Не один на один
Не один
на один

На осадном положении: в подмосковных Люберцах одинокую пенсионерку лишают единственного жилья

Бюрократия и право

15 января 2019 Святослав Петров

70-летняя пенсионерка Татьяна Лучкова отстаивает в суде право на свой участок площадью в четыре сотки. Одинокая женщина вынуждена жить там круглый год в полусгнившей бытовке, потому что больше ей некуда идти. Сейчас пенсионерка может лишиться и этого жилья: документы на землю не были оформлены должным образом ещё в 1990-х, а потом Лучковой вообще не оказалось в списках членов СНТ. Выяснилось, что участок принадлежит другим людям. Когда в очередной раз земля была продана, собственник решил выселить Лучкову через суд, который в декабре встал на сторону нового владельца. Теперь пенсионерка надеется на апелляцию.

Последний рубеж

Татьяна Николаевна Лучкова из подмосковного Томилина живёт на крохотном участке в четыре сотки. Там стоит полусгнивший хозблок, где из коммуникаций только электричество. У женщины есть несколько коз и кур. Одиночество ей скрашивают кошки, а охраняют территорию пара собак. Согреваться приходится с помощью дров, воду добывать — растапливая снег, а вместо туалета у женщины обычное ведро. 

Родственников у Лучковой нет. Пенсии хватает, чтобы сводить концы с концами. На участке женщина не прописана, но другого жилья у неё нет. Впрочем, даже этого скромного имущества Татьяна может лишиться в любой момент: такое решение в конце прошлого года принял местный суд.

Приватизацию в 1990-е годы провалил председатель садового товарищества, где живёт Татьяна Николаевна. Вместо этого было оформлено право Лучковой на «вечное пользование» участком под номером 851 в реестре СНТ «Ручеёк». Спустя 15 лет уже другой председатель провёл межевание, по итогам которого выяснилось, что около 300 участков оформлены не на действительных пользователей, а на подставных лиц.

Подлог вскрылся слишком поздно — многие участки были неоднократно перепроданы и объединены в более крупные. Большинство обманутых членов СНТ «Ручеёк» не стали бороться за свои права: почти все они были уже пожилыми, для некоторых оказалась неподъёмной пошлина, которую Люберецкий суд назначил за рассмотрение дела. Но Татьяна Лучкова за землю будет бороться до конца, поскольку больше ей попросту некуда идти.

Садовые войны

Татьяна Николаевна провела для RT небольшую экскурсию. Реально женщина сейчас использует 1772 квадратных метра — свои четыре сотки и участки соседок (тоже пожилых — им от 60 до 80 лет). Бывшее коллеги разрешают возделывать их участки. Кроме того, Лучкова заодно присматривает за ними.

Для входа на территорию нужно сильно пригнуться — хлипкая калитка слишком низкая. Сразу справа на цепи сидит Дружок — бойкий и дружелюбный хаски, которого Татьяна забрала с улицы три года назад.

Узкая тропинка ведёт сквозь сугробы вглубь участка. По пути встречаются ещё несколько будок с собаками — Рыжиком и Шустриком, издалека слышен лай Малыша и Димона. Псы громко лают, но на цепи сидят скорее для собственной безопасности — три четвероногих охранника Татьяны Ивановны недавно чем-то отравились.

В конце тропинки скромное жилище — собранная из подручных материалов лачуга площадью три-четыре квадратных метра. Внутри сыро, темно и грязно — в таких условиях навести порядок в принципе невозможно. Из убранства — заваленная дублёнками лежанка, дровяная печь и пара тумбочек.

«Недавно печка сгорела, — говорит Татьяна. — Сейчас у соседки в сарае живу. Но она участок продаёт, так что я там временно».

Раньше у Лучковой был нормальный дом из бруса, его она построила на деньги с продажи квартиры. Но в 2011 году дом сгорел — женщина уверена, что его подожгли. С тех пор она вынуждена жить в сарае, без прописки и элементарных условий. Воды у Татьяны нет — п роход к колодцу ей перекрыл новый сосед, претендующий на участок.

В сарае на участке соседки чуть более просторно. Там холодно, но хотя бы горит свет. Из-под потолка со шкафа за посетителями наблюдают кошки — их у Татьяны шесть. К ковру приколота иконка Богоматери. 

«Зато джакузи есть, — невесело шутит Татьяна (в углу постройки стоит нерабочее джакузи), — правда, сейчас особо не помоешься. Топить всё время приходится, дом тепло не держит».

В третьем амбаре женщина держит беременную козу и кур с петухом. Для обогрева работает калорифер. Коза накрыта пледом, но всё равно трясётся от холода. Еду для питомцев Татьяна Николаевна покупает, также иногда ей помогают в местной школе и детском саду.

Одна и без дома

Отец и мать Татьяны Николаевны участвовали в строительстве Томилинской птицефабрики. Но вскоре после её рождения отец умер, а мать тяжело заболела — девочку и трёх братьев определили в детский дом.

В 15 лет она вернулась к семье, подрабатывала на фабрике и параллельно училась в медицинском училище. Окончив Второй медицинский институт (сейчас РНИМУ им. Н.И. Пирогова), Лучкова работала в психоневрологическом центре им. Соловьёва, а позже — в психиатрической больнице им. Кащенко (сейчас — им. Алексеева) врачом-психоневрологом.

Татьяна Николаевна дважды была замужем, но оба раза развелась, детей у неё нет. В девяностых в Кисловодске заболела меланомой её «сестра по детдому». Пенсионерка продала свою квартиру и переехала ухаживать за женщиной на Кавказ. Когда она умерла, у Лучковой осталась на попечении её 16-летняя дочь. Татьяна Николаевна присматривала за девушкой, пока та не окончила медицинский колледж.

Серьёзные проблемы со здоровьем заставили Лучкову вернуться в родное Томилино под Люберцами, где в 1992 году женщине от птицефабрики выделили участок. Чтобы построить дом, пришлось продать квартиру в Кисловодске.

Тысяча и один список

Афера с оформлением земель в «Ручейке» вскрылась уже более десяти лет назад, но только в декабре Люберецкий суд постановил, что Лучкова обязана освободить участок для нового владельца, за свой счёт вывезти весь «мусор» и снести постройки. Куда выезжать — непонятно, ведь квартиры с 2001 года у неё нет, братья умерли, а племянникам, по её словам, «нищая тётя не нужна».

В 1992 году Татьяна Николаева и ещё сотни людей получили участки в «Ручейке». В списках, по её словам, в садовом товариществе она значилась, членские взносы вносила. В качестве доказательства женщина показала RT пожелтевшее от времени удостоверение садовода, где проставлены даты внесения взносов с подписями председателей СНТ.

Там же есть отметка, что в 1994 году c членов СНТ собрали средства на «оформление документов», то есть на переоформление участков в собственность. Однако, собрав деньги и документы, председатель СНТ Лосев приватизацию так и не провёл. По словам пенсионерки, участок вместо этого перешёл ей в «бессрочное пользование».

В 2007 году новый председатель товарищества подал новые списки садоводов в Люберецкую администрацию и провёл экспертизу для межевания участков. По словам Татьяны Николаевны, к удивлению многих садоводов, в списках СНТ они не значились: их участки принадлежали другим людям. Её участок, в частности, оказался во владении некоего Бондаренко. Не без труда Лучковой удалось с ним связаться, и тот ей ответил, что в «Ручейке» никогда никакой собственностью не владел.

В 2017 году участок Татьяны Николаевны перешёл в руки нового владельца, сменив перед этим трёх других. Но если предыдущие покупатели были скорее номинальными, то последний сразу заявил свои права на землю.

Валерий Галкин купил не только участок Лучковой, но ещё и несколько других вокруг. По его словам, он инвалид и пенсионер. Однако, как рассказывает Татьяна Николаевна, у него есть средства на строительство, а водит он автомобиль Toyota Land Cruiser. Лучкова отмечает, что мужчина вызвал бульдозер, который снёс забор на её участок, построил себе отдельную дорогу и занял часть общей земли.

Потом, по словам Татьяны Николаевны, Галкин присылал к ней «здоровенных детин» на «разговор» и угрожал сам. Когда уговоры и угрозы не сработали, Галкин пошёл в суд, который подтвердил законность его притязаний.

Положение у Татьяны незавидное: старые списки СНТ, в которых она числилась, сгорели или пропали, а в новых её нет. Аргументы женщины, что она живёт там много лет, получила участок от птицефабрики и платила взносы СНТ, суд в расчёт не принял. Не помогли и обращения в прокуратуру, в Отдел экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, в администрацию Томилина и Люберец.

«А мне-то какое дело? — ответил Галкин на вопрос, где после выселения должна жить Лучкова. — Я купил год назад участок из частных рук. Дом свой она сожгла, квартиру... («потеряла». — RT), я-то тут при чём? Сидит на чужой земле и ещё возмущается, денег требует. У вас деньги есть, вот и покупайте. А у меня нет, я инвалид второй группы».

За бетонным забором и металлическими воротами участка Галкина можно увидеть не менее десятка единиц строительной техники — самосвалов и экскаваторов. Татьяне Николаевне он ранее объяснил, что строит дачу для внука.

«Садоводы отдельно, огородники отдельно»

Виновником сложившейся ситуации Татьяна Лучкова считает занимавшего пост председателя СНТ «Ручеёк» с 2004 по 2011 год Алексея Подпалого. Именно он, как утверждает Лучкова, причастен к махинациям с участками. По словам женщины, он в сговоре с местной администрацией.

RT удалось связаться с Подпалым. В его изложении ситуация предстаёт в несколько ином свете.

«В 1990-х участки давали двух типов — под огороды и садоводческие. В 2000-х годах тогдашний председатель Лосев всех собрал, сказал, что отныне садоводы отдельно, огородники отдельно. Лучкова из вторых, — разъяснил сложный правовой статус земель товарищества Подпалый. — Огородники могли создать своё ОНТ и дальше разбираться, но они не стали. Жаль, Лосев в том году умер, а так бы он сам вам всё рассказал».

Таким образом, по словам Подпалого, за участки «огородников» он не отвечал и претензий к нему быть не может. Также он отметил, что «проблемные» участки (первые три линии вдоль шоссе) пролегают вдоль газовой магистрали, и на них наложены дополнительные ограничения по эксплуатации.

Татьяна Лучкова упоминала, что Подпалый был судим за мошенничество и получил три с половиной года тюрьмы. Алексей этот факт своей биографии в разговоре c RT не скрывал, но заверил, что к его деятельности в «Ручейке» это отношения не имеет.

«Меня подставил человек, который потом сам уехал, а я остался, — сказал Подпалый. — При мне «Ручеёк» стал лучше, свет и дороги появились, хоть облагороженным всё стало».

Татьяна Лучкова отнеслась к словам Подпалого со скепсисом. По её словам, «деятельность» председателя обернулась для СНТ катастрофой — сотни людей потеряли участки, а сам «Ручеёк» наводнили общежития с приезжими рабочими. Такой интерес к СНТ Лучкова связывает с удачным расположением — рядом оживлённое шоссе, где можно построить придорожные кафе и магазины — Москва совсем рядом. Лучкова считает, что коммерсантам мешают только она и пара десятков других «боевых пенсионеров». 14 января женщина подала апелляцию на решение Люберецкого суда.

Настоятельные рекомендации

В пресс-службе администрации Люберецкого района RT подтвердили, что в проекте территориального землеустройства СНТ (поданном председателем «Ручейка» после межевания 2008 года) и списках членов товарищества Татьяна Лучкова не значилась. В этой связи восстановление её прав на собственность возможно только через суд. Чиновники отметили, что оказывали женщине юридическую помощь при подготовке к судебным разбирательствам, а также обращались в местную прокуратуру и МВД для возбуждения уголовного дела по обращению женщины.

В администрации добавили, что нынешнему председателю СНТ было рекомендовано провести инвентаризацию земельных участков с целью их дальнейшего предоставления гражданам, не входящим в товарищество.