операции в Сирии. И сегодня наши инженерные войска приступили к разминированию этого достояния всего человечества. Кстати говоря, я считаю, что задача по разминированию, она столь огромна сегодня в Сирии, что было бы правильно, если бы международное сообщество предложило свои услуги и подключилось бы к деятельности вооруженных сил Российской Федерации. Мы обратились уже в Организацию Объединенных Наций, мы обратились в специализированные организации-структуры этой организации, обратились в специализированные центры по разминированию с предложением подключиться к деятельности вооруженных сил по разминированию в этой стране. А если вы вспомните недавние кадры по телевидению, то вы увидите, как наши военнослужащие организуют выпечку хлеба. То есть мы делаем все для того, чтобы жизнь сегодня в Сирии была легче для простых граждан, для того, чтобы все почувствовали, вздохнули, получили бы глоточек вот этого перемирия и ощутили на себе. Хватит воевать, надо строить новую Сирию.

RT:Конечно, как мы видим, роль России велика в восстановлении мирной жизни, и действительно народ Сирии - многострадальный, и мы видим, что роль нашего государства в восстановлении и противодействии терроризму здесь трудно переоценить - она действительно огромна. Анатолий Иванович, Вы говорили о том, что действительно международное сообщество должно быть подключено к решению ключевых задач в том, чтобы гасить эти очаги насилия во всем мире, в частности, на Ближнем Востоке. И, говоря об этом, конечно, здесь нельзя не упомянуть о взаимоотношениях двух стран - России и Соединенных Штатов, с Западом также в частности. Вот многие говорят, что есть некий дефицит доверия между Россией и Западом. Вот как Вы в Вашем ведомстве ощущаете этот дефицит доверия?

А.А.: Попытаюсь ответить сначала на первую часть Вашего вопроса - о взаимоотношениях с Соединенными Штатами Америки. Мы установили хорошие рабочие отношения с Соединенными Штатами Америки, работая в Сирии в борьбе с терроризмом. У нас существуют договорённости - определенные договорённости по взаимодействию в воздухе. Мы находимся в тесном контакте с военными Соединенных Штатов Америки. В принципе, сотрудничество идёт, взаимодействие налажено. Сказав это, я не могу не напомнить всем о том, что Россия и Соёдиненные Штаты Америки являются постоянными членами Совета Безопасности, и в соответствии со статутом ООН несут особую ответственность за международный мир и безопасность. Могу сказать, что нам намного больше по плечу того, что мы сегодня делаем вместе. Я хочу сказать, что мы к взаимодействию с Соединенными Штатами Америки в области борьбы с терроризмом, равно как и в противодействии другим новым вызовам и угрозам, готовы. Слово сегодня за Вашингтоном, насколько он готов идти дальше.

Что касается недостатка доверия, о котором Вы упомянули, да, это действительно так. После известных событий на Украине страны НАТО, страны Европейского Союза заморозили военное сотрудничество с Российской Федерацией. Не мы были инициаторами этого процесса. Сегодня против Российской Федерации по существу развязана информационная война. Ведь докатилось буквально в своей фразеологии руководство НАТО до абсурда: сегодня говорят о том, что Россия находится «на пороге НАТО»: это мы придвинулись к НАТО, а не НАТО к нам. Мне очень жаль, что все хорошее, что было с таким трудом наработано со странами НАТО в военной области, в том числе и в контексте борьбы с терроризмом, и по Афганистану, было выброшено сегодня и забыто очень просто. Сегодня нам говорят, что «мы не против диалога с Российской Федерацией, но будем разговаривать с позиции силы». Порою, читая высказывания руководства Североатлантического Альянса, мне кажется, что в отношении нас опять пытаются использовать прежнюю схему разговора старшего с младшим, и даже приходит мне такое сравнение в голову: как будто бы нерадивого ученика вызывают в школе к доске и требуют, и ругают его за невыполненные задания.

RT: Ну то есть по-прежнему такая риторика - очень жёсткая и снисходительная.

А.А.: Это раз. Но при этом по периметру западных границ Российской Федерации происходит наращивание военного потенциала. Реализуются столь опасные планы в области противоракетной обороны. Растут финансовые затраты стран НАТО на оборону. Я хочу сказать, что все мы это видим, мы отмечаем и принимаем соответствующие военно-технические меры. Но я хотел бы подчеркнуть - мы выступаем против гонки вооружений, кто бы нам её как бы ни навязывал. И ещё один момент. Мы не противники восстановления отношений со странами НАТО и европейскими государствами в военной области. Но эти отношения - если и когда будут восстанавливаться, могут существовать только на основе равноправия, взаимоуважительного диалога и - ещё раз повторю это слово - уважительного отношения и признания интересов каждой из сторон этого диалога.

RT: Понятно. Вот как Вы и сказали и вот нарисовали такую картину, контекст взаимоотношений непростой, непросто ведутся диалоги, и находить какие-то, наверно, точки соприкосновения не так просто ввиду тех факторов, которые Вы упомянули. Но вот недавно в Россию приезжал госсекретарь США Джон Керри, и Вы участвовали в этих переговорах. Вот скажите, вот было ли у Вас какое-то ощущение, что все-таки, несмотря на сложность контекста, который сейчас существует, есть какая-то перспектива, есть свет в конце тоннеля, и возможно восстановить вот это военное сотрудничество между Россией и Западом?

А.А.: После достаточно долгого перерыва мне посчастливилось участвовать в переговорах Сергея Викторовича Лаврова с г-ном Керри. Я Вам могу сказать, что результаты этого диалога вселяют определённый оптимизм. Я ушёл в хорошем настроении после этого диалога. Много было проблем обсуждено. Разумеется, у нас есть разногласия. Разумеется, мы - разные государства, и у каждого государства есть свои национальные интересы. Но я твердо убежден, если объединить усилия Соединенных Штатов Америки и России в отражении угроз и для Соединенных Штатов Америки, и для России, мы добьёмся достаточно многого. Я мог бы Вам привести тысячу примеров того, как укреплялся мир и безопасность, когда Соединенные Штаты Америки и Россия работали вместе.

RT: Ну и вот возвращаясь к конференции - с чего мы начали наш разговор сегодня - вот на протяжении наверно последних трёх лет в повестке дня Московской конференции так или иначе присутствует тематика «цветных революций». Скажите, пожалуйста, почему Министерство обороны уделяет этому вопросу такое пристальное внимание, и какие, может быть, страны, на Ваш взгляд, являются сейчас в зоне риска?

А.А.: Помните красивое выражение – «арабская весна»?

RT:Да-да.

А.А.: Мы так позитивно смотрели на это событие и потом только поняли, к чему привело бесконтрольное, бездумное вмешательство во внутренние дела и попытки демократическими - псевдо-демократическими методами навязать другим государствам свое мышление без учёта культурных, исторических ценностей того или иного региона. Я говорю, опять возвращаясь к Ближнему Востоку. Посмотрите, некоторые государства практически там развалились, а другие чуть не потеряли свою государственность. Нельзя не сказать, к примеру, - привести пример по Ливии. Это государство - трудно дать сегодня ответ, существует-не существует или что произойдёт с этим государством дальше. По некоторым данным, сегодня буквально готовясь к этому эфиру, я посмотрел средства массовой информации и вдруг обнаружил, что на территории Ливии по некоторым данным уже скопилось 6 тыс. боевиков, которые неизвестно, куда направятся, и что будут делать. То есть возникает новый очаг напряжённости, и это является результатом как раз «цветной революции». Вспомните «цветную революцию» в Грузии. Ну и, конечно же, очень печальная, трагичная ситуация на Украине, когда в результате вот этой «цветной революции» произошла смена не только правительства, но и в принципе направления деятельности, жизни целого государства. Почему это нас волнует? Да очень просто. Мы не заинтересованы в появлении очагов нестабильности по периметру российских границ. Мы заинтересованы в том, чтобы вокруг России находились стабильные процветающие государства. Чем лучше жизнь в них, тем спокойнее и в большей безопасности Российское государство.

RT:Безусловно, и, конечно, вначале та эйфория сменилась неопределенностью и, можно сказать, неким очагом напряженности вот в тех странах...

А.А.: Вот положительным моментом, кстати говоря, в этом контексте, может служить ситуация в Египте. Там вооружённые силы не допустили сползания ситуации к кризису и не допустили развала государства, когда там началась «цветная революция». Я считаю, что и этот опыт, и то, что у нас есть на Ближнем Востоке, ну и печальный опыт в Грузии, печальный опыт в Украине должен быть изучен и сделаны правильные выводы для государств.

RT:и не допустить ошибки, которые были совершены тогда..

А.А.: Разумеется.

RT:Анатолий Иванович, у нас очень мало остаётся времени, и в ту оставшуюся пару-тройку минут, что у нас есть, скажите нам, пожалуйста, что же Вы ждёте от этой конференции? Каких задач и, может быть, в чем Вы видите критерии её успешности?

А.А.: Вы знаете, в прежние годы, когда я ещё работал в Министерстве иностранных дел, очень часто критиковали Министерство обороны: это закрытое ведомство, российские генералы не хотят говорить. И вот удалось за последние пять лет открыть двери Министерства обороны, предложить себя и сказать: «Приезжайте к нам, рассказывайте о своих проблемах, и мы расскажем вам, как мы видим мир, как мы видим международное военное сотрудничество». Для нас очень важно, что с каждым годом количество делегатов растёт. Качество делегаций улучшается, авторитет Московской конференции растет. Мы ищем, пытаемся нащупать, наверное, так, ответы на вот эти острые вопросы международной безопасности. И еще один момент - на полях нашей конференции проходит множество встреч руководства Министерства обороны. У нашего министра их будет около десятка.

RT:Безусловно. То есть, как мы видим, - и высокий статус, и, что очень важно и немаловажно в данном контексте - открытость данной платформы и возможность обсудить насущные и горячие вопросы, которые волнуют не только Россию, но и все страны мира. Спасибо Вам большое, Анатолий Иванович, за то, что Вы к нам пришли. У нас в студии был заместитель министра обороны Российской Федерации Анатолий Иванович Антонов.

А.А.: Спасибо.

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал