«Что она делает в Ираке? Там же бомбят!»: мать осуждённой за членство в ИГ россиянки не знала о её связи с террористами

Иракский суд приговорил к пожизненному заключению 19 женщин из России — жён боевиков запрещённого в России «Исламского государства»*. Они были арестованы в ходе зачистки северных территорий страны правительственными войсками. Мать одной из них рассказала RT, что до последнего времени не знала, где находится её дочь. Женщина могла принять ислам под влиянием знакомых, а уехала из страны только из-за своего нового мужа. Пока МИД РФ пытается добиться экстрадиции осуждённых, правозащитники утверждают, что в иракских тюрьмах могут находиться ещё несколько десятков россиянок.
«Что она делает в Ираке? Там же бомбят!»: мать осуждённой за членство в ИГ россиянки не знала о её связи с террористами
  • © Suhaib Salem / Reuters

В конце апреля иракский суд приговорил 19 россиянок к пожизненному заключению за участие в запрещённой в России террористической организации «Исламское государство».

Им были предъявлены обвинения в незаконном пересечении границ Ирака, пособничестве терроризму и непосредственном совершении террористических действий в рядах ИГ.

По данным российских дипломатов, по аналогичным обвинениям в багдадских тюрьмах могут содержаться от 50 до 70 россиянок, а также более ста детей.

Член Совета по правам человека при главе Чечни Хеда Саратова настаивает, что большинство этих женщин не принимали участия в боевых действиях, а просто «сидели дома и рожали детей».

Саратова подчеркнула, что они являются не участниками этой войны, а её жертвами, брошенными на произвол судьбы своими мужьями.

В настоящее время правозащитники пытаются добиться, чтобы приговорённые к пожизненным срокам россиянки были отправлены на родину для отбывания своего наказания в колониях на территории РФ.

Среди осуждённых оказалась и 35-летняя жительница Нижневартовска Анастасия Трулёва. RT побеседовал с её матерью Натальей Владимировной.

— Какой была ваша дочь? Где она училась?

— Настя была обычным ребёнком. Она нормально училась и после школы закончила торговое отделение строительного училища. Начинала работать продавцом, но вскоре дослужилась до заместителя директора магазина канцелярских товаров. От первого брака у неё остался сын. После развода дочь и внук жили у меня. В общем, она жила обычной жизнью. Тогда казалось, что всё у неё складывается.

— Когда ваша дочь приняла ислам?

— Настя была крещёной и православной, но религиозной она никогда не была. Раньше относилась к исламу с предубеждением. Потом, в 2012 году, она сказала, что стала мусульманкой. Это стало для меня полной неожиданностью. После этого дочь сильно изменилась, ушла с работы. На мой вопрос, на что она собирается жить, она ответила, что ей и так «Аллах подаст». Настя начала ходить в мечеть и вскоре вышла замуж за татарина Рузеля Ахманова.

— Как она объясняла свою мотивацию?

— Она ничего не объясняла, вообще меня не посвящала в свою личную жизнь. Скорее всего, на неё повлиял кто-то из знакомых. У нас в Нижневартовске вообще очень много мусульман.

Тут и мечети такие, где и литературу находят. Только почему-то эти мечети не закрывают. Тут полно вербовщиков, и Настя не первая, кто отсюда уехала.

— Как семья отнеслась к этому шагу?

— Сын очень плохо это воспринял. Ему было очень стыдно перед друзьями. Начал стесняться собственной матери и даже боялся выходить с ней на улицу — Настя уже тогда начала носить хиджаб. Мы пытались поговорить с ней, но это было бесполезно. Она никого не слушала. 

  • © Abed Omar Qusini / Reuters

— Что вы можете сказать о муже вашей дочери?

— Я ничего о нём не знаю. Я видела его всего два раза. Первый раз я была у них в гостях. Второй — он приходил ко мне забирать вещи дочери.

— Как Анастасия попала в Ирак?

— Они улетели из России в феврале 2014 года. Настя сказала, что они едут отдыхать в Турцию. Поначалу хотели взять с собой и сына от первого брака, но я тогда отговорила их. В итоге они уехали со вторым сыном, от Рузеля.

— Когда вы поняли, что что-то пошло не так?

— Где-то через месяц я списалась с дочерью и спросила, долго ли они собираются ещё отдыхать. Она ответила, что возвращаться домой пока не планируют. Приглашала к себе в гости купаться в море. Я тогда отказалась, у меня нет загранпаспорта, и так далеко я не езжу. Следующие три года мы переписывались в интернете. Всё это время она говорила, что они живут в Турции и всё у них хорошо. Город, в котором они живут, при этом она никогда не называла.

— Когда вы узнали, что дочь находится в Ираке?

— 30 ноября 2017 года ко мне пришла женщина, у которой дочь уехала в Египет и пропала. Она сказала, что они нашли Настю. Я ничего не поняла и ответила, что Настю не теряла и она живёт в Турции. Когда мне начали объяснять, что она находится в тюрьме в Ираке, я поначалу даже не поверила. В каком Ираке? Что она там делает? Там же бомбят! Потом мне показали список оказавшихся в тюрьме россиянок, в котором была и Настя.

— Когда вы в последний раз связывались с дочерью?

— Последний раз я с ней общалась в августе 2017 года. Тогда она была на свободе. Во время её пребывания в тюрьме мне ни разу не удалось с ней связаться. У них забрали телефоны, документы, наверное, тоже.

— Как ваша семья восприняла приговор вашей дочери?

— Семья вся в шоке! Тяжелее всего сыну, которому я рассказала о произошедшем. До этого нам говорили, что Настю могут экстрадировать в Россию в декабре 2018 года.

Он надеялся после всего этого встретить мать и брата с сестрёнкой, которую он никогда не видел. Она родилась уже в Турции, после отъезда дочери. Я не понимаю, за что им дали пожизненное? Сидят они там и рожают, и больше ничего!

— Интересовались ли вашей дочерью сотрудники правоохранительных органов?

— Ко мне приходили полицейские из террористического отдела. Они сказали, что вопросов к Насте нет. Их интересовал её муж. Я им сказала, что видела его всего два раза. Я его даже в толпе сейчас не узнаю, если случайно встречу. Мне его судьба вообще не интересна!Если бы его не было, Настя была бы в России! Это я точно знаю. От полицейских я и узнала, что дочь была задержана в городе Талль-Афар в Ираке.

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить