Сергей Лавров: Снаряды с зарином были изготовлены на территории, контролируемой сирийской оппозицией

Снаряды с зарином, которые использовались в Сирии под Алеппо в марте этого года были произведены на территории, подконтрольной оппозиции. Об этом сегодня заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров на пресс-конференции, посвященной итогам переговоров с главой МИД Белоруссии Владимиром Макеем.

Как сообщил Лавров, в последней декаде марта сирийское руководство обратилось к ООН с официальной просьбой расследовать сообщения о том, что 19 марта в пригороде Алеппо применялось химическое оружие или химические отравляющие вещества. «И руководство секретариата ООН, вначале пообещав откликнуться на эту просьбу и направить экспертов для расследования этого конкретного случая, впоследствии под давлением некоторых наших европейских партнеров потребовало для приезда такой миссии согласия Дамаска на предоставление ооновцам доступа в любую абсолютно точку Сирии, к любому объекту, к любому физическому лицу, - заявил министр. - В общем, условия были затребованы такие же, как в отношении Ирака в свое время. Хотя в отличие от Ирака, Сирия не находится под какими-либо санкциями Совета Безопасности ООН».

«Естественно, мы тоже сообщили секретариату, что не можем такой подход поддержать, и ради каких-то абстрактных идей и попытки заставить Сирию раскрыться полностью, подверглась угрозе задача расследовать конкретный инцидент, о котором сообщалось и который вызывает озабоченность», - подчеркнул Лавров.

«В ситуации, когда секретариат не смог откликнуться на конкретную просьбу сирийского руководства, оно обратилось к нам. И наши эксперты взяли пробы на месте, расследовали их в той лаборатории, которая в Российской Федерации есть, и которая сертифицирована Организацией по запрещению химического оружия, - завил глава российского внешнеполитического ведомства. - Пришли к выводу, что и снаряд, и находящийся в нем зарин – кустарного производства».

«Там есть четкие, совершенно недвусмысленные выводы, базирующиеся на общепринятых критериях, касающиеся того, что характеристики и снаряда, и этого самого зарина, не отвечают тем стандартам, которые применяются при промышленном производстве. По нашим дополнительным данным, снаряд и это вещество были изготовлены в феврале этого года на сирийской территории, которая находилась тогда под контролем Свободной сирийской армии – одной из группировок, которая с этой Свободной сирийской армией аффилирована», – сообщил глава МИД.

«Я слышал, кстати, реакцию представителей Соединенных Штатов о том, что они не убеждены в точности наших выводов. Мы передали полную подборку документов – это более 80 страниц: там и фотографии, и конкретные указания географических координат, конкретные указания процедур, которые были проведены, результаты и так далее, – сообщил Лавров. – При этом мы гарантируем, что пробы были взяты экспертами, которые не выпускали эти пробы из рук, пока не доставили их в лабораторию».

«Те утверждения, которые делались Соединенными Штатами, нашими французскими, британскими партнерами, о том, что у них есть свидетельства применения химического оружия режимом, они не имели такой доказательной базы, – сообщил министр. – Они не содержали указания ни места, ни времени. В них говорилось, что данные, на основании которых делался вывод, не подтверждают, что пробы были взяты представителями тех, кто проводил впоследствии анализы. Пробы эти кочевали из рук в руки. Часть из них, по утверждениям наших партнеров, была получена от журналистов. Это все категорически не попадает под те стандарты, которые существуют в Организации по запрещению химического оружия. Наше расследование было сделано в полном 100% соответствии с этими стандартами». «И в отличие от наших западных партнеров, которые нам такие неофициальные документы показывают, мы своих выводов не скрываем, они переданы в секретариат ООН, они переданы членам Совета Безопасности, – отметил глава российского внешнеполитического ведомства. – И я не вижу никаких препятствий, чтобы в случае согласия секретариата ООН, они были преданы гласности. Они достаточно убедительны. Я думаю, что это многие вопросы должно снять».

«Дело нешуточное. Я уже не раз говорил, что химическое оружие – это такая вещь, которая не должна использоваться как повод для спекуляции в достижении геополитических целей или каких-то маневров в дипломатических играх. Это слишком серьезно, – отметил министр. – Но что касается влияния развития этих событий на перспективу созыва международной конференции, то, честно говоря, я думаю, что единственное последствие – это необходимость подстегнуть процесс уговаривания оппозиции на то, чтобы она, как и режим, согласилась поехать на эту конференцию без каких-либо предварительных условий. Для того чтобы правительство и оппозиция договаривались о полном осуществлении всего того, что записано в женевском коммюнике, принятом 30 июня прошлого года».

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал