Не один на один
Не один
на один

«С сыном могу видеться только на выходных»: в Петрозаводске опека изъяла приёмных детей из-за синяков

Дети в беде

2 мая 2021, Павел Чернышов, Алёна Горинская

В Петрозаводске 45-летнюю приёмную мать Ларису Винярскую подозревают в жестоком обращении с детьми. Женщина пять лет воспитывала близнецов Алину и Егора, и никаких нареканий к ней не было, пока учитель интерната, где учился мальчик, не заметил у него синяки. Преподаватели обратились в органы опеки, и те изъяли детей. Теперь Лариса ждёт суда, чтобы доказать свою невиновность. По её словам, врачи обнаружили у мальчика синдром мраморности кожи — редкую патологию сосудов, из-за которой могут возникать синяки. Между тем прокурорская проверка выявила нарушения в действиях органов опеки и педагогов интерната.

Пять лет назад жительница Петрозаводска Лариса Винярская оформила опеку над двумя близнецами — Алиной и Егором. По словам женщины, у брата и сестры была сложная судьба — с 1,5 до 6 лет они уже жили в Вологде в приёмной семье.

«Потом приёмная мама их вернула, причину возврата в вологодской опеке мне не сообщили. Я нашла их в базе данных «Дети ждут» и после гостевого периода они стали жить у меня. Они когда меня в первый раз увидели, назвали мамой», — рассказывает RT Винярская.

По её словам, родные дети (старшие сыновья сейчас уже совершеннолетние, а младшая дочь — ровесница близнецов) не возражали.

Сама Лариса по образованию педагог, занимается бизнесом, поэтому проблем с созданием условий для воспитания приёмных детей у неё не было. 

Алина стала учиться в общеобразовательной финно-угорской школе, а Егора, у которого проблемы с умственным развитием и зрением, устроили в школу-интернат №23. 

При этом, как отмечает Винярская, сотрудники органов опеки фактически их не тревожили и нареканий к семье никаких не было.

«Нас иногда приглашали на какие-то праздники, мероприятия. Существенной помощи, внимания к нам не было ни со стороны школы, ни со стороны опеки. Претензий ко мне и моей семье никаких не было ни у директоров школ, ни у других социальных работников. Всё было хорошо, и то, что случилось, для меня стало шоком», — рассказывает RT Лариса.

Неожиданный разговор

Как вспоминает женщина, 22 декабря 2020 года её неожиданно пригласили на беседу в интернат. При этом классный руководитель мальчика, по словам Винярской, ничего по телефону объяснять не стала.

«Я разволновалась: что там такого могло произойти, о чём мне даже сказать не могут? И сразу же поехала в школу, — рассказывает RT Лариса. — А там уже целая комиссия собралась: соцпедагог, психолог, замдиректора по учебной части и классный руководитель».  

Сначала они сказали, что у Егора возникли проблемы с учёбой и поведением и с ним надо заниматься дефектологу и психологу, продолжает Винярская. 

А затем, уже в конце беседы, социальный психолог неожиданно сказал, что у мальчика заметили синяки, когда он переодевался перед физкультурой, и им пришлось опросить ребёнка.

«Кто конкретно его опрашивал из них — не знаю. Также они самовольно ребёнка раздели, сфотографировали при опросе. Спросили у меня, откуда синяки. А я их даже не видела! Егора я в школу отправила здоровым, без каких-либо проблем», — удивляется Лариса.

Затем директора интерната Ольга Фёдорова сообщила женщине, что обязана сообщить об инциденте в опеку, и сама посоветовала показать мальчика врачу.

На коллегиальном осмотре врачи, по словам Ларисы, ему поставили диагноз «мраморность кожи».

«У него кожа склонна к синюшности, образованию пятен, немного отекает. Если его за руку взять, то остаётся пятно. На локтях и коленях у него как раз такая синюшная кожа», — объяснила Лариса.

Несмотря на это, опека синяки на руке мальчика расценила как случай жестокого обращения с ребёнком, и Егора и Алёну забрали из семьи.

Мы поддерживаем связь 

Как отмечает Лариса, Алину и Егора забрали не сразу, а спустя две недели, 14 января. 

«За всё время праздников к нам никто не приходил, хотя сами же заявили, что дети находятся в опасном положении», — говорит Винярская.

Сейчас Алёна и Егор находятся в социальном центре «Надежда» для детей, оставшихся без попечения родителей.

«Я их навещаю каждую неделю, у меня составлен специальный график. Кроме того, дочка мне каждый день звонит — утром и вечером. Она мне рассказывает, как прошёл её день, я ей — как мой. А вот с Егором всё немного по-другому, потому что в течение учебной недели он живёт в интернате №23, то есть я могу с ним видеться только на выходных, когда он в «Надежде», — поясняет Лариса.

Судьбу близнецов — оставлять их с Ларисой или лишить её права опеки — должен решить суд, но дата слушаний до сих пор не назначена. 

Дело о жестоком обращении с детьми, которое заведено в отношении Ларисы, уже три раза возвращали участковому на доследование.

В свою очередь, городская прокуратура, куда Лариса обратилась с жалобой, выявила нарушения в действиях сотрудников опеки и интерната.

Как отмечается в ответе зампрокурора города, направленном Ларисе Винярской (есть в распоряжении RT), опека только два раза за пять лет проверяла жилищно-бытовые условия близнецов, хотя по закону обязана это делать раз в полгода. На этом основании было вынесено представление главе Петрозаводского городского округа.

Также надзорные органы вынесли представление директору интерната №23.

Проверка показала, что педагоги в нарушение закона самостоятельно, без присутствия законных представителей, опросили мальчика, раздели его и сфотографировали.

Руководитель движения «Иван Чай» Элина Жгутова считает, что, как и в других регионах, прилегающих к западным границам России, в Карелии ювенальные технологии быстрее всего проникли в практику социальных служб.

«Наверное, все помнят, как страну потряс случай отобрания шестерых детей в Костомукше (Республика Карелия) за «ненадлежащее» воспитание у семьи Киселёвых. Детей вернули под давлением общественности и при грамотной юридической защите. Сегодня семья благополучно живёт и здравствует, воспитывает детей. Но тогда нам пришлось буквально всей страной доказывать чиновникам всю абсурдность и трагичность ситуации с семьёй Киселёвых. Были и другие жалобы по Карелии», — отметила она.

В администрации Петрозаводска RT сообщили, что в курсе сложившейся ситуации, но до завершения проверки, которую проводят в том числе и следственные органы, комментариев предоставить не смогут.

В интернате №23 также от комментариев отказались, но заверили, что действовали из лучших побуждений.

RT продолжит следить за ситуацией вокруг изъятия приёмных детей из семьи Ларисы Винярской.