Ядерная волна: пять лет назад произошла трагедия на АЭС «Фукусима»

11 марта мир отмечает трагическую годовщину — 5 лет аварии на японской атомной электростанции «Фукусима-1». Крупнейшая техногенная катастрофа со времён Чернобыля вновь заставила человечество задуматься о хрупкости и уязвимости нашей цивилизации, а также поставила перед учёными и обществом ряд вопросов, ответы на которые до сих пор не получены.

Что это было?

Самое мощное землетрясение за всю богатую подобными катаклизмами историю . Подземные толчки магнитудой 9 вызвали чудовищное цунами — огромные волны высотой до 40 м обрушились на остров Хонсю, уничтожая всё на своём пути. Под натиском стихии не устояла и АЭС «Фукусима-1». В результате обесточивания станции отказали системы охлаждения реакторов, что привело к расплавлению ядерного топлива на трёх энергоблоках.

Аварии был присвоен седьмой — максимальный уровень по Международной шкале ядерных событий. Власти приняли решение об эвакуации людей в радиусе 50 км от АЭС. По официальным данным, заражённые и потенциально опасные районы покинула 131 тыс. человек. По неофициальной статистике, в положении беженцев оказались более 450 тыс. Катастрофа унесла жизни 18,5 тыс. человек, более 90% из которых утонули. Свыше 400 тыс. домов оказались разрушены. Затоплено более 560 кв. км. Только прямой ущерб от бедствия оценивают в $225 млрд.

В 20-километровую «зону отчуждения» въезд закрыт до сих пор. Специалисты считают, что эти земли останутся непригодны для жизни в течение ближайших десятилетий. И это ещё оптимистичный прогноз, ведь окружающей среде был нанесён колоссальный ущерб. В атмосферу попало беспрецедентное количество радиоактивного цезия-137 — в 168 раз больше, чем в Хиросиме. Также был зафиксирован крупнейший выброс радиации в океан: в апреле 2011 г. в пробах воды у берегов Фукусимы уровень цезия-137 превышал доаварийный в 50 млн раз.

Работы по дезактивации территории около ведутся по сей день и закончатся не раньше марта 2017 г. Ликвидация всех последствий аварии, включая демонтаж реакторов, займёт около 40 лет. Полная стоимость компенсаций и вывода из эксплуатации шести реакторов оценивается в $520-650 млрд. Но это, конечно, ничто по сравнению с человеческими судьбами, искалеченными аварией.

Компенсации за моральный и материальный ущерб потребовали более 12 тыс. человек. Они подали иски против Японии и компании ТЕРСО — оператора АЭС «Фукусима-1» — на 113,2 млрд иен (около $1 млрд). Всем эвакуированным ТЕРСО выплачивает около $1 тыс. в месяц, однако истцы считают, что эта сумма не окупает потерю малой родины и привычного образа жизни.

Также судебные разбирательства ждут трёх бывших руководителей ТЕРСО.

Ни слова о General Electric

О том, что построенная в 70-х годах ХХ в. АЭС «Фукусима-1» устарела, было известно задолго до аварии. В 2008 г. Организация по ядерной безопасности Японии выпустила доклад, в котором говорилось, что станция не выдержит удара стихии. Руководство TEPCO не прислушалось к предостережениям. Станции оставалось несколько лет до конца эксплуатации, и продлят ли срок её работы, было неизвестно. А необходимая модернизация требовала значительных затрат и привлечения дорогостоящих американских специалистов. Ведь все реакторные установки для станции проектировались в компанией General Electric. По словам директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН, члена-корреспондента Российской академии наук Леонида Большова, сказанным в интервью РИА Новости, «различные миссии Всемирной ассоциации операторов АЭС и МАГАТЭ на «Фукусиму-1» указывали на недостатки этого американского проекта станции первого поколения. При этом в США на аналогичных блоках была проведена модернизация, и возможные риски были снижены».

Версию об устаревшем оборудовании подтвердил в интервью RT физик-атомщик, доктор технических наук, профессор Владимир Кузнецов: «Авария произошла из-за того, что блок старый. Американский проект оказался абсолютно не адаптирован к японским условиям — сейсмоопасный регион, наличие рядом большого количества воды плюс вероятность цунами».

Но в СМИ об американском следе в фукусимской трагедии говорят неохотно.

Ледяная стена и умные роботы

Сегодня перед японцами стоят две основные технические задачи по преодолению последствий аварии. Первое — остановить утечку в море заражённых грунтовых вод. Второе — извлечь расплавленное топливо из реакторов.

Для решения первой проблемы компания TEPCO выстроила вокруг пострадавших энергоблоков 1,5-километровую ледяную стену. В пробуренные на глубину 30-35 м отверстия поместили 1550 труб, через которые будет подаваться хладагент — он заморозит почву, создав непреодолимый барьер вокруг реакторов. Строительство ледяной преграды обошлось в $278 млн. Насколько эффективно это гидротехническое сооружение, будет ясно после запуска его в эксплуатацию. Считается, что ежедневно более 400 т грунтовых вод попадало в подвалы повреждённой АЭС. Компании TEPCO удалось снизить этот показатель до 150 тонн. Ледяная стена должна свести к минимуму приток и утечку воды. А пока проект не заработал, вокруг станции периодически отмечается повышение радиоактивности грунтовых вод. Некоторые скептически относятся к созданию ледяной стены — например, профессор Владимир Кузнецов, который сказал RT: «Заморозка ничего не даст. Там сейсмически подвижная зона, и в стене рано или поздно появятся трещины».

Справиться со второй проблемой будет гораздо труднее. Прежде чем начать технологически сложный процесс извлечения расплавленного топлива, надо определить его местонахождение. Сделать это из-за высоких температур пока невозможно. Решить задачу призваны умные роботы, которые для этой цели создаются японскими компаниями. Предположительно, работы в третьем реакторе начнутся в 2017 г., а в первом и втором — в 2020 г. В целом же правительственный план извлечения топлива рассчитан на 30-40 лет. В Агентстве по атомному регулированию Японии дают менее оптимистичные прогнозы — 70-80 лет. Некоторые специалисты утверждают, что извлечь топливо вообще невозможно.

Административные сбои

На повестке дня у властей Японии немало насущных проблем. Не решён вопрос утилизации снятого радиоактивного грунта — места безопасного хранения найдены лишь для 2% заражённой земли. Почти треть японских префектур категорически против размещения на своей территории хранилищ для захоронения радиоактивных отходов. Сейчас собранный в чёрные полиэтиленовые пакеты радиоактивный мусор занимает сотни квадратных метров. В прошлом году проливные дожди смыли в реку более четырёхсот таких мешков.

Японские власти не всегда успевают реагировать на новые вызовы и решают проблемы по мере их поступления. Так, лишь недавно на станции начали сжигать загрязнённую защитную одежду ликвидаторов. До сих пор её приходилось складировать — не было помещения для утилизации. На станции работают 7 тыс. ликвидаторов, и выдаваемая им амуниция рассчитана на один день. В результате за 5 лет скопилось 66 тыс. куб. м радиоактивной одежды.

Ещё один пример сбоев в работе административной машины — намерение Японского атомного регулятора закрыть до 3 600 постов мониторинга радиационного фона в префектуре Фукусима. Объяснение — недостаточное финансирование.

Жить или не жить

У закрытия постов мониторинга есть и положительное объяснение: за 5 лет радиационный фон в 80-километровой зоне от АЭС снизился на 65%. Предполагается, что запрет жить в «чистых» зонах вблизи станции снимут в 2017 г. Таким образом, почти 55 тыс. человек смогут вернуться в свои дома. Правда, около 100 тыс. признаются, что никогда не отважатся на это.

В прошлом году японские власти призвали вернуться жителей городка Нараха, расположенного в 20 км от АЭС. Но люди не спешат возвращаться, опасаясь за своё здоровье.

После аварии отмечен всплеск заболеваний щитовидной железы у детей и подростков, проживавших вблизи АЭС, а также увеличение числа онкозаболеваний. Конечно, больше всего пострадали ликвидаторы. Облучение выше нормы получили 40% военнослужащих, полицейских и пожарных, оказывавших помощь в эвакуации местного населения непосредственно после аварии. Несколько ликвидаторов впоследствии скончались.

Сегодня сотрудники, работающие на АЭС, продолжают «хватать» серьёзные дозы облучения.

О чём молчит природа

Не меньше людей пострадала природа. Оценить полностью экологический ущерб и спрогнозировать его последствия невозможно.

«В результате залповых сбросов были заражены донные иловые отложения. Сверху они покрылись слоем других наносов. По факту мы имеем слоёный пирог, бомбу замедленного действия, которая постоянно фонит, — говорит член экспертного совета комитета природных ресурсов, природопользования и экологии Государственной думы, эколог Павел Сухонин. — Последствия в виде мутаций будут сказываться в течение десятилетий». Мутации растений в некоторых префектурах наблюдаются уже сейчас.

Официальные заявления на тему экологической катастрофы довольно осторожны. Так, Национальный институт изучения окружающей среды опубликовал доклад, в котором говорится, что в 20-километровой зоне от АЭС существенно снизилась популяция морских беспозвоночных. А компания ТЕРСО объявила, что 40,5% рыбы в 20-километровой зоне содержат радиоактивный цезий.

Хочется думать, что японская сторона осознаёт опасность ситуации. «Японцы со времён Хиросимы относятся трепетно ко всему, что связано с радиацией. Это вселяет надежду, что предпринимаются все меры, — говорит Павел Сухонин. — Но, конечно, власти Японии не раскрывают всех фактов аварии. А для достоверных выводов о состоянии окружающей среды надо иметь полную информацию».

Илья Оганджанов

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал