Не один на один
Не один
на один

Вопрос границы Крайнего Севера: женщину-инвалида 11 лет держали в очереди на жилищную субсидию из-за ошибки чиновников

Бюрократия и право

28 января 2019 Александра Ермакова

В Амурской области 62-летняя инвалид II группы Антонина Шабуня из-за ошибки чиновников 11 лет стояла в очереди на социальную выплату, которую не имела права получить. Когда пришло время выдать ей жилищный сертификат, выяснилось, что Шабуня родилась на территории, не входящей в число районов Крайнего Севера, и пособие ей не положено. Между тем дети пенсионерки утверждают, что изначально в очереди стоял её муж, имевший право на субсидию, однако чиновники убедили семью, что инвалид быстрее получит сертификат.

Жительница посёлка Стойба Амурской области 62-летняя Антонина Шабуня 11 лет простояла в очереди на улучшение жилищных условий, однако долгожданную субсидию так и не получила. После Нового года женщине пришло письмо из районной администрации, в котором говорилось, что ей отказано в выдаче сертификата на жильё, поскольку в очередь её включили из-за ошибки чиновников.

Антонина Георгиевна родилась в 1956 году в селе Белоярово Мазановского района Амурской области. Там же познакомилась с будущим мужем Виктором Михайловичем Шабуней. В 1984 году пара расписалась, и Антонина Георгиевна переехала жить к мужу в посёлок Стойба Селемджинского района, расположенный в 310 км от её родного села. Через год у них родился сын Александр, потом дочь Валентина.

Антонина Георгиевна — с детства инвалид второй группы, поэтому никогда не работала.

«У мамы случались приступы из-за её заболевания, — вспоминает дочь Антонины Георгиевны Валентина. — Папа собирался, оставлял нас маленьких дома и вёз её в больницу, а мы ждали, когда они вернутся. Иногда маму оставляли в больнице, и папа возвращался один».

Антонина Георгиевна занималась домашним хозяйством, а её муж более 30 лет проработал на лесозаготовках. В 2006 году его здоровье ухудшилось, работать он больше не мог. Семья стала жить на пенсию по инвалидности, которую получала Антонина Георгиевна.

По словам Валентины, в 2007 году её отец встал на очередь на улучшение жилищных условий в рамках закона «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей». В документе написано, что право на получение сертификата имеют граждане, прибывшие в районы Крайнего Севера не позднее 1 января 1992 года и проработавшие на этих территориях не менее 15 лет, а также не имеющие жилья за пределами Крайнего Севера.

«Так как папа родился в посёлке Февральск Селемджинского района Амурской области и проработал на Крайнем Севере 30 лет, он имел право на субсидию», — объясняет Валентина.

Однако через два года чиновники посоветовали встать в очередь на субсидию самой Антонине Георгиевне. По их словам, инвалиды жилищный сертификат получали быстрее.

«Мама собрала необходимые документы и встала в эту очередь, а папа с очереди снялся, поскольку двум членам семьи нельзя стоять за одной субсидией — объясняет Валентина. — В течение восьми лет женщина каждый год собирала документы на всех членов семьи для подтверждения права на сертификат».

В 2017 году Виктор Михайлович умер после продолжительной тяжёлой болезни. По словам Валентины, ездить по больницам и лечиться он отказывался, переубедить его было сложно. Антонина Георгиевна осталась одна — дети уже давно переехали жить в Благовещенск.

«Я хотела забрать мать к себе, но в администрации сказали, что очередь уже близка и уезжать из села нельзя», — рассказывает Валентина.

Инвалид II группы осталась одна и полтора года ждала ответа.

Допустили ошибку

В ноябре 2018 года администрация сообщила Антонине Георгиевне, что нужно в срочном порядке предоставить в администрацию документы для получения жилищного сертификата. Все документы были собраны в срок, однако 4 января 2019 года из администрации пришёл ответ, что пенсионерке отказано в субсидии из-за неправомерных действий должностных лиц при решении вопроса о постановке на учёт.

«Проверкой учётного дела были выявлены нарушения правовых норм, которые были допущены администрацией Селемджинского района при регистрации и постановке вас на учёт как гражданина, имеющего право на получение социальных выплат для приобретения жилья в 2007 году», — говорится в письме.

По словам Валентины, ошибка была в том, что Антонина Георгиевна родилась не в Селемджинском районе, а в Мазановском, который не относится к территориям Крайнего Севера.

«Когда маме пришёл отказ, я прочитала документ. В нем ясно написано, что она не подходит под эту программу, а они молчали 11 лет. Если бы в 2009 году они обнаружили свою ошибку, отец мог повторно встать на очередь. Теперь же из-за халатного отношения чиновников мы остались ни с чем», — жалуется Валентина.

Глава Селемджинского района Амурской области Мухамед Беков подтвердил RT, что ошибку допустили сотрудники администрации, однако отметил, что Виктор Шабуня на очередь не становился, а Антонина Шабуня подала заявление в 2007 году. К такому выводу чиновники пришли после того, как в архиве не было найдено заявление от Виктора Михайловича.

«Данная ситуация стала возможной в результате ошибки, допущенной сотрудниками администрации Селемджинского района в 2007 году при приёме заявления А.Г. Шабуня и формировании её учётного дела, что привело к постановке А.Г. Шабуня на учёт на получение жилищной субсидии с нарушением ФЗ «О жилищных субсидиях гражданам выезжающих из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей», — заявил RT Беков.

При этом, по словам Бекова, привлечь к ответственности сотрудника, допустившего нарушение невозможно, так как он уволился из администрации в мае 2018 года. Он также отметил, что ошибка допущена при предыдущем главе Селемджинского района, срок полномочий которого закончился в сентябре прошлого года. 

Впрочем, по словам Валентины, новый глава уже отказался помогать её матери, пообещав лишь проконсультировать в решении проблемы.

«Когда мама сама пришла к Бекову на приём и спросила, что ей делать, он только извинился. Мама сказала, что будет подавать в суд, а он ей ответил: это ваше право. Вы идите своей дорогой, а мы пойдём своей. Вот так он маме ответил. Больше ничего», — говорит Валентина.

На днях семья подала заявление в прокуратуру с просьбой провести проверку.