Не один на один
Не один
на один

«Выводы необоснованны»: на Ставрополье прокуратура выступила против лишения прав за приём антидепрессантов

Презумпция невиновности

25 марта 2020, Анатолий Караваев

В редакцию RT обратились три жителя Ставропольского края и Чечни, которых суд лишил водительских прав за езду в нетрезвом виде. В их анализах нашли следы антидепрессанта флуоксетин. Однако этот препарат не внесён в список наркотических и психотропных веществ, так что водителям его употреблять не запрещено. К тому же все трое автомобилистов утверждают, что не употребляли это лекарство, а процедура забора проб проводилась с нарушениями. Долгое время их жалобы не давали результата, однако в марте прокуратура направила в суд протест, в котором просит отменить прежние решения за отсутствием события преступления.

  • РИА Новости

Собратья по несчастью

Истории жителей Зеленокумска Сергея Максимова и Ильи Прокопченко, а также дальнобойщика из Чечни Беслана Базуркаева невероятно схожи.

Оказавшись в 2019 году в почти идентичных ситуациях, они сначала пытались отстаивать свою невиновность в одиночку, но, узнав друг о друге, объединили усилия в попытках вернуть себе право водить автомобиль.

В общих чертах история каждого выглядит следующим образом. Сотрудники ДПС остановили автомобиль и внезапно заподозрили, что водитель находится в нетрезвом состоянии. Основанием для подобных подозрений послужил один из утверждённых Минздравом, но при этом самый субъективный признак возможного алкогольного опьянения — резкое изменение окраски кожных покровов. После чего последовало освидетельствование водителя в машине ДПС (за исключением Базуркаева, которого, по его словам, с места ДТП сразу повезли сдавать анализы).

Несмотря на то что во всех трёх случаях результат при исследовании на алкотестере был отрицательным, инспекторы ДПС предложили водителям проехать в Советскую райбольницу для проведения более тщательного обследования, в частности анализа мочи.

Но и экспресс-анализ не выявил у них наличия основных запрещённых веществ. Тем не менее полицейские продолжают подозревать, что они имеют дело с нетрезвыми водителями, и решают направить мочу в Ставрополь на химико-токсикологическое исследование в краевой наркодиспансер.

При этом все автомобилисты уверяют, что ёмкость для забора мочи при анализе была кем-то распакована заранее, а после анализов их быстро выпроваживали из кабинета медики или полицейские, поэтому они, вопреки правилам, не видели, как ёмкость запечатывали, и не расписывались на ней потом.

Зато через несколько недель всех троих вызывали в ГИБДД, где полицейские сообщали им, что анализ выявил следы флуоксетина.

В инструкции к этому весьма распространённому рецептурному антидепрессанту ничего не сказано о том, что его употребление за рулём может трактоваться как езда в состоянии опьянения. Там есть лишь такая, весьма размытая рекомендация: «С осторожностью применять водителям транспортных средств и людям, деятельность которых требует повышенной концентрации внимания и быстроты психомоторных реакций. Во время лечения следует избегать приёма алкоголя».

Несмотря на то, что само лекарство не входит в список запрещённых для употребления наркотических или психотропных веществ, на автомобилистов составляли административные протоколы за езду в нетрезвом состоянии и дела отправлялись в мировой суд.  

«Десятки смертельных доз»

У Базуркаева и Прокопченко при анализе нашли совсем небольшие дозы флуоксетина, 2—5 мкг/мл, а вот у фермера Максимова, который, как и двое других мужчин, заверяет, что никогда не употреблял этот препарат и до лишения прав вообще не знал о его существовании, выявили сразу 1726 мкг/мл.

«У меня есть знакомый, который немного разбирается в этой сфере. Он недавно попытался подсчитать и пришёл к выводу, что, с учётом того, что в моче выводится лишь 30% того объёма, что находится в организме, для получения такого «выхлопа» я должен был употребить несколько десятков смертельных доз этого лекарства», — рассказывает RT Максимов.

«Если у меня освидетельствование показало отсутствие чего-либо, а находят какие-то следы лекарства, то почему суд даже не попытался выяснить, как оно в такой дозе влияет на организм? Вот у Базуркаева в анализах нашли около 2,5 мкг/мл, то есть примерно в 700 раз меньше. И суд посчитал, что мы с ним одинаково пьяные! Ну это же полный бред. Кто-то проверял, как этот флуоксетин воздействует с точки зрения опьянения? Это всё равно, что признать, что после чайной ложки и трёх бутылок водки люди будут находиться в одинаковом состоянии. Вообще было полное ощущение, что у нас не презумпция невиновности, а наоборот. Что бы я ни говорил и ни доказывал, никто особо слушать и что-то проверять не будет: верят по умолчанию только полицейским и врачам», — добавляет он.

Несколько опрошенных RT известных московских врачей-наркологов не смогли сразу прокомментировать результаты анализов ставропольских водителей, но также удивились существенной разнице в полученных результатах. Специалисты отметили, что, скорее всего, соответствующее исследование на предмет выявления пороговой дозы препарата, после которой он может влиять на состояние водителя, просто не проводилось, либо существенного влияния он не оказывает вовсе.

Доводам Максимова, что он ничего не употреблял и что сама процедура освидетельствования проходила с грубейшими, по его мнению, нарушениями, суд не внял — документы от сотрудников ДПС и медиков, а также показания их самих в ходе слушаний, по мнению сначала мирового, а затем и районного судей, были достаточным основанием для признания фермера виновным в пьяной езде.

Также было и в случаях с Прокопченко и Базуркаевым. Судя по текстам судебных актов, с которыми ознакомился RT, в материалах административных дел отсутствуют видеозаписи процедуры освидетельствования в больнице, а в некоторых случаях — и в машине ДПС. Как отмечают юристы, если записи нет, то, при отсутствии понятых, уже можно было бы поставить точку в процессе. Но суд довольствовался бумагой из ГИБДД о том, что видеозапись была утрачена, а виновный в этом получил взыскание.

В итоге для принятия решения о виновности водителей хватило имеющихся в деле документов — протоколов, актов, результатов исследований, а также показаний вызванных на заседание полицейских и медиков, давших пояснения по поводу спорных моментов. У вышестоящего районного суда вопросов также не возникло, после чего решение вступило в законную силу.

  • Reuters

Совпадение или месть

В беседе с RT все автомобилисты заявили, что административное преследование может быть своеобразной формой мести, но в отсутствие прямых доказательств категоричных выводов делать не стали.

«Тут речь даже не о коррупции, денег лично с меня ни на каком этапе никто не просил и даже не намекал на это. Но оказалось, что у всех нас эта неприятность произошла не сама по себе», — говорит Максимов.

По его словам, встреча с экипажем ДПС на пустынной городской улице рано утром 21 июля произошла вскоре после того, как он отказался продать администрации часть своей земли. Максимов не исключает, что таким образом кто-то отреагировал на его позицию.

«В Базуркаева, который с черепашьей скоростью карабкался на своём грузовике в гору, въехала женщина на Opel. Её сын оказался сотрудником ГИБДД из соседнего Будённовска. У женщины был запах алкоголя, но на освидетельствование почему-то повезли не её, а непьющего многодетного отца из мусульманской Чечни. С Ильёй Прокопченко полицейские были абсолютно уверены, что он пьян: у него в салоне незадолго до встречи с ДПС вроде были нетрезвые пассажиры и запах алкоголя в машине, с его слов, действительно был. Но в итоге алкотестер ничего не показал, поэтому, возможно, могли пойти на принцип. Вроде бы все наши случаи между собой напрямую никак не связаны, но столько совпадений в делах и этот непонятный флуоксетин у всех наводят на мысли», — говорит Максимов.

Он считает, что фальсификация анализов могла произойти именно в районной больнице.

«В первый раз мне никто не разъяснял моих прав и обязанностей, попросили сдать мочу в какую-то уже распечатанную ёмкость, а потом быстро выпроводили из кабинета и отвезли к машине, отпустив. Что стало с моими пробами, как их упаковывали, — ничего из этого я не видел. И, естественно, не расписывался на них — вообще не думал об этом: отпустили и хорошо. У остальных тоже самое», — вспоминает фермер.

Уже после первого решения суда, но ещё до того, как оно вступило в законную силу, из-за экстренных обстоятельств ему пришлось сесть за руль — и в этот момент его автомобиль остановили полицейские.

«Несмотря на то, что там шла речь о безопасности моих близких, что я не по собственной прихоти сел в машину, всё повторилось. Узнав, что я формально ещё не лишён водительских прав и могу ездить, они снова начали говорить о поменявших цвет кожных покровах, снова алкотестер и снова райбольница. Но на этот раз я уже знал все нюансы и, когда меня опять быстро хотели выпроводить, потребовал, чтобы всё было сделано по закону. Медработник замялась, сказала, что просто забыла и всё упаковала при мне. Через несколько недель выяснилось, что я чист. Думаю, что если бы не моя настойчивость тогда, в анализах, наверное, снова что-то нашлось», — говорит Максимов.

В ожидании реестра

Опрошенные RT автоэксперты и юристы с удивлением узнали о практике лишения прав за употребление флуоксетина, так как это вещество не относится к категории психотропных и не содержит спирта, как некоторые лекарственные препараты, из-за которых автомобилистов нередко привлекают к административной ответственности.

Между тем ГИБДД России ещё в 2018 году, как тогда выяснил RT, задумалась о введении в России специального реестра лекарственных препаратов, эффект от употребления которых планировалось приравнять к алкогольному и наркотическому опьянению. При этом в ведомстве совместно с Минздравом РФ планировали не просто составить список подобных лекарств, но и определить по каждому из них пороговую дозу, при превышении которой автомобилист подлежал привлечению к ответственности.

Однако по прошествии полутора лет инициатива, судя по всему, по-прежнему далека от реализации. В Госавтоинспекции на просьбу RT прояснить её текущий статус сделать это оперативно не смогли.

«Машина — это кусок хлеба»

Многочисленные обращения лишённых прав автомобилистов в различные инстанции долгое время не приводили к результатам. Они жаловались и в краевую ГИБДД, и в прокуратуру Ставрополья, обратились и к полпреду президента в Северо-Кавказском федеральном округе, лично ездили для этого на приём в Пятигорск.

«Для нас ведь машина — это кусок хлеба, у нас в городе с работой проблема, и, конечно, трудно смириться, что тебя вот так в два счёта ни за что превратили в пешехода», — объяснил RT Илья Прокопченко.

Молодой человек, в отличие от отчаявшегося Сергея Максимова, после неудачи в районном суде решил подать кассационную жалобу в пятый кассационный суд. Туда же обратился и Беслан Базуркаев.

«Моя история — это вообще что-то за гранью. В мой КамАЗ влетела женщина, которая на большой скорости выехала на встречку. Пытался прижаться к обочине, но всё равно столкнулись, потом сам её вытаскивал из разбитой машины, помогал, а меня в итоге превратили, по сути, в виновника аварии. Через семь часов после ДТП повезли в больницу сдавать анализы. Никакого исследования на алкотестере даже не было. Для меня не то что таблетки эти — алкоголь в рот взять немыслимо, я мусульманин, у нас в Чечне с этим очень строго, а они меня фактически опозорили. Очень тяжело смириться с таким отношением. Мне надо кормить детей, и, чтобы как-то зарабатывать, я нанял человека и езжу в своём отремонтированном за свой счёт грузовике пока как пассажир», — рассказал RT Базуркаев.

Разобраться в ситуации он просил и чеченские власти. Недавно к ситуации подключился депутат Госдумы от Ставрополья Михаил Кузьмин.

Вместе с председателем Совета при главе Чечни по развитию гражданского общества и правам человека Тимуром Алиевым они обратились к Генпрокурору РФ с просьбой ещё раз проверить дело Прокопченко и Базуркаева.

Вмешательство Генпрокуратуры

По мнению лишённых прав водителей, именно обращения со стороны Алиева и Кузьмина, к доводам которых отнеслись более внимательно, стало переломным моментом в их деле.

Как отмечают автомобилисты, с подачи Генпрокуратуры, позиция краевой прокуратуры, которая до этого, как и другие инстанции, отписывала, что никаких нарушений в их делах нет, кардинально изменилась.

Так, ещё 27 февраля в письме из Будённовской межрайонной прокуратуры Илье Прокопченко разъяснялось, что все решения в отношении него были приняты на законных основаниях, а следовательно, и оснований для мер прокурорского реагирования не имеется.

Обосновывая правильность действий сотрудника ДПС, и. о. заместителя межрайонного прокурора отмечал, что флуоксетин является антидепрессантом с побочными эффектами в виде вялости, сонливости, головокружения, нарушении равновесия, а также ссылался на пункт ПДД РФ, согласно которому водителю запрещается управлять транспортным средством под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание.

В начале марта ещё одно отказное письмо Прокопченко получил из Советской районной прокуратуры, где на его обращение также сообщили, что никаких нарушений в деле нет.

Но примерно в эти же дни поступило указание из Генпрокуратуры, и зампрокурора Ставрополья Игорь Никишин направил в Пятый кассационный суд протест на решения нижестоящих инстанций по делу Прокопченко, в котором просит отменить прежние решения за отсутствием события самого правонарушения. Аналогичная позиция у прокуратуры и по делу Базуркаева. С большой долей вероятности такой же протест будет подан и в отношении дела Максимова, который, отчаявшись добиться справедливости, в кассационный суд жалобу не подавал.

Что стало основанием для протеста, выяснилось лишь на этой неделе.

«Только в этот понедельник я получил письмо из расположенного в Пятигорске Пятого кассационного суда, где меня уведомили о поступлении протеста от краевой прокуратуры. Там был сам текст документа, мне дали время до 3 апреля представить свои возражения. Конечно, никаких возражений не будет, я безумно рад и благодарен сотрудникам прокуратуры, что они всё-таки разобрались в ситуации и поняли, что мы стали жертвами как минимум судебной ошибки», — заявил RT Прокопченко.

В своём протесте (есть в распоряжении RT) Никишин отмечает, что производство по административному делу должно быть прекращено за отсутствием самого события правонарушения. Он основывается на доводах, на которые ранее неоднократно обращали внимание сами пострадавшие водители и их юристы.

В частности, вывод о нетрезвом состоянии Прокопченко сделан лишь на основании наличия в его моче 5,47 мкг/мл флуоксетина, однако суд не стал выяснять, какая доза препарата приводит к опьянению.

Кроме того, Никишин в своём протесте отмечает, что флуоксетин не входит в список наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, употребление которых запрещено законом, а значит, «при отсутствии у Прокопченко И.А. клинических признаков опьянения, заключение о его нахождении в состоянии опьянения нельзя признать правильным».

«При таких обстоятельствах выводы суда о привлечении Прокопченко И.А. к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ необоснованны», — говорится в документе. 

Протест уже поступил в суд, но дата слушаний пока не назначена. На фоне существенных ограничений в работе российских судов из-за эпидемии коронавируса не исключено, что рассмотрение дела пройдёт уже после улучшения эпидемиологической ситуации. Кстати, кассационная жалоба на решения судов от самого Прокопченко поступила в тот же Пятый кассационный суд ещё в январе, но и её пока не рассмотрели.

Тем не менее сами автомобилисты надеются, что после того, как их аргументы наконец были услышаны и за них вступилась Генпрокуратура, возврат прав — это лишь вопрос времени.

«Я сам употребляю флуоксетин, езжу за рулём и, естественно, не считаю, что что-то нарушаю, это обычное лекарство, — заявил RT адвокат Беслана Базуркаева Максим Шульга. — Абсурд всего этого дела лично мне, как юристу, очевиден: людей наказали вообще ни за что. Хорошо, что в итоге удалось переломить ситуацию. Решение, уверен, будет отменено, а мой доверитель, возможно, будет потом требовать возмещения морального вреда».

RT будет следить за дальнейшим развитием событий в деле троих лишённых прав водителей.

Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся