«Страшные приговоры, ничего не понятно»: как в Ираке судят россиянок за связь с террористами

По меньшей мере 60 россиянок ждут в Ираке суда. Против них выдвигаются разные обвинения: от незаконного пересечения границы до пособничества терроризму и сотрудничества с ИГ*. Большинству может грозить тюрьма, некоторым — смертная казнь. На прошедших судебных заседаниях две гражданки России получили пожизненные сроки. При этом большинство оказавшихся на скамье подсудимых женщин свою вину отрицают. Они уверяют, что не нарушали законов страны, а просто воспитывали детей. Есть ли у обвиняемых шансы добиться оправдания — выяснял RT.
Как в Ираке россиянок судят за связь с террористами
  • Reuters
  • © Stringer

В ожидании суда в иракских тюрьмах находятся 60 россиянок. Против них выдвигаются разные обвинения: от незаконного пересечения иракской границы до пособничества терроризму и совершения террористических действий в рядах ИГ*. В зависимости от тяжести обвинения женщинам, многие из которых приехали в Ирак вслед за мужьями, грозит пожизненное тюремное заключение или смертная казнь.

29 апреля в Ираке состоится очередное судебное заседание, на котором, предположительно, заслушают дела 11 россиянок. Об этом RT рассказал член Совфеда, представитель главы Чечни в странах Ближнего Востока и Северной Африки Зияд Сабсаби. 

По его словам, несколько подсудимых могут получить высшую меру наказания — смертную казнь через повешение. Так, в апреле за связь с террористами такому наказанию подверглись две гражданки Азербайджана и три уроженки Киргизии. В феврале к смертной казни были приговорены 16 женщин из Турции. 

как в Ираке россиянок судят за связь с террористами
  • Reuters
  • © Samsul Said

«Проблема в том, что наших женщин пока особо некому защищать, — рассказал RT Сабсаби. — Местные адвокаты не берутся за эти дела по этическим соображениям, а нашим защитникам это неинтересно. Сам я не могу представлять их интересы в суде — я не адвокат, а чиновник. В итоге даже апелляцию по вынесенным ранее решениям сейчас подавать некому. Это могли бы сделать родственники, но им всем отказывают в выдаче визы». 

Сенатор отмечает, что суда над матерями ждут и их дети. «Те, кому меньше трёх лет, находятся в тюрьмах с мамами, дети постарше — в приютах, — уточняет он. — До тех пор, пока нет решения суда, мы не можем вернуть их в Россию к родственникам». 

В посольстве Ирака в России на вопросы RT о предъявленных женщинам обвинениях не ответили, посоветовав обратиться к российским дипломатам. 

В МИД РФ сообщили, что российское посольство в Ираке в случае установления российского гражданства подсудимых обеспечит их адвокатами, которые проследят за соблюдением прав россиянок на подачу апелляции.

«Посольство РФ в Багдаде и генконсульство РФ в Эрбиле внимательно отслеживают ситуацию с находящимися под стражей россиянками и их детьми, — заявляла в ходе очередного брифинга официальный представитель МИД России Мария Захарова. — Были установлены рабочие контакты со всеми ведомствами, которые имеют отношение к данному вопросу, которые помогли понять корень проблемы. Поскольку во время следствия доступ иностранных дипломатов, в том числе российских, был запрещён, приступить к идентификации людей, которые заявили о своём гражданстве, можно будет в конце апреля — начале мая. То есть по окончании следствия и вынесении приговора». 

20 лет в неволе

В середине апреля в Ираке суд приговорил двух уроженок Дагестана к пожизненному лишению свободы. Многодетных матерей — 21-летнюю Эльвиру Магомедханову и 26-летнюю Алису Исмаилову — обвиняли в незаконном пересечении границы и участии в террористических группировках на территории Ирака и Сирии. На этом же заседании пожизненные сроки получили две гражданки Азербайджана и француженка.

Как поясняли ранее в МИД России, в соответствии с иракским законодательством, пожизненное лишение свободы — это 20 лет заключения и последующая депортация из страны.

«Приговор не является окончательным до рассмотрения дела апелляционным судом, тем более что указанные лица не признают себя виновными, — отмечала Захарова. — Сотрудники посольства присутствовали на заседании и после у них появилась возможность пообщаться с обвиняемыми».

Жёны террористов

Мать Алисы Исмаиловой — Пирдавс Магомедрасулова — рассказала RT, как её дочь оказалась в Ираке. По словам собеседницы, девушка попала в ИГ* вовсе не для того, чтобы заниматься террористической деятельностью.

Также по теме
«Лучшая реабилитация — в семье»: как живут вернувшиеся в Россию дети убитых боевиков ИГ
Более 50 детей, увезённых в Ирак и Сирию родителями, попавшими под влияние ИГ*, смогли вернуться в Россию. Этот процесс начался летом...

«В Турцию Алиса с мужем и ребёнком переехала пять лет назад, — говорит Магомедрасулова. — Её супруг был мебельщиком. По работе много ездил по разным странам, но в итоге они осели в Анталии. Потом приезжали несколько раз в гости в Махачкалу. Позже я узнала, что муж Алисы умер, а она вышла за другого мужчину. От нового супруга она родила ещё троих детей. Новый муж, очевидно, уехал на Ближний Восток и вступил в ИГИЛ*. Алису могли просто обманом зазвать туда — она очень наивная. Ведь мужа она так и не увидела по приезде — его убили под Мосулом».

Исмаилова регулярно звонила матери, находясь на территории Сирии или Ирака. «Никогда не говорила, откуда именно звонит. Вообще ни в какие подробности не вдавалась. Говорила, что у неё всё хорошо, что скучает, спрашивала о моих делах. У меня каждый раз было ощущение, что она хочет чем-то поделиться, но не может, потому что за разговором следят. Оттуда, конечно, она уже домой не приезжала, хотя я умоляла её об этом», — вспоминает Магомедрасулова.

По словам собеседницы, около года назад ей пришло сообщение о том, что её дочь находится в Ираке в плену, без средств связи и документов. В следующий раз вести от Исмаиловой мать получила, когда та была заключена под стражу иракскими властями.

«В январе я получила от неё письмо из колонии, — продолжает Магомедрасулова. —  Даже из заключения она писала, что у неё всё хорошо. Сказала, что снова беременна, уже четвёртым ребёнком. Где её дети, до сих пор точно не знаю».

Сейчас Магомедрасулова собирает документы, чтобы вернуть в РФ по крайней мере своих внуков. Также она вместе с родственниками других женщин, оказавшихся на скамье подсудимых в Ираке, пытается добиться их возвращения в Россию. «Мы просим всех, кого можно, чтобы помогли передать их дела в Россию, чтобы их здесь судили, — говорит она. — Ведь там они могут даже не знать, какие документы им дают подписывать. Алиса, например, хоть и учила язык, но не владеет им настолько хорошо, чтобы разобраться в материалах уголовного дела. Страшные приговоры, ничего не понятно. Ведь по этой же статье, которую вменяют Алисе, немка недавно получила всего год тюрьмы».

Стоит отметить, что почти все женщины, которых сейчас судят в Ираке за связь с террористами, рассказывают почти одну и ту же историю: воевать не собирались — просто поехали за мужьями.

Так, например, на суде объясняла ситуацию получившая в итоге пожизненный срок гражданка Франции Джамиля Бутутау. Она заявила, что в 2014 году была в Турции на каникулах вместе с детьми, а муж, состоявший в ИГ*, обманом заставил её приехать в Ирак. Бутутау заверила суд, что присоединилась к террористам против своей воли. По словам Бутутау, как и Исмаилова, она так и не встретилась с супругом по прибытии в Ирак — когда добралась до места, его уже не было в живых.

В МИД РФ отмечают, что иракский закон по борьбе с терроризмом отличается весьма жёсткими формулировками, а обвиняемые едва ли могут рассчитывать на снисхождение. При этом, по словам представителей дипломатического ведомства, с лета 2017 года с территории ИГ* в Россию были возвращены 74 ребёнка и 24 женщины, и российские власти продолжат работать в этом направлении. 

 * «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...