25 лет после Войны в заливе: очевидец вспоминает, с чего начались потрясения в арабском мире

28 февраля 1991 года завершилась Война в Персидском заливе между Ираком и многонациональными силами во главе с США за освобождение Кувейта. Бывший главнокомандующий военно-морскими силами Ирака Абду ад-Дайри считает, что вторжение в Кувейт стало первым шагом к уничтожению иракского народа, земли и цивилизации. В беседе с RT он вспомнил события, которые предшествовали трагедии, рассказал о роли личности Саддама Хусейна и подчеркнул, что многое из того, что мы наблюдаем на Ближнем Востоке сегодня, стало следствием той войны.

25 лет назад закончилась война, о которой сейчас редко вспоминают — Война в Персидском заливе, последняя крупная военная операция в рамках которой продлилась около месяца, а её наземная часть — немногим более 72 часов.

2 августа 1990 года иракские войска вторглись в . Началась оккупация, которая длилась более пяти месяцев. Затем последовал целый ряд международных резолюций, требующих от властей Ирака вывести войска из Кувейта, но дипломатические усилия потерпели провал, и 16 января 1991 года началась 43-дневная операция «Буря в пустыне».

Саддам Хусейн обращается к нации. Фото: Reuters

Международная коалиция, в которую входило более 60 государств, наносила авиаудары по территории . 24 декабря американское руководство приняло решение начать наземное наступление. Эта операция и вытеснение иракских сил из Кувейта изменили облик Ближнего Востока. Однако если Кувейту удалось исцелить раны, нанесённые войной, Ирак до сих пор страдает от её последствий, а иракский народ до сих пор расплачивается за эту авантюру. Кроме того, по мнению экспертов, эта война стала главной причиной событий, пагубно отразившихся на некоторых других странах региона.

RT обсудил эту катастрофу с генерал-майором Абду ад-Дайри. В прошлом он возглавлял военно-морские силы Ирака, а затем работал дипломатом и ежедневно самым пристальным образом следил за развитием событий. По его словам, возглавлявший тогда Ирак Саддам Хусейн всегда был склонен к насилию.

«Поэтому, когда он пришёл к власти, то сразу же развязал кровавые войны как против определённых лиц и групп населения внутри Ирака, так и против соседних государств. Кроме того, Хусейн стремился к утверждению личной власти. Он очень хотел получить власть как офицер, желающий стать командиром, который принимает все решения. Хотя он был заместителем главы Совета революционного командования и мог давать распоряжения высокопоставленным генералам, он стремился стать генерал-лейтенантом иракских вооружённых сил, чтобы монополизировать власть в военных кругах», — вспоминает ад-Дайри.

Существует предположение, что американский посол Эйприл Глэспи на встрече с Хусейном намекнула, что если он вторгнется в Кувейт, никакой реакции со стороны Вашингтона не последует. Протокол этой встречи был опубликован на нескольких языках, но прямых или косвенных доказательств этой версии RT не удалось найти. Тем не менее многие эксперты по-прежнему к ней склоняются.

«Вторжение в Кувейт было личной прихотью Хусейна, и это характеризует его как нельзя лучше», — полагает генерал-майор.

Ирак. Апрель 1991 года. Фото: Reuters

«Он игнорировал два очень важных момента. Первый связан с национальными интересами США в регионе Персидского залива. Второй — с тем, что Саддам как правитель не уделял никакого внимания иракскому народу, его будущему. Защита иракского народа и его достижений или сохранение иракских вооружённых сил его не беспокоили. Я чувствовал это с самого начала своей военной службы», — пояснил ад-Дайри.

Как напомнил RT собеседник, Саддам Хусейн считал Кувейт неотъемлемой частью Ирака, оторванной от него в шестидесятые годы XX столетия вместе с островами Варба и Бубиян. С тех пор некоторые в стране мечтали о возвращении былых территорий, называя это «достижением арабского единства».

«Потом Хусейну сообщили о провале переговоров в Саудовской Аравии и об отказе Кувейта удовлетворить многочисленные иракские требования. Можно говорить и о том, что Хусейна по-своему спровоцировали. Он совершенно игнорировал международные отношения и международное право, равно как и интересы определённых государств региона», — подчеркнул очевидец тех событий.

Бытует мнение, что к военной авантюре правительство Хусейна подтолкнул Вашингтон, однако, по мнению генерал-майора, это не так.

«Что же касается Америки, её интерес в таком богатом нефтью регионе, как Персидский залив, учитывая его стратегическую важность, был совершенно очевиден. К тому же у США были отличные отношения с королевской династией Кувейта. Поэтому я не согласен с мнением о том, что США якобы подтолкнули Саддама к вторжению. Да, посол Эйприл Глэспи не говорила Саддаму: «Не вторгайтесь», но в то время, я уверен, что и к вторжению она его тоже не призывала», — поделился он.

Кувейтский повстанец, сражавшийся против войск Ирака. Март 1991 года. Фото: Reuters

«Тот факт, что иракским военным было ничего не известно о решении вторгнуться в Кувейт, подтверждает стремление Саддама к единоличной власти. До этого, несмотря на то, что Саддам занимал пост заместителя главы Совета революционного командования и мог отдавать приказы высшим военным чинам, ему всё равно хотелось получить звание генерал-лейтенанта. Он считал, что офицер всегда находится в более выгодном положении, и это позволяет ему оставлять за собой последнее слово. Остальные же должны просто дожидаться его личных распоряжений», — пояснил ад-Дайри.

Так или иначе, война началась, что привело к разрушению инфраструктуры Кувейта и последующему уничтожению Ирака. До знаменитой 100-часовой войны США планировали поставить иракским властям ультиматум, предполагающий полный вывод иракских войск из Кувейта. Кроме того, по некоторым сведениям, госсекретарь США Джеймс Бейкер сказал (министру иностранных дел Ирака. — RT) Тарику Азизу, что Ирак отбросят в доиндустриальную эру. Письмо с ультиматумом, которое Бейкер попытался вручить Тарику Азизу во время их последней встречи, иракский чиновник отверг. Собеседник RT работал послом в Швейцарии, где и должна была состояться эта встреча. Он связался с Азизом и сказал, что должен лично присутствовать на переговорах. Однако министр ответил отказом.

«На следующий день меня вызвал глава Федерального совета Швейцарии. В ходе встречи выяснилось, что письмо, которое Тарик Азиз отверг и даже бросил на пол, попало в руки швейцарских властей. Глава швейцарского парламента сказал мне, что при всём его уважении и доброжелательном отношении к Ираку он просит меня передать иракскому руководству, что власти Швейцарии хотят, чтобы Ирак принял предложение и добровольно вывел свои войска из Кувейта. В противном случае последствия для Ирака будут болезненными. Затем я покинул заседание в сопровождении пресс-секретаря швейцарского парламента, который сказал мне, что даже у правительства Швейцарии была информация, согласно которой не оставалось никаких сомнений в том, что Ираку придётся очень дорого заплатить, если Саддам не образумится. По словам пресс-секретаря, медлить было нельзя. И он был прав. Во время второй попытки организовать переговоры Ирак вновь публично ответил всё тем же отказом. Первая часть письма Буша (президента США Джорджа Буша — старшего. — RT) Хусейну была составлена на языке дипломатии и доброй воли, а во второй части были озвучены военные решения, которые отбросили бы Ирак на 40 лет назад. Вот почему этот швейцарский чиновник сказал мне, что иракское правительство должно подчиниться требованиям международного сообщества, в противном случае иракские войска будут уничтожены», — вспоминает генерал-майор Абду ад-Дайри.

Премьер-министр Великобритании Джон Мейджор во время осмотра войск, дислоцированных в регионе Персидского залива. Январь 1991 года. Фото: Reuters

«На следующий день было принято решение закрыть посольство Ирака в Швейцарии, а меня перевести в Багдад. Разумеется, я отправил телеграммой заявление на выход в отставку и вернулся в Багдад следить за развитием событий. Первым, кого я встретил, был посол Абу Харис ас-Саддад. Когда он узнал, что я подал в отставку, он удивился и сказал, что Саддам не примет меня, и предупредил, чтобы я ни с кем не встречался. К счастью, в тот же день один видный иракский чиновник курдского происхождения пришёл в офис посла и сообщил, что ему было вверено передать мне приказ о моей отставке», — добавил он.

По мнению собеседника RT, вторжение Ирака в Кувейт стало первым гвоздём в гроб Ирака и первым шагом к «уничтожению иракского народа, иракской земли и цивилизации». Кроме того, события тех лет серьёзно ослабили сам арабский мир: в ЛАГ произошёл раскол, присутствие арабских государств в мире постепенно ослаблялось. Кроме того, именно после тех событий наблюдается активизация и усиление радикальных исламистских движений, годами позже возник феномен «арабской весны», беспорядки начались и в Йемене.

«И всё это не что иное, как наследие войны в Кувейте. А теперь представьте, что арабы проводят встречи с сионистами, с врагами ислама, с европейцами, где обсуждают, как убивать арабов и мусульман в Ираке. И, что не менее странно, духовенство в Саудовской Аравии или в Египетском университете аль-Азхар выпустило официальные фетвы, позволяющие убивать иракских, сирийских или египетских солдат. Вот что, к сожалению, происходит. Сейчас уже никого не удивляет, что сирийская армия воюет с иракской. Эта катастрофа началась с Войны в заливе», — подчёркивает ад-Дайри.

Морпех международной коалиции, 11 января 1991 года. Фото: Reuters

Сколько людей потерял Ирак в те годы, до сих пор достоверно не известно. Существуют различные оценки — от пугающих 100-200 тыс. человек до более реалистичных в 20-35 тыс. человек. По статистике саддамовского правительства, в результате бомбардировок со стороны американской коалиции погибли более 2200 мирных жителей. В то же время иракскими войсками были убиты более тысячи мирных жителей Кувейта, сотни числились пропавшими без вести. Потери среди военнослужащих составили более 4 тыс. человек. Кроме того, страна лишилась 90% военной инфраструктуры.

Также в 1990 году в отношении Багдада были введены международные санкции, которые оставались в силе до 2003 года — до момента падения режима Саддама Хусейна. Они предусматривали полное эмбарго на торговлю с Багдадом, за исключением гуманитарных товаров. Тем не менее санкции привели к росту бедности, недоеданию и росту инфляции в Ираке.

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал