Мы увидели новый Брюссель: от столицы ЕС до европейского центра джихадизма

Каким образом один из самых благополучных городов Европы и в некотором роде ее столица стал одновременно инкубатором и объектом террористических атак — RT попытался разобраться в том, что из себя представляет современный Брюссель и современные брюссельцы.
Мы увидели новый Брюссель: от столицы ЕС до европейского центра джихадизма

Часовой механизм брюссельской бомбы был, вероятно, взведён почти полвека назад. В 60-е годы прошлого столетия на волне экономического подъёма , как и другим европейским странам, потребовался приток рабочей силы, и первая волна иммиграции в Бельгию была марокканского и турецкого происхождения. С началом экономического кризиса 1973 г. надобность в мигрантах отпала. Но гости не собирались возвращаться восвояси и решили не только остаться, но и перевезти на новую родину свои семьи. Под натиском протестов правительство вынуждено было уступить желанию трудовых мигрантов и разрешить воссоединение родственников. Так в Бельгии начали складываться мусульманские анклавы.

Дальше процесс шёл только по нарастающей. Мусульмане принялись выдвигать требования о предоставлении временных мест для отправления молитв, о введении исламоведения в школе, о помощи в строительстве мечетей. Кульминацией этого отрезка истории стал принятый в 1974 г. закон, признававший ислам официальной религией страны наряду с католицизмом, протестантизмом, англиканством и иудаизмом. Попытки правительства Бельгии в 90-х годах противостоять исламизации не увенчались успехом. И всё было пущено на самотёк.

Все пути ведут в Моленбек

Программа воссоединения вкупе с либеральным миграционным законодательством и одной из самых простых процедур натурализации в Европе, медленно, но верно делали своё дело. Приток мигрантов год от года увеличивался, они селились компактно и ассимилироваться не спешили. В стране росли мусульманские поселения, которые становились очагами напряжённости и плавильными котлами исламского фундаментализма. Самый знаменитый из них — пригород Брюсселя коммуна Молинбек-Сен-Жан. Этот джихадистский оазис с христианским названием стал сегодня основным источником террористических угроз для всей . Парижские боевики «родом» именно отсюда. Одному из них — Ибрагиму Абдесламу — в Моленбеке принадлежал бар Les Beguines. И это далеко не первый случай, когда «радикалы из Моленбека» участвуют в террористических атаках. Один из организаторов теракта в Мадриде в 2004 г., Хасан аль-Хаски, также проживал в этой коммуне. В Моленбеке засветился и марокканец Аюба аль-Хаззани, который в августе прошлого года попытался открыть огонь в поезде Амстердам—Париж.

«Мультикультурализм и свобода доступа в Европу мигрантов из Ближнего Востока и Африки за несколько десятилетий превратили Брюссель в столицу европейского радикализма и исламизма, — заявил RT президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. — Демократия и права человека этому также поспособствовали — в результате в пригороде Моленбек образовалась свободная шариатская зона, куда полиция не заходила десятилетия».

Однако бургомистр печально известной коммуны Франсуаз Скепман, не считает, что Моленбек сам по себе представляет угрозу. «Это небольшая коммуна в пригороде Брюсселя, — сказала она в интервью RT. — В ней множество кварталов. Она весьма многообразна. Есть зона заметной концентрации мусульман, приехавших из Марокко. Они варились в своём котле и попали под влияние фундаментализма. Особенность Моленбека заключается в том, что радикализация коснулась членов преступной мафиозной группировки, которая затем перешла к насилию». Но такой умеренно благостный взгляд на вещи себя не оправдал.

С началом «арабской весны» проблемы росли как снежный ком. Приток мигрантов достиг критической отметки. В стране участились преступления, случаи насилия и вытеснение коренного население с насиженных мест, а также проявления нетолерантности со стороны «новых граждан», в частности в отношении рождественской ёлки и прочих местных традиций, противоречащих законам шариата, и наконец произошло то, что произошло.

Несиловые структуры

Многие считают причиной случившегося бездействие властей и правоохранительных органов.

«Процесс вызревал давно, — заявил RT член экспертного совета при комиссии по безопасности Московской городской думы Дмитрий Ефимов. — В Моленбеке местные лидеры творили всё, что хотели. К ним относился и Салах Абдеслам. 19 марта, когда его допрашивали, он сознался, что собирался провести теракты в Бельгии. Однако спецслужбы не отреагировали дожным образом и работа в этом направлении не была продолжена. Вся его сеть осталась на плаву. И сейчас они проводят теракты по той же схеме, что в Париже».

О несогласованности действий городских властей и силовых ведомств говорила ещё до теракта бургомистр Моленбека. Только в одном Брюсселе 19 муниципалитетов под управлением 19 разных мэров и 6 разных управлений полиции. Всем этим службам «необходим координатор, — заявила RT Франсуаз Скепман, — однако соответствующего поста пока не существует». Судя по терактам, постепенно входящим в европейский обиход, не существует действенного управляющего центра и у ЕС.

Рецепты выхода из кризиса

Эксперты едины во мнении: ситуация неутешительная и, чтобы справиться с терроризмом в Европе, требуются решительные меры. «Надо вернуться к исконным европейским ценностям, — говорит Дмитрий Ефимов, — а не к тем, которые сейчас Европа выдаёт за свои, перестать строить «мечеть Парижской Богоматери». А бельгийцам требуется, по крайней мере, преодолеть раскол внутри страны – перед лицом общей опасности Фландрии и Валлонии пора найти общий язык.

О перспективах развития событий высказался и Евгений Сатановский: «Либо Европы как Европы не будет, и она станет частью Ближнего Востока, либо она будет жить как Израиль, который в Европе так любят ругать, т.е. будет отбиваться от своих собственных террористов».

Илья Оганджанов

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал