Не один на один
Не один
на один

Отписка для ветерана: побывавший в плену участник войны в Афганистане не может добиться положенного по закону статуса

Бюрократия и право

22 октября 2021, Анатолий Караваев

Участник войны в Афганистане Герман Анисимов более 35 лет не может получить статус ветерана боевых действий. В 1981 году Анисимов в ходе боя попал в плен и позже был переправлен Пакистан. Освободить его удалось год спустя благодаря усилиям Красного Креста, но по условиям соглашения c СССР перед отправкой на родину Анисимова вместе с другими десятью пленниками на два года интернировали в Швейцарию. В 1984 году он вернулся на родину, но не сразу обратился за получением льгот. При этом другие бывшие пленники этот статус получили.

  • РИА Новости

Житель Ульяновска Герман Анисимов безуспешно добивается присвоения статуса ветерана боевых действий, который положен ему по закону. В октябре 1980 года его призвали в армию вместе с братом-близнецом из небольшого села Туарма в нынешней Самарской области и летом 1981 года отправили служить в Афганистан.

«Я совсем не боялся, мы с братом с удовольствием тогда летели в Афганистан. С детства читали про войну, про разведку, партизан, все книги в нашей сельской библиотеке прочитали на эту тему. Поэтому, когда попали, были рады. У нас был рейдовый артиллерийский дивизион, находились постоянно в полевых условиях, в городе там ни разу не были. Жили в землянках и почти всегда под носом у душманов. Поэтому даже на ночь автомат клали рядом с собой», — рассказывает RT Анисимов, который уже много лет живёт в Ульяновске.

В конце сентября 1981 года в районе Кабула в ходе нападения на блокпост 19-летний солдат попал в плен. 

«Был бой, и я оказался чем-то оглушён. В итоге оказался в руках у душманов. Сначала меня недели две-три таскали по деревням, пинали, плевали, к стенке ставили несколько раз, орали постоянно. За несколько дней до меня у них был таджик, тоже наш пленный, его расстреляли, а меня почему-то не стали. Через несколько недель меня увели в Пакистан. Там дважды удавалось сбежать из плена. Второй раз смог пробраться в Афганистан, но меня поймали, снова повезли в Пакистан на ишаке и в этот раз уже отдали в штаб душманов».

  • Герман Анисимов

По словам Анисимова, через некоторое время он случайно услышал, «что есть какие-то швейцарцы, которым его могут отдать».

«После этого были тюрьмы в Пакистане, и потом меня и ещё десятерых таких же наших пленных ребят переправили в Швейцарию. В общей сложности я провёл в плену у моджахедов около года», — вспоминает он.

Ветеран войны в Афганистане режиссёр-документалист Евгений Барханов, который вместе с небольшой группой энтузиастов продолжает искать пропавших без вести в ходе афганской войны советских солдат, поясняет, что это был уникальный прецедент.

«В 1982—1983 годах Международному комитету Красного Креста (МККК) удалось освободить в Пакистане 11 наших пленных солдат. СССР требовал сразу вернуть их на родину, но на Западе правозащитники выступили резко против, и ситуация застопорилась. В итоге нашли своеобразный компромисс: ребята должны были провести два года под надзором в дисциплинарном подразделении и потом вернуться домой», — рассказывает Барханов.

По его словам, моджахеды предлагали разместить пленных в дружественном им Пакистане, СССР — в Индии.

«Компромисса тут не получилось, и тогда МККК сказал, что готов интернировать их в Швейцарию, если СССР оплатит расходы. Наши с радостью согласились, но с каждого из ребят взяли бумагу, что по окончании двух лет они вернутся на родину. Все подписали», — говорит режиссёр.

«Когда в 1984 году двухлетний срок почти у всех ребят подходил к концу, западные правозащитники выступили против их принудительной отправки на родину и потребовали, чтобы им был предоставлен выбор — вернуться домой или остаться, — продолжает Барханов. — В итоге из 11 человек восемь вернулись, в том числе и Анисимов. Ещё один, Юрий Ващенко, буквально сбежал из этого дисциплинарного подразделения на озере Цуг в Германию, обосновался там. Потом он ненадолго возвращался в СССР в 1988 году. Ещё двое остались в Швейцарии, но один из них позже переехал в Австралию».

Анисимов говорит, что после двух лет в Швейцарии у него не было сомнений, возвращаться в Советский Союз или нет.

«Я советский человек, для меня оставаться там, на Западе, было как-то чуждо, СССР — моя родина всё-таки. Конечно, надеялся на благополучный исход, что не будет никаких ко мне претензий со стороны КГБ, хотя понимал, что они, естественно, будут всё выяснять. В итоге я ни о чём не жалею», — рассказывает он.

  • РИА Новости

«В октябре 1984 года я был отправлен в Советский Союз. В Москве меня встретил офицер военной контрразведки и сопроводил в войсковую часть №42219 в городе Чирчик (Узбекистан), где я давал пояснения представителям особого отдела. Через недолгое время все необходимые процедуры завершились. Меня формально зачислили в штат этой части и тут же уволили в запас, выдав военный билет со всеми необходимыми записями. Я поехал домой в село Туарма, получил там паспорт и прожил до середины 1986 года. После этого переехал на постоянное место жительства в город Ульяновск, где и проживаю в настоящее время», — говорится в автобиографии Анисимова, которую он приложил вместе с заявлением в Минобороны для присвоения ему статуса ветерана боевых действий (имеется в распоряжении RT).

Бывшего пленника пару раз вызывали на беседы и в КГБ в Ульяновске. «Спрашивали больше всего про тех ребят, которые решили остаться и не вернулись. Я сам их меньше интересовал», — вспоминает он.

Статус дают всем воевавшим

 

В начале 1990-х Анисимов решил получить положенный ему статус ветерана боевых действий.

«Я пошёл в военкомат в Ульяновске узнать про удостоверение участника боевых действий, которое, как я слышал, уже получили другие ребята, бывшие со мной в Швейцарии. Я пришёл, объяснил ситуацию военкому. А он вдруг вытащил сразу какие-то старые книги по участникам Великой Отечественной войны. Начал их листать. Сидим, смотрим друг на друга. И тут он говорит, что, мол, мы все прекрасно знаем, что ожидало тех солдат, которые в ту войну оказывались в плену. Ну я посидел, послушал его и после таких аналогий повернулся и ушёл. Тем более он сказал, что все мои документы находятся в КГБ. Я тогда никаких вопросов ему даже не задавал, подумал, что раз такие аналогии и намёки у него, то, видимо, никаких особых изменений в отношении к пленным со времён ВОВ не произошло», — рассказывает Анисимов.

Евгений Барханов, узнав историю Анисимова, предложил ему ещё раз обратиться в Минобороны РФ для получения статуса участника боевых действий. Также это обращение поддержал и руководитель рабочей группы по Афганистану Межведомственной комиссии при президенте Российской Федерации по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести Александр Лаврентьев. 

«Для получения статуса участника боевых действий достаточно находиться в войсковой части, которая принимала участие в боевых действиях. Хоть пять минут — в законе о ветеранах вообще не оговорено время пребывания. Этот статус дают всем, кто воевал в Афганистане, невзирая ни на какие обстоятельства. Например, Николай Быстров, который, попав в плен, долгое время был охранником знаменитого Ахмад Шаха Масуда, бегал с ним по горам, в общей сложности 12 лет провёл в Афганистане, спокойно получил все льготы, когда после гибели Масуда вернулся в Россию. Есть ещё один красноречивый пример — тот самый Ващенко, который провёл с Анисимовым два года в Швейцарии, но сбежал в Германию. Спустя несколько лет он приехал в СССР и без проблем получил в своём Перовском военкомате в Москве статус и все льготы. После чего благополучно вернулся в Германию на ПМЖ. Естественно, этот статус без проблем получили и все остальные «швейцарцы», вернувшиеся вместе с Анисимовым домой», — рассказывает RT Евгений Барханов.

По его словам, когда в 2020 году Анисимов снова подал документы в военкомат на оформление статуса, ему сказали, что проблем не будет и вопрос решится за три месяца.

«А в итоге уже прошёл год, и всё равно для положительного решения им чего-то не хватает», — говорит документалист.

Рекомендовали обратиться в ФСБ

Рассмотрение заявления Германа Анисимова состоялось 16 июля 2021 года на комиссии Центрального военного округа по рассмотрению обращений для оформления и выдачи удостоверений ветерана боевых действий. Несмотря на очевидный факт участия в войне и подтверждающие документы, все девять её членов единогласно приняли решение отказать ему в выдаче удостоверения.

Самого Анисимова и помогающих ему поисковиков при этом больше всего удивил не сам отказ, а его формулировка, поставившая их в тупик.

  • Евгений Барханов и Герман Анисимов

«Рекомендовано направить запрос в управление ФСБ России (не в архив) с приложением всех имеющихся документов. Обращение возвращается для доработки», — говорится в решении комиссии (есть в распоряжении RT).

«Если честно, мы до сих пор не понимаем, что с этим ответом делать. Если нужен запрос не в архив ФСБ, то куда? В итоге мы в сентябре направили письмо через интернет-приёмную на сайте ФСБ, приложив ответ комиссии ЦВО. Пока ждём ответа, но особых иллюзий нет. Я думаю, в ФСБ тоже поудивляются и отправят нас куда-нибудь ещё, возможно, обратно в Минобороны», — считает Барханов.

По словам режиссёра, уже летом 2021 года, когда обращение рассматривалось, он получил официальную выписку из архива женевского офиса МККК. Эта бумага подтверждает, что Герман Анисимов был интернирован в швейцарское дисциплинарное подразделение и провёл там два года, вернувшись домой в ноябре 1984-го. «Будем надеяться, что этот ответ как-то поможет», — говорит режиссёр.

Сам Герман Анисимов не понимает, почему ему — единственному из всех пленников — отказали в статусе.

    «Для меня в целом эта ситуация не очень понятна. Почему мне отказали, а остальным нашим нет? Чем я хуже остальных? Неужели у комиссии ЦВО не было информации о том, что другие ребята, прошедшие Швейцарию, всё получили? Этот их ответ — очевидная отписка. Я думаю, так как с тех пор прошло уже так много лет, сейчас, наверное, просто никто не хочет брать на себя ответственность», — считает он.

    По его словам, статус афганского пленника на его судьбе сказался лишь однажды. «Все родные и друзья отнеслись ко мне с пониманием и уважением. Но когда я устроился работать слесарем на авиазавод в Ульяновске, то почти сразу меня из-за этого уволили. Я их не особо за это упрекаю, там же военное предприятие в том числе, есть свои ограничения, судимых, например, не берут. Тем более я же не просто в плену был, но ещё и в Швейцарии. Видимо, решили перестраховаться», — говорит он.

    RT направил запрос в Минобороны РФ с просьбой подробнее разъяснить причины отказа в присвоении Герману Анисимову статуса участника боевых действий. 

    Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся