Владимир Путин: Мы поддерживаем как армию Асада, так и вооружённую оппозицию в борьбе с ИГ

В интервью немецким СМИ президент России Владимир Путин затронул вопросы, связанные с кампанией ВКС РФ в Сирии и международной борьбой с терроризмом. Глава государства заявил, что Москва сотрудничает не только с правительственными войсками, но и с представителями сирийской оппозиции, выступающими против террористов. Утверждения со стороны Запада о том, что российская авиация наносит удары по оппозиционным силам, не соответствуют действительности. Урегулирования ситуации в Сирии удастся добиться лишь тогда, когда будут проведены необходимые политические реформы, начиная с выработки новой Конституции страны, уверен Путин, при этом неважно, останется ли Башар Асад президентом.

Президент России встретился в Сочи с издателем немецкой газеты Bild Каем Дикманном и заместителем главного редактора Николаусом Бломе. Во второй части беседы российский лидер и журналисты уделили много внимания ситуации в Сирии, перспективам её урегулирования и действиям Воздушно-космических сил РФ.

Путин, в частности, ответил на волнующие многие СМИ вопрос, чего добивается Москва в Сирии и настаивает ли она, чтобы Башар Асад остался на посту главы государства.

«И по поводу: союзник Асад, не союзник, чего мы хотим в Сирии. Знаете, я вам скажу точно, чего мы не хотим: мы не хотим, чтобы ситуация в Сирии развивалась так, как она развивалась в Ливии или в Ираке», — подчеркнул президент.

По словам Путина, для этого нужно прежде всего стабилизировать обстановку в стране. Однако останавливаться на этом было бы ошибкой — необходимо движение к конституционной реформе в . После выработки нового Основного закона следовало бы провести выборы во все органы власти САР, и только тогда, когда сирийский народ определится с будущим государства, в нём установится стабильность и безопасность.

«Что касается Сирии, то я считаю, что нужно двигаться по направлению к конституционной реформе. Это сложный процесс, конечно. А затем на базе новой Конституции провести досрочные выборы и президента, и парламента. И только сам сирийский народ должен определить, кто и как будет управлять страной. Только в этом случае можно будет создать ситуацию стабильности, безопасности, создать условия для роста экономики и благосостояния людей, создать условия для того, чтобы они не бежали в Европу, а жили в своих собственных домах на своей собственной родине», — пояснил российский лидер.

Вместе с тем Москва не будет настаивать, чтобы Асад непременно оставался главой Сирии в результате реформ, подчеркнул Путин. Выбор должен будет сделать сирийский народ, и «если это пойдёт демократическим способом, то, может быть, и не нужно будет Асаду никуда уезжать. И неважно, будет он президентом или нет».

В связи с этим Владимир Путин обратил внимание, что Россия сотрудничает не только с официальным Дамаском, но и с представителями сирийской оппозиции, в том числе в вопросах, касающихся вооружённой борьбы с террористами.

«Вы говорили о том, куда и как мы наносим удары, а сейчас говорите об Асаде как о нашем союзнике. А вам известно, что мы поддерживаем боевые действия вооружённой оппозиции, которая борется с ИГИЛ? Вооружённая оппозиция к Асаду, которая борется против ИГИЛ. Причём мы согласовываем с ними наши совместные действия и поддерживаем ударами нашей авиации их наступательные операции на различных участках фронта. Речь идёт о сотнях, тысячах вооружённых людей, которые борются с ИГИЛ. Мы поддерживаем как армию Асада, так и вооружённую оппозицию. Некоторые из них уже публично заявили об этом, некоторые предпочитают молчать, но работа идёт», — обрисовал ситуацию Путин.

В рамках беседы немецкие журналисты попросили российского президента затронуть и другие актуальные международные темы, в частности обострение отношений между Ираном и Саудовской Аравией после казни шиитского проповедника Нимра ан-Нимра. Путин отметил, что Москва дорожит как «добрыми отношениями» с Тегераном, так и «устойчивыми партнёрскими отношениями» с Эр-Риядом, а напряжённость между Ираном и Саудовской Аравией осложнит совместную работу по сирийскому вопросу, по борьбе с терроризмом, а также по урегулированию проблемы беженцев. Поэтому готова приложить все усилия к тому, чтобы наладить отношения между двумя странами.

«Мы сожалеем о том, что это произошло, тем более что этот проповедник не боролся с оружием в руках против Саудовской Аравии. В то же время нападение на посольство — абсолютно неприемлемое в современном мире событие, это правда. Насколько мне известно, иранские власти арестовали несколько зачинщиков этого погрома. Если наше участие в этом будет как-то востребовано, мы готовы всё сделать для того, чтобы конфликт был исчерпан и как можно быстрее», — отметил Владимир Путин.

Россия готова сотрудничать со всеми странами, с которыми есть общий предмет для обсуждения, — это касается и G7, и членов НАТО, подчеркнул президент.

«Не мы же прервали сотрудничество в рамках «восьмёрки», в рамках Совета Россия — НАТО. Мы готовы работать со всеми, если есть предмет для совместного обсуждения. Мы считаем, что он есть, но любовь может быть счастливой, если она взаимная. Если с нами не хотят работать, значит, не надо», — заявил глава государства.

Москва не претендует на роль сверхдержавы — «это дорого и ни к чему», отметил Путин. Впрочем, называть Россию региональной державой, по его мнению, также ошибочно — непонятно, к какому региону тогда относится настолько обширная страна, граничащая и с Европой, и с Азией, и с Северной Америкой.

«Если говорить о России как о региональной державе, то сначала нужно определиться, о каком регионе идёт речь. Надо посмотреть на карту и сказать: это какая — европейская часть? Или восточная часть, где у нас соседями являются Япония, Соединённые Штаты (если иметь в виду Аляску) и Китай? Это азиатская часть? Или это, скажем, южная часть? Или посмотреть на север. По сути, на севере мы граничим с Канадой через Ледовитый океан. Или на юге? Где? О каком регионе идёт речь? Я думаю, что рассуждения о других странах, попытка рассуждения о других странах в уничижительном порядке — это обратная сторона стремления доказать свою исключительность. Мне кажется, что это ошибочная позиция», — высказал точку зрения российский лидер.

Владимира Путина также спросили, может ли ухудшение отношений с Турцией привести к боевым действиям между Москвой и Анкарой. Президент выразил надежду на то, что никакие инциденты не приведут к «масштабным столкновениям». Однако в случае угрозы собственной безопасности Россия будет защищать свой суверенитет «всеми доступными и имеющимися у неё средствами», подчеркнул глава государства.

«Турция — член НАТО. Но проблемы, которые возникли, не связаны с членством Турции в НАТО — на Турцию никто не нападал. Турецкое руководство вместо попыток объясниться с Россией за совершённое военное преступление, в связи с тем что они сбили наш военный бомбардировщик, наносивший удары по террористам, кинулось в штаб-квартиру НАТО искать защиты. Выглядит это странновато и, на мой взгляд, для Турции унизительно», — отметил Путин.

«Повторяю ещё раз: НАТО должно защищать своих членов от нападения на них, но на Турцию никто не нападает. Если у Турции есть какие-то интересы где-то в мире, в ближайших государствах, это значит, что НАТО должно защищать и обеспечивать все эти интересы, что ли? Это значит, что такой член НАТО, как Германия, должен помогать Турции осваивать близлежащие территории, что ли?» — поинтересовался президент РФ.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал