Не один на один
Не один
на один

Формальный подход: в Карачаево-Черкесии сёстры-сироты не могут добиться положенного им жилья

Бюрократия и право

30 января 2019 Анатолий Караваев

В Карачаево-Черкесии сироты Надежда и Людмила Стасенко добиваются положенного им жилья. Они учились в коррекционной школе, и им достаточно сложно разобраться в правовых деталях своего дела. Когда в 2002 году девочки попали в интернат, ни чиновники, ни сотрудники детского учреждения не оформили документы на жильё. Из-за этой ошибки теперь девушкам необходимо идти в суд, чтобы попасть в очередь на получение квартир. Прокуратура республики и сотрудники Минобразования пытаются помочь сёстрам Стасенко.

В коррекционной школе-интернате небольшого села Хуса-Кардоник сёстры Стасенко оказались после смерти матери в 2002 году. Отец от них официально отказался, а других родственников у девочек не было.

По достижении совершеннолетия идти девушкам оказалась некуда. Тогда они узнали, что, несмотря на то что отец оставил их много лет назад, официально статус сирот они так и не получили: соответствующие юридические формальности в своё время ни чиновники Зеленчукского района республики, где девочки проживали с матерью и где находится интернат, ни сотрудники учреждения по непонятным причинам так и не оформили. Из-за этого после совершеннолетия формально жилья девушкам не полагалось. Не исполнила администрация района и своё постановление о внеочередном предоставлении жилья сёстрам после окончания школы-интерната. Документ был издан в 2002 году при передаче детей в учебное заведение.

Поскольку у девушек не было крыши над головой, они обратились за помощью к местной жительнице Галине и её близким, которые живут в Карачаевске. Галина периодически навещала их ещё в школе-интернате.

«Мы в течение семи лет ездили в этот интернат, навещали их и других детей, они выросли на наших глазах. Когда дети подрастали, некоторые из них приезжали к нам, в их числе были и сёстры Стасенко. Надежда прожила у нас три года, Люда тоже жила у нас, потом в другом месте, затем снова возвращалась. По сути, они нас считают за своих родителей», — рассказала RT Галина.

Пообщаться с сёстрами Стасенко RT не удалось. Старшая, Надежда, из-за слабоумия имеет II группу инвалидности. Людмила также испытывает определённые трудности в общении. По словам Галины, ей трудно внятно излагать свои мысли.

Ситуация усугубляется тем, что к настоящему времени обе сестры родили детей. Людмила воспитывает четырёхлетнего Антона. У мальчика обнаружили двойной порок сердца и сделали операцию, но его иммунная система ослаблена. Надежда пытается воспитывать двухлетнюю дочь Любу, но, как признаётся Галина, вся нагрузка по уходу за детьми и за самой Надеждой лежит на Людмиле.

«Она неоднократно пыталась устроиться на работу, но это просто невозможно — ведь нужно всё время сидеть с двумя детьми. В садик Антона оформили, но там он сразу заболевает, из-за этого Люде приходилось подолгу лежать с ним в больнице. Поэтому он туда не ходит сейчас. В итоге девочки и дети живут, по сути, на 13 тыс. рублей в месяц, которые в качестве пенсии получает Надежда. Оказалось, что двойной порок сердца не даёт право на получение инвалидности сыну Люды. Им очень тяжело, ведь постоянно нужны лекарства, Антон плохо говорит, ему, наверное, нужен уже логопед, ну и так далее», — рассказала Галина.

Сейчас она оплачивает съёмную квартиру, в которой живут сёстры с детьми, и старается оказывать им любую помощь, в том числе ходит с ними по различным инстанциям.

Как признаётся Галина, первые несколько лет после окончания школы-интерната сёстры ничего не предпринимали для того, чтобы изменить ситуацию и начать бороться за положенное им по закону жильё. Даже после того как в 2017 году сестры смогли через суд получить долгожданный статус лица, оставшегося без попечения родителей, ситуация не сдвинулась с мёртвой точки.

«Если брать Надежду, то сама она просто не могла ничего делать. Я её учила абсолютно всему: одеваться, следить за собой и так далее. Ну а вообще, конечно, если честно, мы рассчитывали, наверное, что это произойдёт как-то само собой и ожидали, что государственная машина как-то сработает. Когда мы окончательно поняли, что ничего не происходит и, скорее всего, ничего не произойдёт, мы уже просто стали искать хоть какие-то варианты для них с жильём», — говорит женщина.

Ещё одно препятствие для получения жилья от государства — наличие у Надежды небольшой комнаты в общежитии. «В своё время мы помогли ей купить комнату в общежитии, которое идёт под снос, чтобы был хоть какой-то свой угол. Но жить там оказалось просто невозможно: во время дождя крыша протекает, и она воду тазами и вёдрами вычерпывала, могла так ночами не спать», — отмечает Галина.

В Министерстве образования Карачаево-Черкесии сестёр Стасенко уже хорошо знают и стараются им помочь.

«То, что в своё время никто не занимался их статусом сирот, то, что они не попали в списки на жилплощадь, — это, конечно, вина школы-интерната. В этой школе тогда часто менялись педагоги, там, если честно, никто не горел желанием работать, и в целом ситуация была весьма запущенной. Поэтому не все дети, к сожалению, попадали в списки на жильё. Сейчас, кстати, это заведение расформировано», — заявила RT консультант отдела воспитательной работы, дополнительного образования и защиты прав детей Изета Коджакова.

По её мнению, после совершеннолетия сёстры сами должны были действовать активнее. «С 18 лет они уже могут прийти со своими документами и встать на учёт, опека, если что, помогает с бумагами. Но они не пришли и в последующие годы. В первый раз Надежда, которой сейчас 25 лет, обратилась к нам лишь в 2017 году, а 23-летняя Людмила — в 2018–м, к моменту их прихода мы даже не знали, что у них много лет не было статуса сирот», — говорит чиновница. 

Она сетует, что из-за своего состояния сёстры не способны самостоятельно решить возникшие проблемы.

«Я лично с ними встречалась несколько раз, подробно объясняла, как и что нужно делать, даже говорила, что писать в заявлении и так далее, но они ничего не предпринимали. Объясняла всё и Галине, которая им помогает. Недавно мы выдали им официальный отказ во включении в список детей-сирот на получение жилья в связи с достижением ими возраста 23 лет. С этим документом уже можно идти в суд, чтобы он обязал наше министерство включить их в этот список. В последний раз, совсем недавно, я просто умоляла Галину взять ситуацию в свои руки и уже довести дело до конца, потому что сами сёстры этого просто не могут», — подчёркивает Коджакова.

Сейчас в министерстве надеются, что Стасенко удастся пройти судебные инстанции, и девушек включат в список на получение жилья. «Наше дело — исполнить решение суда, ситуация у них непростая, но, к сожалению, таких детей много и предоставлять им жильё сразу мы не можем, никто не будет ради них нарушать закон», — объяснили в ведомстве.

За судьбой сестёр Стасенко пристально следят и в прокуратуре КЧР. По сути, дело сдвинулось с мёртвой точки после того, как девушки обратились на совместную горячую линию RT и информационно-коммуникационного сервиса Генпрокуратуры «Эфир». Надзорное ведомство помогает им восстановить свои права, вместе с тем указывая на недоработки со стороны республиканского Минобразования и науки и руководства детского дома.

По иску республиканской прокуратуры Надежда Стасенко смогла в 2017 году через суд получить статус сироты, чуть позже после консультаций работников ведомства такого же статуса самостоятельно смогла добиться Людмила. Официальный отказ Министерства образования и науки включить в 2018 году сестёр в список на получение жилья в связи с тем, что им уже исполнилось 23 года, в прокуратуре назвали необоснованным.

«Министерством образования и науки КЧР не принято во внимание то, что сиротами Стасенко Л.И. и Стасенко Н.И. пропущен срок постановки на учёт по уважительной причине, наличие у них малолетних детей, наличие инвалидности, а также бездействие со стороны руководства детского дома и органа опеки и попечительства по Зеленчукскому району по своевременной постановке на учёт сирот для обеспечения жилым помещением. В настоящее время прокуратурой города Карачаевска по данному факту проводится проверка», — ответили на запрос RT в прокуратуре республики.

В настоящее время сотрудники ведомства вновь готовятся отстаивать права Надежды и Людмилы Стасенко в суде.

«Для направления в суд в порядке ст. 45 ГПК РФ в защиту интересов Стасенко Н.И. готовится исковое заявление об обязании Минобразования и науки КЧР включить в список детей-сирот, подлежащих обеспечению жилым помещением, и одновременно обязать Министерство имущественных и земельных отношений КЧР предоставить Стасенко Н.И. благоустроенное жилое помещении в доме капитального типа, отвечающее санитарным и техническим нормам, в Карачаевском городском округе (площадью. — RT) не менее 28 кв. м», — сообщили в прокуратуре. Там пообещали позже подать такое же заявление и в защиту интересов Людмилы Стасенко.

«Рассмотрение исковых заявлений, а также полное и своевременное исполнение решений суда будет находиться на контроле прокуратуры города Карачаевска», — заключили в ведомстве.

Учитывая, что в самом Министерстве образования и науки также настроены положительно решить квартирный вопрос сестёр Стасенко, скорее всего, уже в ближайшее время они будут включены в списки на получение жилья. Однако пока неизвестно, когда Надежда и Людмила смогут его получить.