С широко закрытыми глазами: 6 просчётов бельгийских спецслужб

Террористические атаки в Брюсселе вызвали немало вопросов к силовым структурам Бельгии. Всё ли сделали спецслужбы королевства, чтобы предотвратить трагедию? И было ли у них для этого достаточно средств? RT пытается ответить на эти неудобные вопросы.
С широко закрытыми глазами: 6 просчётов бельгийских спецслужб

Аэропорт

Безопасность воздушной гавани — это аксиома. Но только не для . Международный аэропорт города не был оснащён элементарными средствами защиты. Отсутствие на входе рамок металлоискателей, сканеров и необъяснимо свободный доступ на территорию отмечался многими экспертами, а также российскими и иностранными туристами, посещавшими Брюссель.

«О какой безопасности можно говорить, если в главном аэропорте страны не были установлены средства досмотра и контроля доступа», — комментирует ситуацию президент Международной контртеррористической ассоциации Иосиф Линдер.

«В Брюсселе на входе проверки нет, и любой человек может войти в здание аэропорта и пронести что угодно. Электронными приборами проверяется только багаж. Я видела несколько военных, но не помню, чтобы видела полицейских в самом здании», — заявила Александра Садомцева, в первую неделю марта пользовавшаяся аэропортом Брюсселя.

Координация с соседями

Бельгийские силовики не смогли в должной мере воспользоваться помощью своих коллег. Казалось бы, перед лицом общей террористической угрозы спецслужбы стран объединённой Европы должны были сплотиться и крепить ряды. Увы, согласия в работе ведомств, отвечающих за безопасность, нет. Силовики только пяти стран обмениваются информацией о лицах, подозреваемых в международном терроризме. Как в условиях этого информационного вакуума остальные 23 страны — члена Евросоюза собираются бороться с терроризмом, непонятно.

«Европейские спецслужбы, конечно, недостаточно координируют между собой свои действия, — сказал в интервью RT экс-глава французского полицейского спецназа RAID Жан-Луи Фиамени. — Это заметно. Как только нам не удаётся предотвратить какой-нибудь теракт, выясняется, что всё было известно заранее. На сегодняшний день сотрудничество в этой сфере неэффективно».

Не был взят на вооружение бельгийцами и опыт российских силовиков. «Главная ошибка бельгийских спецслужб — отсутствие взаимодействия с нашей страной и её специалистами, имеющими большой опыт борьбы с терроризмом», — считает Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета.

«Нам надо продолжать сотрудничать с другими спецслужбами, — говорит Жан-Луи Фиамени. — Это сотрудничество, разумеется, должно оставаться в тайне. Политика — это совсем другое дело. Разведданные, которые мы получаем из Сирии, проходят через наших российских коллег, поэтому нам нужно продолжать наше сотрудничество, чтобы сохранять эффективность».

Фактор Абдеслама

Арестовав Салаха Абдеслама, бельгийские силовики решили, что дело сделано, и не просчитали вариантов возможного развития событий. А ведь на допросе организатор терактов в Париже 13 ноября признался, что планировал атаки в Бельгии. И, скорее всего, на свободе у него оставались сообщники. Это должно было насторожить представителей спецслужб, и на несколько дней уровень террористической опасности в стране следовало повысить до максимального. «19 марта, когда его допрашивали, он сознался, что собирался провести теракты в Бельгии, — заявил RT член экспертного совета при комиссии по безопасности Московской городской думы Дмитрий Ефимов. — Однако спецслужбы не отреагировали должным образом и работа в этом направлении не была продолжена. Вся его сеть осталась на плаву».

«По поступающим данным, спровоцировал проведение терактов арест Салаха Абдасалама, — сказал в интервью RT Алексей Филатов, подполковник в отставке, вице-президент международной антитеррористической ассоциации «Альфа». — Видимо, такой теракт планировался, но более масштабный и в другое время. Следственные мероприятия, которые проводились с Салахом, должны были вывести на его сообщников. Они это понимали. И это, скорее всего, спровоцировало их на форсирование событий».

Моленбек

Когда у тебя под боком такой неподконтрольный этнический анклав, как Моленбек, то говорить о безопасности не приходится. Закон и порядок в этом пригороде Брюсселя были принесены в жертву политкорректности и мультикультурализму. Спецслужбы даже не пытались работать в этом «государстве в государстве», ставшим всеевропейским рассадником терроризма.

«Мультикультурализм и свобода доступа в Европу мигрантов из Ближнего Востока и Африки за несколько десятилетий превратили Брюссель в столицу европейского радикализма и исламизма, — заявил RT президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. — Демократия и права человека этому также поспособствовали — в результате в пригороде Моленбек образовалась свободная шариатская зона, куда полиция не заходила десятилетия».

Внутренняя раздробленность силовиков

Отсутствие должной координации внутри спецслужб Бельгии и несогласованность действий городских властей и силовых ведомств также сыграли свою негативную роль в развитии событий.

«Спецслужбы страны фактически полтора десятка лет находятся в обезглавленном состоянии, — говорит Иосиф Линдер. — Страна, в которой есть анклавы некоренного населения, сама разделена на два анклава — Валлонию и Фландрию. Нет единого правительства, парламента. Нет взаимодействия между органами исполнительной власти. И разделённые спецслужбы не могут внутри страны наладить взаимодействие. К тому же весь опыт предыдущей работы бельгийских спецслужб был уничтожен политикой Евросоюза».

О несогласованности действий городских властей и силовых ведомств говорила ещё до теракта бургомистр Моленбека. Только в одном Брюсселе 19 муниципалитетов под управлением 19 разных мэров и 6 разных управлений полиции. Всем этим службам необходим координатор, однако соответствующего поста пока не существует, как заявила Франсуаз Скепман.

Агентура

Многие эксперты отмечают, что бороться с терроризмом без агентурных сведений и развитой агентской сети невозможно. «Агентурная работа в бельгийских анклавах велась на минимальном уровне, а без агентуры бороться с терроризмом практически невозможно», — отмечает Иосиф Линдер.

Специализированный центр ЕС по борьбе с терроризмом, созданный после терактов в Париже 13 ноября 2015 г., за четыре месяца работы ещё не успел обзавестись своей агентурной базой. Так что снабжать спецслужбы Бельгии оперативной инсайдерской информацией было некому.

Илья Оганджанов

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал