Сын Ольги Бойко получил контузию от взрывной волны
4 февраля 2015 года Кировский район Донецка, который находился буквально в десяти километрах от линии разграничения, подвергся артиллерийскому обстрелу. Его жертвами, согласно отчёту ОБСЕ, стали пять человек. Ещё 26 получили ранения, один из них позднее скончался.

12-летний Максим Бойко в тот день должен был ночевать у бабушки. Уже в пять вечера мальчик пришёл домой к родственнице, которая живёт на третьем этаже пятиэтажного дома. Вскоре за домом разорвался снаряд. В этот момент Максим выходил с лоджии в комнату.

Как только он закрыл за собой дверь, раздался взрыв. Ударной волной мальчика отбросило в сторону, на какое-то время он потерял ориентацию в пространстве. Бабушка находилась в соседней комнате и не пострадала.

Видимых ранений Максим не получил. Последствия взрыва проявились только через несколько месяцев. Оказалось, что от сильного толчка взрывной волной в затылочную часть мальчика контузило.

«В начале августа того же года мы обратились в больницу, потому что у Максима при волнении начало сводить мышцы гортани. Но врачи никуда дальше нас не направили, написали, что это последствия артобстрела, — рассказывает мама мальчика Ольга. — А уже в ноябре от переживаний он не мог сказать ни слова — левая часть лица напрягалась, и он задыхался». 

Мальчика всё-таки положили в больницу, куда он ещё неоднократно возвращался. До августа 2016 года Максим посещал психологов, и спазм удалось убрать. Однако подростка пришлось перевести на домашнее обучение, чтобы исключить стрессовые ситуации.

Спустя пять лет Максим всё время пьёт лекарства для поддержания нервной системы. Молодому человеку нельзя нервничать, нельзя чрезмерно радоваться и расстраиваться. Ему необходимо сохранять нейтральное эмоциональное состояние. В этом году Максим окончил третий курс техникума по специальности «информационная безопасность».