Не один на один
Не один
на один

«Следователь говорила, что от неё ничего не зависит»: как студентку посадили без доказательств на 11 лет за наркотики

Презумпция невиновности

7 августа 2019, Даниил Ломакин

Весной 2017 года в Екатеринбурге 18-летнюю студентку Алёну Полуяхтову признали виновной в распространении наркотиков через интернет и с помощью закладок. Показания против неё дали знакомые по студсовету, в отношении которых велось следствие. Кроме их свидетельств, в деле оказалось только одно доказательство — тетрадь с лекциями Полуяхтовой, в которой она по просьбе одного из молодых людей описала места, где оказались закладки наркотиков. Девушка, по её собственным словам, не знала о наркотиках и думала, что эти записи нужны для организации квеста. Студентку приговорили к 11 годам тюрьмы. RT посетил Полуяхтову в ИК-6 в Нижнем Тагиле — она рассказала, как проходило следствие и суд, как живёт в заключении и по-прежнему пытается доказать свою невиновность.

  • Как студентку посадили на 11 лет за наркотики без доказательств

Алёна Полуяхтова из города Каменск-Уральский с детства хотела стать изобретателем и после школы отправилась в Екатеринбург учиться на факультете инноватики в Уральском федеральном университете.

«Я хотела заниматься изобретениями для России в области молекулярной физики, — рассказывает она в интервью RT. — Очень люблю физику и математику, поэтому и выбрала это направление».

Свободное время девушка посвящала работе тренером по фитнесу и педагогом по танцам, занималась со взрослыми и детьми.

Сейчас вместо учёбы и карьеры в науке Полуяхтова коротает дни за решёткой.

Прогулка с закладками

Жизнь студентки-отличницы перевернулась 18 мая 2016 года. 

«В тот день моя подруга Полина Юдина предложила встретиться с парнями из студсовета — Евгением Юнусовым и Робертом Ахметсафиным, чтобы прогуляться и обсудить организацию очередного квеста для студентов из общежития», — вспоминает она обстоятельства рокового дня.

Со старшекурсниками Полуяхтову связывала только общественная работа в университете — ни дружбы, ни романтических отношений не было.

«Мы гуляли, и один из ребят — Евгений — спросил, есть ли у кого-то из нас тетрадка, — рассказывает она. — Сказал, что у него появилась идея для квеста, а записать некуда. Я в тот день была на лекциях, и тетрадь для конспектов была с собой. Женя стал время от времени отходить от нас, пропадая из поля зрения, а когда возвращался, диктовал описание местности: такое-то дерево, такой-то куст... Ничего странного или подозрительного в этом я не увидела. Неожиданно к нам подошли полицейские, начали обыскивать нас и машину Роберта, на которой мы приехали. Нашли наркотики в бардачке и в кошельке Роберта. Меня попросили показать тетрадь. В тех местах, о которых я сделала записи, потом нашли закладки».

Полуяхтову и Юдину полицейские отпустили. Юнусов и Ахметсафин вскоре после задержания написали явку с повинной, признавшись, что они вдвоём распространяли наркотики.

«Тогда они дали правдивые показания обо мне и Полине, сказали, что просто позвали нас гулять, чтобы обсудить квест, и к распространению наркотиков отношения мы не имеем. Однако спустя полгода они заключили досудебное соглашение — Евгений дал показания против меня, заявив, что я вместе с ними употребляла и распространяла наркотики. Роберт, в свою очередь, дал показания против Евгения», — продолжает Полуяхтова.

Обвинение на словах

В отношении Полуяхтовой было возбуждено уголовное дело по ч. 4. ст. 228.1 УК РФ (распространение наркотиков группой лиц в крупном размере). По версии следствия, студентка и её товарищи по институту покупали наркотики у неустановленных лиц через интернет, а потом продавали в розницу, делая тайники. Студентке вменили покушение на распространение 16,7 г мефедрона.

Показания двух старшекурсников и тетрадь с описанием местности стали, по сути, единственными доказательствами вины Полуяхтовой.

«Всё обвинение было построено исключительно на словах Жени, — говорит Полуяхтова. — У нас была очная ставка с ним, которая длилась пять часов. Его спрашивали, почему он именно мне предложил распространять наркотики, почему он мне доверял. На все эти вопросы моего адвоката он отвечал: «Не знаю». Вёл себя как неадекватный человек. Даже следователь была в шоке».

Из материалов дела, с которыми ознакомился RT, следует, что ни поставщиков запрещённых веществ, ни банковских счетов, через которые Полуяхтова якобы получала деньги, следствие не искало.

Полуяхтова говорит, что до этого случая даже не слышала о том, что такое бесконтактный способ распространения наркотиков.

«Это понимала и следователь. Она мне так и говорила: «Алёна, я знаю, что ты не виновата, что просто оказалась не в то время и не в той компании, но от меня ничего не зависит», — вспоминает девушка.

В то, что Полуяхтова могла распространять наркотики, не верят и её знакомые.

«Мы дружили около года, с тех пор как она перевелась учиться в Каменск-Уральский, — рассказывает RT однокурсник Полуяхтовой Александр Андреев. — Училась Алёна очень хорошо, лучше всех. Даже не верится, что такую девушку кто-то мог заподозрить в распространении наркотиков».  

«Судья мило улыбался»

В мае 2017 года, после двух месяцев судебного разбирательства, Кировский районный суд Екатеринбурга признал Полуяхтову виновной и приговорил к 11 годам колонии общего режима.

«Судья сидел и мило улыбался, никак не реагировал на наши доводы, не слушал свидетелей защиты. Было понятно, что он уже всё решил», — говорит Полуяхтова.

Причём «подельники» студентки, давшие против неё показания (что являлось условием досудебного соглашения), получили из-за этого наказание вдвое меньше. Так, Ахметсафина приговорили к четырём годам и десяти месяцам тюрьмы, а Юнусова — к шести годам заключения.

«Они уже, наверное, вышли на свободу и продолжают заниматься преступной деятельностью. Им, можно сказать, всё сошло с рук», — отмечает Полуяхтова.

В свою очередь, адвокат девушки Екатерина Нечаева утверждает, что в деле фактически не было доказательств вины её подзащитной.

«Это уголовное дело не укладывается ни в какие рамки, — отмечает в беседе с RT Нечаева. — Cледствие просто не собирало доказательства: не провело обыски и выемки дома у Полуяхтовой, не исследовало с привлечением экспертов изъятые ноутбуки и смартфоны Юнусова и Ахметсафина, не взяло отпечатки пальцев с изъятых в автомобиле полимерных пакетов, пустых и со следами наркотического средства. Показания Полуяхтовой, отрицающей причастность к этим пакетам, не проверены».

Как поясняет адвокат, именно в ситуации отсутствия собранных доказательств вины Полуяхтовой появилось досудебное сотрудничество и новые показания Юнусова и Ахметсафина, в которых они сообщили, что Алёна неоднократно участвовала в закладках наркотиков, длительное время употребляла вместе с ними вещества, за участие в сбыте получала наркотики, а также нашла для Юнусова банковскую карту для получения вознаграждения от сбыта.

«Однако в этих показаниях нет ничего конкретного: ни времени, ни места, ни даже реквизитов банковской карты, — говорит она. — В объективном суде Алёна была бы однозначно оправдана, а в гуманном — ей бы вменили пособничество и дали года два условно».

«Хорошие девочки сидят дома»

Адвокат Евгения Юнусова Алексей Гольцев считает, что Полуяхтова осуждена справедливо.

«Все акты, включая досудебное соглашение с Юнусовым, были проверены судом и признаны законными, — заявил RT Гольцев. — Кроме того, я не склонен верить тому, что говорила Полуяхтова, потому что её версия про квесты тоже звучит малоубедительно. Ей вменили только один эпизод — по тем наркотикам, которые закладывались в день задержания, однако в её тетради были и другие записи».

На другие вопросы RT Гольцев отвечать отказался, сославшись на адвокатскую тайну и отсутствие необходимых договорённостей со своим клиентом.

Слова Гольцева противоречат протоколу осмотра, согласно которому, помимо записей о закладках, сделанных в день задержания студентов, в тетради Полуяхтовой были обнаружены только конспекты лекций.

Мать Юнусова убеждена, что Евгений дал правдивые показания против Полуяхтовой, но аргументов в пользу этого в беседе с RT привести не смогла.

«Это (версия, что Юнусов оговорил Полуяхтову. — RT) субъективное мнение Алёны и её адвоката, — говорит Ирина Юнусова. — Я знаю, что она сама не ангел».

При этом Ирина отмечает, что Полуяхтову «в глаза не видела и знать о ней не хочет».

«Её тетрадь, её почерк. Если бы она была не виновата, то и не была бы с ними. Хорошие девочки дома сидят и уроки делают», — говорит она.

Связаться с адвокатом Ахметсафина RT не удалось. Его родители — предприниматели Фиданис и Альфия Ахметсафины — на вопросы RT отвечать отказались.

Связаться с Полиной Юдиной, которая проходила по делу свидетелем, RT также не удалось — на телефонные звонки она не ответила.

Стоит отметить, что в ходе предварительного следствия Полина утверждала, что один раз пробовала наркотики вместе с ребятами и Алёной, однако на суде от этих показаний почему-то отказалась.

При этом в ходе судебного заседания Юдина рассказала, что Полуяхтова делала такие записи и раньше.

По словам матери Полуяхтовой, в личной беседе Юдина поясняла, что давала показания по указке следователя.

«Я спрашивала, почему она так сделала. Та ответила, что ей так велели правоохранители», — говорит RT Наталья Полуяхтова.

«Раньше я не разбиралась в людях»

Во время интервью Алёна Полуяхтова часто улыбается — говорит, что пытается вести в тюрьме активный образ жизни и не падать духом.

«Было тяжело адаптироваться среди этого контингента. Но я мыслю оптимистично. Я постаралась максимально занять свободное время: обучилась на повара, электрика и пекаря; работаю помощником воспитателя в доме ребёнка, где находятся малолетние (до 3 лет) дети осуждённых; занимаюсь спортом. Сейчас мы готовим юмористический концерт. Даже из этой истории я смогла вынести положительный опыт. Например, раньше я не разбиралась в людях, а теперь научилась», — рассказывает она.

По её словам, большинство осуждённых, с которыми она сидит, попали в тюрьму по той же статье.

«Тут все, конечно, «не виноваты», в том числе и те, кто сидит за наркотики, — говорит Полуяхтова. — Но я вижу, что сажают в основном тех, кто просто употреблял наркотики. При этом им вменяют статью о распространении. В основном женщины попадают в тюрьму просто заодно со своими мужьями, которые занимались продажей наркотиков».

Суд согласился с объективностью следствия

В ГУ МВД России по Свердловской области RT заявили, что во время следствия по делу Полуяхтовой никаких нарушений закона допущено не было, вина девушки была полностью доказана и суд согласился с объективностью собранных доказательств.

«В январе 2017 года уголовное дело по обвинению Полуяхтовой с обвинительным заключением было направлено прокурору Кировского района Екатеринбурга, который полностью согласился с объективностью и полнотой проведённого расследования и достаточностью собранных по делу доказательств, утвердил обвинительное заключение. Суд пришёл к выводу, что все доказательства обвинения отвечают требованиям закона, являются допустимыми, взаимно обуславливают и дополняют друг друга, что является достаточным для разрешения дела. Вина Полуяхтовой в инкриминируемом ей преступлении доказана в полном объёме. Нарушений уголовно-процессуального законодательства со стороны должностных лиц отдела №2 СО УМВД по городу Екатеринбургу не установлено», — говорится в официальном ответе ГУ МВД России по Свердловской области на запрос RT.

На вопросы RT о ходе следствия в ведомстве не ответили. 

Между тем адвокат Полуяхтовой пытается попасть на приём к заместителям генерального прокурора России и намерена обжаловать приговор в новом кассационном суде — после недавно проведённой судебной реформы они должны заработать в октябре 2019 года.

Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся