Не один на один
Не один
на один

«Сначала травм не было, а потом появились»: в Сургуте прокуратура проверяет законность изъятия детей у отца-одиночки

Дети в беде

19 декабря 2018 Даниил Ломакин

Прокуратура Сургута проводит проверку законности изъятия троих детей у отца-одиночки Вадима Абдуррахманова. По словам местных властей, детей забрали из-за того, что мужчина жестоко с ними обращался — у дочери якобы обнаружили кровоподтёк. Однако мужчина считает, что медицинское заключение было сфальсифицировано. По словам Абдуррахманова, чиновники пытаются отмстить ему за попытки получить земельный участок для строительства дома, который, по его утверждению, полагается ему как многодетному отцу-одиночке.

  • Вадим Абдуррахманов с детьми

11 декабря 2018 года сотрудники полиции Сургута пришли в среднюю школу №20, где учатся девятилетний Анвер и семилетняя Эсмира Абдуррахмановы, и отвезли их в специализированное медицинское учреждение. Там в тот же день оказался и младший сын жителя Сургута Вадима Абдуррахманова — пятилетний Назар, которого полицейские забрали из детского сада. По данным УМВД России по Сургуту, в рамках проверки полицейскими были выявлены факты жесткого обращения с детьми.

Вадим Абдуррахманов рассказал RT, что последние четыре года воспитывает детей один, поскольку их мать сначала ушла из семьи, а впоследствии была лишена родительских прав судебным решением. По его словам, доказательства жестокого обращения с детьми могли быть сфальсифицированы, а сама проверка и последующее изъятие малышей могут быть местью чиновников за его настойчивость в требовании о получении положенной по закону земли.

«Мой конфликт с администрацией Сургута длится с 2014 года, когда я стал просить участок под ИЖС (индивидуальное жилищное строительство. — RT). Мне это положено по закону как многодетному отцу-одиночке», — пояснил Абдуррахманов. 

Как заявил RT сам Абдуррахманов, в ответ он получал отрицательные заключения якобы вместе с угрозами от представителей городской администрации лишить его родительских прав. Основанием для санкционных мер в его отношении теперь стали слова дочери о том, что отец якобы бьёт её пластиковой палочкой от флажка: «Соответствующее заявление в полицию написало руководство школы».

Правоохранительные органы Сургута возбудили против Абдуррахманова уголовное дело по ст. 156 УК РФ (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего).

Однако, как рассказали RT в пресс-службе прокуратуры Ханты-Мансийского автономного округа, постановление о возбуждении уголовного дела было тут же отменено надзорным органом по причине отсутствия состава преступления.

«Прокурору города поручено провести проверку в отношении полицейских на предмет законности изъятия детей из учебных учреждений. Также будет установлено, были ли действия чиновников из городской администрации обоснованными и законными», — пояснили RT в пресс-службе надзорного ведомства.

Представитель МВД по ХМАО сообщил RT, что все материалы по Абдуррахманову в настоящий момент находятся в прокуратуре на проверке и полиция Сургута не предпринимает никаких действий в ожидании её результатов.

В рамках закона

Уполномоченный по правам ребёнка в ХМАО Татьяна Моховика заявила RT, что действия социальных работников были полностью обоснованны, поскольку врачи якобы обнаружили на теле одного из детей следы насилия.

«Был установлен факт жестокого обращения с одним из детей. Девочка пришла в школу с температурой, и когда медицинский работник осматривал её, увидел кровоподтёк. Кроме того, есть показание судебной психологической экспертизы, которая подтверждает жестокое обращение», — говорит омбудсмен.

Кто и как проводил медицинскую экспертизу и фиксировал кровоподтёки, будет выяснять прокуратура — когда дети только поступили в медицинское учреждение, врачи уверяли, что никаких травм у них нет. Дежурный врач детского инфекционного отделения Сургутской окружной клинической больницы Елизавета Магомедова заявила Абдуррахманову (аудиозапись беседы есть в распоряжении RT), что при поступлении ни у одного из детей не было обнаружено следов побоев.

«Синяков ни у кого нет. Никаких следов насилия нет. Если бы они были, я бы отправила их в травматологию. Дети весёлые, не замкнутые, контактные. Их привезли двое полицейских, и у нас они содержатся на основании акта об изъятии. Мы вернём их, если будет справка из опеки», — пояснила отцу медработник.

Абдуррахманов полагает, что заключение врачей о кровоподтёках у дочери могло быть сфальсифицировано уже после изъятия детей.

«То есть сначала никаких травм не было, а потом вдруг появились, — возмущается Абдуррахманов. — Значит, они сфальсифицировали данные осмотра, чтобы было основание для изъятия детей».

Тем временем отдел опеки и попечительства администрации Сургута подал в суд иск об ограничении мужчины в родительских правах в связи с жестоким обращением с детьми. По словам сотрудников отдела, которые многодетный отец записывал во время приёма на камеру телефона, все мероприятия проводились строго в рамках федерального законодательства.

  • Сургут дети

После нескольких дней в медучреждении детей направили в центр социальной помощи «Зазеркалье».

Связаться с органами опеки Сургута RT не удалось. В пресс-службе администрации города на звонки не ответили.

Долгая экскурсия

Сами дети уверяют, что произошло недоразумение, и просят отпустить их домой к папе.

В телефонной беседе Анвер Абдуррахманов рассказал RT, что отец никогда не бил их, и отношения в семье были хорошие.

«Полицейские нам сказали, что поедем на экскурсию, и привезли сюда, — вспоминает мальчик. — Их было двое, а ещё женщина из школы. Никого из опеки не было. Как я понял, это моя младшая сестра сказала им, что папа ударил её. Но она всё наврала — с ней такое бывает. Сейчас она одумалась, и если бы полицейские пришли к нам, она бы сказала, что всё придумала. Мы, конечно, очень хотим домой к папе. Нам сказали, что отпустят через неделю».

В средней общеобразовательной школе №20 Сургута, откуда изначально поступила жалоба в полицию, на вопросы RT отвечать не стали — секретарь учебного заведения пояснила, что директор школы отсутствует на рабочем месте.

Классный руководитель Анвера Абдуррахманова с журналистами общаться наотрез отказалась. «Звоните моему директору», — сказала педагог.

При этом другие педагоги, работающие с ребёнком, уверяют, что отношения с отцом у него были хорошие и заподозрить его в жестоком обращении с детьми они не могли.

«Анвер ходит ко мне на скрипку, — рассказала RT преподаватель музыкальной школы. — Он никогда не жаловался. Напротив, было видно, что он очень уважает и любит отца. Никаких признаков того, что какие-то проблемы у него в семье были, я за всё время не заметила ни разу».