Мастер невозможного: каким в России запомнили Ганса-Дитриха Геншера

31 марта в возрасте 89 лет ушёл из жизни патриарх немецкой политики Ганс-Дитрих Геншер. В России его вспоминают как архитектора разрядки 1970-х, корифея «тихой дипломатии» и героя воссоединения Германии.
  • РИА Новости

Первый президент СССР Михаил Горбачёв назвал кончину Геншера «потерей для народа Германии, для Европы, для всех нас». «Ушёл политик мирового уровня, выдающийся государственный деятель, один из тех, кто совместными усилиями положил конец холодной войне. Говорят, что в политике друзей не бывает. Это неправда. Все последние годы Ганс-Дитрих был мне настоящим другом. И этого друга я потерял. Мои искренние соболезнования Барбаре Геншер, всей его семье, его друзьям и близким», — сказал Михаил Горбачёв «Интерфаксу». Он отметил, что Ганс-Дитрих Геншер «был едва ли не первым из западных политиков, призвавших всерьёз отнестись к Перестройке, начатой в Советском Союзе». «В последние годы мы не раз встречались, постоянно созванивались по телефону и переписывались. Мы обдумывали важный проект — как мы вместе с другими ветеранами мировой политики можем помочь нынешнему поколению использовать наш опыт преодоления кризисов, восстановления доверия», — рассказал Горбачёв. «Он был профессиональным политиком и в то же время незаурядной личностью. В 1972 году он предложил себя в заложники взамен израильских спортсменов, захваченных террористами во время Мюнхенской олимпиады. И позднее не раз действовал решительно и смело», — сказал Горбачёв.

Михаил Горбачёв и Ганс-Дитрих Геншер. фото: (c) РИА Новости

Политический обозреватель телекомпании НТВ Владимир Кондратьев познакомился с Геншером в середине 1980-х, когда приехал в Бонн заведовать корпунктом советского Гостелерадио. «За свою журналистскую карьеру я много раз брал интервью у господина Геншера, это был очень доступный для репортёров человек, — рассказал Кондратьев RT. — Когда летом 1989-го граждане ГДР стали массово бежать через чешскую границу на Запад, именно Геншер договорился, чтобы власти ЧССР выпустили из страны беженцев, занявших немецкое посольство в Праге. Выступая перед ними в дипмиссии ФРГ, он успел лишь сказать: «Дорогие земляки, мы приехали к вам, чтобы сообщить, что ваш выезд…» Следующих слов больше никто не услышал, потому что они потонули в рёве восторга. Это был его звёздный час. Геншер всегда был моралистом, всегда ценил гуманное начало, был принципиальным противником кровопролития, жестокости. Его связывала тёплая, искренняя дружба с министром иностранных дел СССР Эдуардом Шеварднадзе, и это позволило ему достичь тех целей, которые ставила перед собой ФРГ в отношениях с Советским Союзом, не в укор то будет сказано бывшему главе советского МИДа. У него установились хорошие личные отношения и с Горбачёвым. Если канцлер Гельмут Коль мог в сердцах назвать советского лидера Геббельсом, то Геншер всегда исправлял эти ошибки и находил какой-то компромисс во всех решениях, что в конечном итоге и привело к мирному объединению Германии. В 2009 году, когда отмечалось 20-летие падения Берлинской стены, Геншер произносил речь на открытии в немецкой столице бюста Горбачёва. И я поразился, что, уже будучи в преклонном возрасте, патриарх немецкой дипломатии на протяжении 40 минут говорил не по бумажке, совершенно чётко, ни разу не сбившись. Это был высший класс. У него была отличная ораторская подготовка, глубокие знания в области науки, культуры, что в конечном итоге определяет успех дипломатии. Геншер был уникальным политиком, и его имя навечно неразрывно связано с решающим моментом в немецкой истории ХХ столетия — объединением Германии».

Германист, чрезвычайный и полномочный посол, ныне профессор МГИМО Владислав Терехов возглавлял дипмиссию СССР, а затем Российской Федерации в ФРГ в 1990—1997 годы. Он познакомился с Геншером ещё в начале 1970-х, когда тот занимал пост министра внутренних дел ФРГ. «Этот человек входил в четвёрки или пятёрку наиболее крупных политических деятелей ФРГ наряду с канцлерами Конрадом Аденауэром, Вилли Брандтом, Гельмутом Колем и Гельмутом Шмидтом, — отметил Терехов в беседе с RT. — Его профессиональная деятельность не ограничивалась внешней политикой, он был политик в широком смысле слова. В течение многих лет Геншер возглавлял Свободную демократическую партию, третью по величине в ФРГ в те времена, и как партийный деятель, как политический стратег пользовался большим авторитетом даже когда отошёл от руководства СвДПГ. На дипломатическом поприще он проявил себя как высокопрофессиональный, безупречно вежливый, чётко формулирующий свою позицию и всегда слегка ироничный переговорщик, в частности при работе над Заключительным актом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года. Когда требовалось добиваться большего, чем казалось возможным, Геншер проявлял очень большую настойчивость, в том числе в процессе выработки Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии 1990 года. Когда в Москву для подписания соглашения о механизме объединения двух германских государств уже съехались главы внешнеполитических ведомств ФРГ, ГДР, США, Франции и Великобритании, всё едва не сорвалось, потому что англичане в последний момент выдвинули новые предложения по тексту документа. Геншеру в течение ночи пришлось связываться и с американцами, и с британцами, и с французами и добиваться от них ослабления тех предложений, которые внесли англичане. Из-за этого переговоры затянулись и подписание было отложено на 2 часа, но он спас положение. Его роль в оформлении договорённостей об объединении ФРГ и ГДР несомненна. Он решил главный вопрос немецкой политики — добился воссоединения Германии».

Председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачёв назвал Ганса-Дитриха Геншера человеком-эпохой. Сенатор разместил на своей странице в Facebook фрагмент одного из последних интервью Геншера, в котором сосредоточено, по мнению сенатора, политическое завещание немецкого дипломата современным политикам. В этом фрагменте, в частности, говорится о том, как удалось преодолеть холодную войну и какую роль в этом процессе сыграли европейцы. «Нужно вновь начать говорить друг с другом, чтобы каждый мог честно сказать, чего мы хотели после окончания холодной войны. Мы хотели перенести границы Европы на восток или положить конец разделу Европы? Мы хотели именно последнего. Для этого с обеих сторон должны найтись люди, имеющие добрую волю», — процитировал экс-главу МИД ФРГ Косачёв.

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал