Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms

Дети в беде

13 ноября 2018 Артём Дубнов
«Всё упирается в гражданство»: сын беженцев из ДНР не получает бесплатного лечения из-за неясного статуса родителей
Семье беженцев из Донбасса, которая живёт в подмосковном Домодедове, не выдают разрешения на временное проживание в России — очередь на квоты слишком длинная. Из-за отсутствия документов невозможно получить медицинский полис для старшего сына, у которого обнаружили неизлечимую болезнь, и родителям приходится тратить на лечение ребёнка значительную часть своего дохода. Вернуться на родину семья не может — дом, в котором они жили, продали родственники. После запроса RT в МВД пообещали взять ситуацию на особый контроль.

Семья Ивашкевичей проживала в городе Енакиево, что в 55 километрах от Донецка, до лета 2014 года. Отец семейства, 29-летний Анатолий, занимался ремонтом мотоциклов, его жена, 25-летняя Василиса, шила игрушки и воспитывала двух детей: пятилетнего Дениса и шестимесячного Егора.

По мере наступления Вооружённых сил Украины в июле 2014 года линия фронта постепенно приближалась к востоку Донецкой области. Опасаясь за жизнь детей, Ивашкевичи приняли решение покинуть город и в конце месяца влились в многотысячный поток беженцев, искавших спасения в Ростовской области. Поскольку родственников в России у них не было, первой остановкой стал один из четырёх развёрнутых в тот момент палаточных лагерей — «Матвеев курган».

Знак судьбы

Поначалу Ивашкевичи думали отправиться в Тюмень, к знакомой Василисы, согласившейся приютить их на первое время. Но поскольку путь был неблизким, а билеты слишком дорогими, этот вариант рассматривался семьёй скорее как жест отчаяния, нежели как реальный выход из сложившейся ситуации. И тут в дело вмешался случай.

«На второй или третий день к нам в палатку зашёл священник. Он благословил нас и окропил святой водой, — вспоминает 33-летний Анатолий. — Батюшка воды не пожалел, и мне пришлось даже выйти на улицу подсушиться. Я стоял на солнышке, и прямо на меня вышли волонтёры. В обмен на информацию о преступлениях ВСУ они обещали помочь с документами и работой — в общем, обустроиться в России. Я не то чтобы человек суеверный, но воспринял всё это как знак судьбы».

Суть волонтёрского проекта, как объяснили Ивашкевичу, заключалась в сборе данных о преступлениях украинских военных против мирного населения Донбасса для последующего составления исков в международный суд в отношении властей Украины.

«Я лично не находился в горячих точках, но участвовал в референдуме (референдум о самоопределении Донецкой народной республики, состоявшийся 11 мая 2014 года. — RT) и помогал строить блокпосты, — рассказал он. — То есть все эти события проходили при нашем участии, так что мне было что рассказать. Да и не было у нас повода хорошо относиться к правительству Украины».

Забытые в общежитии

Уже через две недели Ивашкевичи с ещё примерно четырьмя десятками беженцев, согласившихся участвовать в проекте, оказались в автобусе, направляющемся в подмосковный город Пушкино. Дончан разместили в здании общежития на Заводской улице, впоследствии получившем статус ПВР (пункта временного размещения). Анатолию с женой и двумя детьми выделили комнату площадью меньше десяти квадратных метров с двумя двухъярусными кроватями.

С новых жильцов взяли подробные показания о событиях в Донбассе, после чего, как вспоминает Василиса Ивашкевич, из всех беженцев выбрали четверых с действующими загранпаспортами.

«Как нам объясняли, их увезли за границу на какую-то конференцию, — рассказала она RT. — Мы их больше не видели, и их дальнейшая судьба нам неизвестна. Говорят, что сейчас они живут не в России и работают волонтёрами».

По её словам, после этого случая об остальных беженцах как будто забыли. Зарегистрироваться в общежитии им удалось лишь спустя несколько месяцев после заселения, да и то лишь после того, как дончане начали писать жалобы в различные инстанции — от прокуратуры до МВД.

Жизнь в общежитии закончилась в начале 2016 года, когда администрация отключила в здании свет и воду. На тот момент там обитали более ста беженцев, в числе которых были пенсионеры и многодетные семьи. После расселения часть обитателей ПВР вынуждены были вернуться на разорённую войной родину, остальные не теряли надежды и продолжали искать возможность остаться в России.

Новые скитания

После долгих поисков нового жилья Ивашкевичам удалось снять квартиру и зарегистрироваться в подмосковном Домодедове. И без того бедственное положение семьи усугубилось тем, что в конце 2015 года у старшего сына Дениса диагностировали склеродермию: неизлечимую аутоиммунную болезнь, отличающуюся характерным поражением кожи, которое без своевременного лечения может затронуть и внутренние органы.

«Мы обошли кучу врачей, пока наконец нам не поставили правильный диагноз, — рассказала RT Василиса Ивашкевич. — Сейчас симптомы удалось купировать, но теперь нам приходится каждый месяц сдавать анализы на биохимию крови. На всё это вместе с лекарствами мы тратим примерно 20 тысяч рублей в месяц. Столько же уходит за квартиру. И это при зарплате мужа тридцать тысяч».

Из-за тяжёлой болезни сына родителям пришлось перевести его на домашнее обучение. В прошлом году у Ивашкевичей родился третий ребёнок — Семён. Чтобы свести концы с концами, Василисе приходится шить игрушки и продавать через интернет. Анатолий перебивается случайными заработками: занимается ремонтом и реставрацией старых мотоциклов.

Оформление  гражданства

 

По словам Василисы Ивашкевич, первоначально семья не планировала оставаться в России. Однако так и не определившийся окончательно государственный статус Донбасса и страшная болезнь сына фактически поставили беженцев в безвыходное положение.

Дорога на родину оказалась для них закрытой — и не только в силу нестабильной ситуации в регионе. Дело в том, что до начала военных действий молодая семья жила в доме, принадлежавшем родственникам мужа, а после отъезда Ивашкевичей хозяева его продали.

«Мы сначала и не задумывались о российском гражданстве, — признаётся Василиса. — Верили, что дома всё разрешится, надо только подождать. Тем более у нас была регистрация, и мы даже не допускали мысли, что нас с детьми могут просто депортировать».

В надежде облегчить своё положение семья обратилась в домодедовское управление МВД с просьбой оформить разрешение на временное проживание (РВП) в РФ. Однако пройти даже первую ступень на пути к заветному российскому гражданству оказалось не так просто.

«Квота на получение РВП выдаётся в порядке очереди, десять разрешений на 350 желающих, — объяснила Василиса Ивашкевич RT. — Мы в это число, естественно, не вошли. Без РВП мы даже не можем оформить медицинский полис ребёнку. Нам приходится лечить его полностью за свои деньги».

После запроса RT, в МВД пообещали взять под контроль ситуацию с оформлением российского гражданства многодетной семье Ивашкевичей, бежавшей из родного Енакиево во время войны в Донбассе. «В территориальный орган МВД России на региональном уровне направлены соответствующие рекомендации относительно урегулирования правового статуса семьи Ивашкевич. Вопрос получения вида на жительство и приобретения российского гражданства поставлен на контроль в ГУВМ МВД России», — говорится в ответе ведомства на запрос канала RT.

Теперь Ивашкевичи надеются, что в ближайшее время смогут воспользоваться квотой на получение РВП.

«Все наши проблемы сейчас упираются в гражданство. У нас никогда не было проблем с работой. Мы, может, и не зарабатывали миллионы, но по крайней мере всегда работали честно — что я, что жена, — подчеркнул Анатолий Ивашкевич. — Если получится решить проблему с нашим статусом, мы сами на всё заработаем: и на жильё, и на детей. Я в этом более чем уверен».

Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms