Не один на один
Не один
на один

«Я им теперь — чужая тётя»: в Подмосковье врач борется с опекой за возвращение ей троих приёмных детей

Дети в беде

4 июля 2019, Екатерина Суслова, Анна Абакумова

Врача из Подольска Татьяну С. лишили опеки над тремя детьми. Их отобрали после того, как старший мальчик рассказал в детском саду, что мама «укусила его за ухо». Позднее пятилетний ребёнок признался, что пошутил, однако опека уже приняла решение забрать у Татьяны детей. Почти месяц малыши находятся в Морозовской больнице, причём один из них, как утверждает Татьяна, пострадал от действий медсестры, которую уличили в жестоком обращении с маленькими пациентами. В отношении приёмной матери должна была пройти проверка. Однако, по словам адвоката женщины, документы по делу Татьяны потерялись. Теперь она пытается через суд добиться права забрать детей домой. Получить комментарий органов опеки RT не удалось, а в детском саду, откуда «скорая» увезла старших ребят, заявили, что у них были основания подозревать мать в грубом обращении с детьми.

  • В московской больнице уже месяц держат изъятых у женщины-врача приёмных детей

В Подольске у врача Татьяны С. отобрали трёх приёмных детей: пятилетнего Мишу, трёхлетнюю Алину и двухлетнего Руслана (имена детей изменены). Как утверждает сама женщина, их изъяли из семьи из-за того, что старший ребёнок рассказал воспитателям детсада, будто мама «укусила его за ухо».

7 июня семья собиралась отмечать день рождения младшего сына — Руслана. Татьяна специально приехала в детсад №737 в Беляево за Мишей и Алиной пораньше, чтобы отвезти их на праздник. Но в детском саду её ждали медики скорой помощи,. Оказалось, что воспитатели вызвали врачей из-за ссадины на ухе Миши.

«Мне велели подняться на этаж к администрации. Я испугалась, что с моими детьми что-то случилось. А мне рассказали, что я якобы укусила сына за ухо — это он им так сказал, — вспоминает Татьяна. — Сын стоял рядом, и когда я спросила, кусала ли я его, он ответил, что пошутил».

Женщина признаёт, что у Миши на ухе действительно была ссадина, но мальчик мог получить её во время игры, например в аквапарке, куда часто ходит семья. Татьяна, врач по профессии, заметила ранку и обработала её спиртом и зелёнкой. Как рассказывает женщина, Мише процедура очень не понравилась. По её предположению, из-за этого он и сказал воспитателям, что его «укусила мама». 

У сотрудников детсада были вопросы и по поводу Алины. В конце мая у девочки обнаружили отит, и отоларинголог назначил ей «Отофу» — капли красноватого цвета. За несколько дней до изъятия детей воспитатели уже звонили Татьяне на работу и спрашивали, что течёт у девочки из уха. Мать объяснила, что это лекарство, но 7 июня сотрудники детсада решили отправить Алину в больницу вместе с якобы укушенным Мишей.

«Я была категорически против того, чтобы детей увозили в больницу. Я готова была поехать вместе с ними. Но мне объявили, что сама я с детьми никуда не поеду, потому что, оказывается, меня отстранили от опекунства. То есть я им теперь «чужая тётя», — рассказывает женщина.

В детском саду №737 отказались комментировать RT ситуацию с изъятием детей у приёмной матери, однако отметили, что до этого у руководства учреждения уже неоднократно возникали «серьёзные претензии» к семье.

«Да, это было неоднократно, претензии были серьёзные. Это просто дошло уже до ручки», — заявила RT заведующая детсада. Никаких подробностей она не сообщила. 

«Грубое обращение»

Вскоре с Татьяной связались сотрудники опеки. Выяснилось, что воспитатели из детского сада не только вызвали «скорую», не поставив в известность мать, но и сообщили о якобы грубом обращении с ребёнком в полицию. В управлении опеки и попечительства Минобразования Московской области по городу Подольску, где состоит на учёте приёмная мать, потребовали, чтобы Татьяна немедленно доставила к ним третьего ребёнка.

По дороге домой женщина связалась со знакомыми юристами. Те посоветовали сразу же отвезти младшего сына на медосвидетельствование, чтобы доказать, что у него всё в порядке со здоровьем. По словам Татьяны, в поликлинике по месту жительства врач подтвердила, что младший ребёнок здоров. Никаких телесных повреждений у мальчика не нашли. Тем временем сотрудники органов опеки прислали женщине распоряжение о расторжении договора об опеке.

«В распоряжении говорилось о «грубом обращении» с детьми, но не было написано ни слова о том, в чём это выражается», — подчёркивает приёмная мать.

В Морозовскую больницу, куда отправили Мишу и Алину, Татьяну не пустили. На просьбу женщины позволить ей видеться с детьми в подольской опеке ответили отказом. В ведомстве считают, что для этого нет оснований.

С расторжением договора об опеке Татьяна фактически стала своим детям чужим человеком. 11 июня забрали и младшего ребёнка — Руслана.

Одни в больнице

Миша и Алина провели в Морозовской больнице уже 27 дней. По словам приёмной матери, дети плачут и просятся домой. Они не понимают, почему их забрали у матери.

«У детей и так были психологические травмы, а сейчас они вновь переживают этот ужасный опыт, опять остались одни, — говорит Татьяна. — Миша самый старший. На него сильнее успели повлиять те условия, в которых дети жили до того, как попали ко мне. Но даже Алина часто подходила к бабушке и спрашивала: «Ты меня никому не отдашь?»

25 июня в соцсетях и СМИ появилось видео, на котором медсестра бьёт мальчика и привязывает его к кровати. Ребёнок плачет и умоляет отпустить его. Татьяна пришла в ужас: по её словам, женщина на видео поднимает руку на Мишу.

«В тот день я заходила на сайт Морозовской больницы — и тут увидела новость, что медсестра этой больницы била детей, — рассказывает Татьяна. — У меня сердце сжалось, я подумала, что это кто-то из моих. Сразу нашла видео. Оно, конечно, не очень чёткое, но я увидела Мишины сандалики, увидела их палату. Алина стояла рядом».

Когда Татьяна приехала в Морозовскую больницу, детей уже перевели в другой, закрытый корпус. Женщина отмечает, что на входе и всех этажах здания, куда поместили детей, стоит охрана. По её словам, пройти к ним невозможно.

Тогда Татьяна отправила видео с избиением ребёнка заместителю министра образования Московской области. Она потребовала, чтобы ей позволили забрать детей из медучреждения. Но в ответ пришла отписка о том, что «проводится проверка». Дети по-прежнему находятся в больнице в изоляции.

По всей России в поисках детей

Дети, которых забрали у Татьяны сотрудники опеки, прожили с ней два года. Женщина вспоминает, как искала своих ребят по всей стране.  

«Я объехала всю среднюю полосу России, была в каждом детском доме — искала своих детей. Я была в Кирове, Архангельске, Перми, Нижнем Новгороде, Зареченске, Туле и многих других городах», — отмечает женщина.

Алину и Мишу Татьяна нашла на Урале. Дети лежали в больнице, их только что изъяли из родной семьи. По словам Татьяны, оба ребёнка были в очень тяжёлом состоянии.

«Они фактически были детьми-маугли, содержались в ужасных условиях. Их родителей лишили родительских прав. Миша был в особенно тяжёлом состоянии: в три с половиной года он весил всего восемь килограммов, не разговаривал, был очень истощён, — рассказывает женщина. — Мне предложили забрать детей, поскольку я врач и могла бы их выходить. Ещё один ребёнок, Руслан, попал в нашу семью чуть позднее».

Благодаря стараниям Татьяны Миша начал говорить, посещать кружки вместе с Алиной. Женщина рассказывает, что детям дают очень хорошие характеристики во всех секциях, куда они ходили: шахматы, гимнастика, танцевальная группа.

«Мы очень активные — каждый день куда-то ходим. У Миши всё же есть отставание в развитии, но мы стараемся это преодолеть», — отмечает Татьяна.

Юрист Татьяна Сурикова, представляющая интересы женщины, подтвердила RT, что каждые три месяца опека проверяла условия содержания детей в приёмной семье. По её словам, каждый раз они составляли исключительно положительные акты. 

Пропавшие материалы

 

По словам адвоката, до сих пор нет никакой информации, проводят ли правоохранительные органы проверку по поводу сложившейся ситуации. 1 июля состоялось досудебное заседание. Татьяна намерена оспорить решение об отстранении её от опекунства. Судья запросила сведения о том, где находится дело. Выяснилось, что материалы передавались из одного отделения полиции в другое и неизвестно, где они находятся сейчас.

«Самое неприятное, что мне удалось услышать от органов опеки, — что они только вчера, оказывается, начали выяснять, как проводится проверка. То есть уже 27 дней двое детей в больнице (третий ребёнок — 25 дней), и за это время никто — в том числе и органы опеки, которые взяли на себя обязательства по опеке над этими детьми, — не поинтересовался, как проводится проверка», — подчёркивает юрист.

Оперативно прокомментировать ситуацию по запросу RT не смогли ни в управлении опеки и попечительства Министерства образования Московской области по городскому округу Подольск, ни в областных органах опеки и попечительства, ни в областном Минобразования.

В ходе досудебного заседания 1 июля также выяснилось, что никто не знает, где находятся материалы дела. Соответственно, неизвестно, кто проводит проверку.

Приёмной матери при помощи адвоката удалось узнать, что сначала заявление поступило по месту регистрации детей в пункт полиции сельского поселения Стрелковское, оттуда документы передали в ОВД Коньково, рядом с которым расположен детсад №737, а после этого — в отдел внутренних дел по району Солнцево, где находится московская квартира Татьяны. Дальнейшая судьба материалов дела неизвестна.

Как вернуть детей?

Юрист Татьяны считает, что опека вообще не имела права расторгать договор с женщиной до завершения проверки. В свою очередь, уполномоченный по правам ребёнка в Московской области Ксения Мишонова сообщила RT, что по окончании всех проверок Татьяна сможет обжаловать действия опеки в суде.

При этом детский омбудсмен считает, что в большинстве случаев опека расторгает договор, только если для этого есть конкретные причины, например угроза жизни и здоровью ребёнка.

«Понятно, бывает человеческий фактор, и со стороны опеки тоже могут быть нарушения, но все всегда стараются действовать в интересах детей. Женщина может опротестовать в суде всё, что, по её мнению, неправомерно делали сотрудники опеки в её отношении. Если будет соответствующее решение суда, то ей могут вернуть право быть опекуном», — заявила Мишонова.

Детский омбудсмен добавила, что изучает ситуацию с изъятием детей у жительницы Подольска Татьяны С., а также эпизод с применением силы в отношении ребёнка в Морозовской больнице.

Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся