Надежда умирает последней: «арабская весна» спустя пять лет в обсуждении на RTД

Пять лет назад началась так называемая «арабская весна». Первой жертвой изменений стал Тунис, за ним последовали перевороты в других странах Ближнего Востока. Гости авторской программы Питера Лавелля Crosstalk выясняли, кто спровоцировал столь кардинальные изменения в целом ряде государств и что из этого вышло.
Надежда умирает последней: «арабская весна» спустя пять лет в обсуждении на RTД

Термин «арабская весна» был введён в политическую лексику, чтобы события в странах Ближнего Востока и Северной Африки ассоциировались с «весной народов» — европейскими революциями 1848-49 гг., когда свергали тиранов и народ брал власть в свои руки. Однако ситуация в арабском мире стала развиваться по иному сценарию.

14 января 2011 года президент Туниса Зин эль-Абидин Бен Али был вынужден бежать из страны. Вслед за Тунисом государственный переворот произошёл в Йемене. В Ливии началась гражданская война. Конфликты были спровоцированы в Сирии, Бахрейне и ряде других государств.

Сегодня ситуация в Тунисе остаётся нестабильной. В стране происходят теракты, а большинство мест в парламенте республики перешло к исламистской партии «Ан-Нахда». В Сирии не утихает вооружённый конфликт — только в декабре 2015 года западные страны после длительных переговоров согласились, что Башар Асад не должен покидать президентский пост немедленно, чтобы не допустить роста влияния радикальных исламских группировок в стране и регионе. Экстремистские движения в Ближневосточном регионе действительно окрепли за пять лет нестабильности. А экономическое положение многих стран остаётся плачевным.

В обсуждении причин и результатов «арабской весны» приняли участие директор Программы диалога на неофициальном уровне (при Институте Ближнего Востока) Рэнда Слим, независимый политолог и эксперт по Ираку Саба аль-Мухтар и автор книги «Бомбы ради мира» Джордж Самуэли.

«Первопричины «арабской весны» были обусловлены появившимся у и Саудовской Аравии стремлением добиться смены режимов. Саудовская Аравия хотела свергнуть светские режимы, такие как сирийский и ливийский. А Соединённые Штаты стремились устранить те режимы, которые занимали независимую позицию, — и это опять же Сирия и Ливия. Отчасти это было и попыткой противодействовать растущему влиянию Ирана», — поясняет Джордж Самуэли.

«Восстания в арабском мире были связаны с притеснениями. Потому что все существовавшие режимы поддерживал Запад. Когда социалистический лагерь распался, мир стал однополярным и американцы стали диктаторами мира», — соглашается с ним Саба Аль-Мухтар.

Однако третий участник дискуссии, Рэнда Слим, не согласна со своими коллегами. Она считает, что ситуация, сложившаяся в результате переворотов, в скором времени нормализуется. «Рассуждать об «арабской весне» необходимо не в контексте одного, двух или трёх лет. Это процесс на несколько поколений, в котором будут и успехи и неудачи. Я не считаю правильным утверждение, что «арабская весна» закончилась. Я думаю, сейчас в регионе — в Египте, Ливане, Сирии или Ираке, даже в тех государствах, которые кажутся несостоятельными, например, в Ливии, — есть проблески надежды! Молодёжь организуется, формирует новые технологические компании, новые медиа. Так что я считаю, что надежда есть», — говорит она.

Дискуссия о ситуации в регионе разворачивается в новом выпуске программы Crosstalk «Арабская весна. Пять лет спустя».

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал