Не один на один
Не один
на один

«Проблема не единична»: сторонник «антимайдана» из Одессы не может получить паспорт РФ из-за преследования на Украине

Бюрократия и право

15 января 2020, Артём Дубнов

Основатель одесского детского военно-патриотического клуба и сторонник «антимайдана» Виталий Назлымов почти полтора года пытается получить российское гражданство. В 2015 году мужчина был арестован СБУ по обвинению в подготовке убийства, планировании терактов и хранении оружия. В итоге его осудили только по последнему пункту, но Виталий вину не признал, назвав преследование политическим, и подал апелляцию. Впрочем, ещё до её рассмотрения мужчину выпустили на свободу, поскольку он уже отбыл положенный срок в СИЗО. Практически сразу Назлымов уехал в Брянск, где попытался получить российское гражданство, однако не смог этого сделать из-за формально незакрытой судимости на Украине. При этом брянские чиновники признали случай Виталия неординарным, посоветовали приложить дополнительные документы к заявлению на оформление гражданства, а затем направили их в Москву.

Виталий Назлымов родился в 1966 году в Болграде Одесской области. Распад Советского Союза застал его на сверхсрочной службе в 98-й дивизии ВДВ, части которой дислоцировались в его родном городе. По словам Виталия, он собирался строить военную карьеру, но принимать украинскую присягу не захотел. 

После демобилизации Назлымов уехал в Германию, где 15 лет проработал на охранных предприятиях. В 2007 году Виталий вернулся на Украину и стал преподавать детям самбо.

«Три года я учил детей борьбе, но со временем понял, что молодёжь должна не только уметь драться, но и расти духовно, — рассказывает Назлымов RT. — Так, в 2010-м на базе секции я создал военно-патриотическую организацию Одесский казацкий кадетский корпус. В корпусе я старался делать упор именно на воспитательную работу. Со временем мы стали проводить 30—40 мероприятий в рамках патриотического воспитания: тут и ежегодные многокилометровые походы, посвящённые 9 Мая, и многое другое».

По словам Виталия, местные власти поначалу даже оказывали содействие работе корпуса, но после госпереворота на Украине в 2014 году отношение к его деятельности изменилось.

«Я открыто поддерживал «антимайдан» и ещё в конце 2013 года выступил на местном телевидении, где в сюжете о воспитании молодёжи чётко высказал своё мнение о происходящем. Говорил об угрозе подмены исторических ценностей, навязывании населению новых псевдогероев, а по факту преступников, — вспоминает одессит. — Думаю, как раз после этого сюжета я и привлёк внимание радикалов, а впоследствии и спецслужб. На националистических сайтах корпус начали именовать «рассадником пророссийских настроений». Ну и потом для новых властей я автоматически перешёл в разряд предателей».

Арест и пытки

После победы «евромайдана» Одесский казацкий кадетский корпус продолжал работать в обычном режиме чуть больше года. 10 апреля 2015-го в Одессу на годовщину освобождения города от немецких оккупантов приезжал Пётр Порошенко, который на тот момент занимал пост президента Украины.

Незадолго до прибытия украинского лидера, по словам Виталия, сотрудники СБУ арестовали около 30 представителей местного казачества и ветеранов боевых действий в Афганистане в рамках нескольких уголовных дел. В их числе оказался и Назлымов.

Мужчина был задержан 8 апреля по обвинению в незаконном хранении оружия, планировании терактов, а также в подготовке покушения на убийство активиста «евромайдана» Сергея Гуцалюка. Назлымов вину признавать отказался. А своё преследование объяснил политическими мотивами и желанием местных силовиков отчитаться об успешной работе в преддверии визита президента.

«Что касается обвинений в незаконном хранении оружия, это вообще интересная история. Действительно, дома у меня было несколько ММГ (макетов массо-габаритных) оружия, нужных для работы корпуса. Во время обысков силовиков особенно заинтересовал иностранный макет пистолета-пулемёта УЗИ, который было сложно отличить от боевого. Именно он первоначально и лёг в основу обвинения, — поясняет мужчина. — Позднее, когда экспертиза установила, что этот макет не может использоваться в качестве оружия, в обвинительном заключении внезапно появился некий пистолет-пулемёт «Скорпион», которого даже не было в протоколе обыска».

По словам Виталия, первые несколько месяцев в СИЗО для него и других арестованных антимайдановцев оказались самыми тяжёлыми.

«Оперативники СБУ пытались выбить из нас признания. Они и душили, и били электрошокерами. Эта история была стандартной для всех задержанных, — рассказывает он. — Потом на нас обратили внимание Международный Красный Крест и ОБСЕ. Нас внесли в списки обмена с ДНР и де-факто признали нас политическими. Нас навещали каждый месяц, иногда чаще, заходили в камеры, смотрели условия. После их вмешательства ситуацию удалось переломить, по крайней мере бить нас перестали».

Отъезд в Россию

8 сентября 2017 года Киевский районный суд Одессы вынес вердикт по делу Назлымова. Он был оправдан по обвинениям в терроризме и покушении на Гуцалюка за отсутствием доказательств, но приговорён к шести годам лишения свободы за незаконное хранение оружия. Назлымов обжаловал этот приговор.

Впрочем, Виталию удалось освободиться ещё до пересмотра его дела. На тот момент на Украине действовал так называемый закон Савченко, в соответствии с которым день предварительного заключения засчитывался за два дня в колонии. 9 апреля 2018 года, через три года после ареста, Назлымов вышел на свободу.

По словам мужчины, он сразу стал готовиться к апелляционному суду. Но на первом заседании, состоявшемся 6 мая, судейская коллегия взяла самоотвод. На двух следующих заседаниях ситуация повторилась. В итоге дело Назлымова было передано в Верховный суд Украины, который постановил рассмотреть апелляцию в Николаеве.

«После трёх самоотводов судей подряд и перевода дела в Николаев стало очевидно, что решение по моему вопросу может, скажем так, быть ангажированным. Об этом говорили и мои знакомые в судебной системе, — говорит Назлымов. — Кроме того, николаевские судьи давно известны тем, что полностью легли под СБУ. Взвесив все за и против, я решил не дожидаться приговора и уехать в Россию».

Законодательный барьер

В июне 2018 года Назлымов приехал в Брянск. Со второй попытки он добился включения в квоту на предоставление временного убежища, а весной следующего года одесситу удалось оформить разрешение на временное проживание в РФ.

В августе 2019 года Назлымов стал участником государственной программы переселения соотечественников. Эта программа — кратчайший путь к получению российского гражданства.

В конце октября Виталий подал заявление на получение российского гражданства, однако ещё до вынесения решения, 4 декабря, он был вызван в миграционное управление Брянской области.

«В управлении мне сообщили, что, согласно законодательству РФ, моё преследование на Украине является препятствием к получению гражданства. В этом плане закон не делит соискателей на уголовников и политических, — поясняет Назлымов. — Тем не менее чиновники пошли мне навстречу. Мне предложили отозвать своё заявление, чтобы не получить формальный отказ. После чего снова подать документы, приложив к ним дополнительные бумаги, указывающие на политическую составляющую моего дела».

В центральном аппарате МВД RT подтвердили, что, действительно, по закону заявления от лиц, преследуемых по уголовным статьям за рубежом, должны быть отклонены.

«В соответствии с пунктом «ж» ч. 1 ст. 16 Федерального закона, отклоняются заявления о приёме в гражданство Российской Федерации, поданные лицами, которые имеют неснятую или непогашенную судимость за совершение умышленных преступлений на территории Российской Федерации или за её пределами, признаваемых таковыми в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации», — говорится в ответе ведомства.

За несколько дней до Нового года Назлымов повторно направил заявление о принятии его в российское гражданство.

«Как мне объяснили, ввиду нетипичности моей ситуации, моё заявление отправят в Москву, где и будет принято решение по моему вопросу. Надеюсь, что оно всё-таки будет положительным, — продолжает он. — В моей ситуации сложно винить чиновников. Они следуют букве закона. Кроме того, они действительно вошли в моё положение. Тем не менее моя проблема не единична, и её надо решать. Политзаключенные, находившиеся в списках Минских соглашений на обмен, попадают под ту же гребёнку, что и обычные уголовники. На последнем, декабрьском обмене вышли на свободу 11 человек, с которыми я был в одесском СИЗО. Сейчас они в Донецке, но большинство из них потом попробуют обосноваться в России. К сожалению, скорее всего, в будущем они столкнутся с теми же проблемами, что и я сейчас». 

RT направил запрос в МВД России с просьбой разобраться в ситуации Виталия Назлымова.

Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся