Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms

Презумпция невиновности

2 ноября 2018 Даниил Ломакин
«Потратил больше, чем получил»: пациенты встали на защиту подозреваемого во взяточничестве онколога
В Калужской области проходит судебное разбирательство в отношении известного онколога Павла Свиридова. По версии следствия, он требовал от больных взятки за предоставление им квот на брахитерапию — высокотехнологичный метод лечения рака. Но пациенты утверждают, что субсидии на лечение они получали без помощи врача. При этом больные платили, но не за квоты. Проблема заключалась в том, что выделяемая государством сумма покрывала лишь половину стоимости лечения. Как рассказывают пациенты, они перечисляли деньги добровольно и по завершении лечения. По словам Свиридова, он тратил собственные средства на дорогостоящие материалы, необходимые для брахитерапии, и платежи пациентов даже не покрывали его расходы.
  • Gettyimages.ru

В городе Обнинске Калужской области почти год длится судебный процесс над врачом-онкологом Павлом Свиридовым. Его обвиняют в получении взяток от больных за возможность лечения в государственном медицинском учреждении. 

Около 15 лет назад Свиридов стал первым в России применять уникальный высокотехнологичный метод лечения рака — брахитерапию. Этот способ предполагает имплантацию капсулы с радиоактивными источниками в поражённый орган вместо хирургического вмешательства и облучения, после которых возникают побочные эффекты.

Со временем брахитерапию стали активно применять в 30 онкологических центрах по всей стране, а сам Свиридов создал и возглавил Центр брахитерапии рака предстательной железы при Клинической больнице №8 в Обнинске. 

За годы работы благодаря этой методике Свиридову удалось спасти более 2500 онкобольных.

В декабре 2016 года выдающегося онколога, к которому приезжали лечиться со всей России, неожиданно задержали при получении взятки в размере 350 тыс. рублей. Взяткодателем оказалась сотрудник правоохранительных органов по фамилии Змий, выдававшая себя за родственницу пациента.

Защита онколога утверждает, что это была провокация: женщина просто положила конверт с деньгами Свиридову на стол и вышла из кабинета.

В оперативную разработку известного врача взяли после жалобы одного из давних пациентов Свиридова. Мужчина, который уже дважды был успешно прооперирован в обнинском онкоцентре, якобы обратился в правоохранительные органы, заявив, что врач помогал ему в получении квоты за денежное вознаграждение. При этом заявитель пояснил, что деньги врачу так и не отдал.

Против Свиридова было возбуждено уголовное дело за получение взятки должностным лицом в особо крупном размере по ст. 290 УК РФ. Онкологу грозит от 7 до 12 лет лишения свободы. По версии следствия, в общей сложности Свиридов получил взятки от 23 пациентов.

«Патовая ситуация»

Онколог не отрицал, что просил своих пациентов при необходимости доплатить, но только за расходные материалы для операции, а не за помощь в получении субсидий.

«В 2010 году деньги на проведение бесплатной брахитерапии для граждан стало выделять государство, — поясняет RT Свиридов. — Субсидия составляла 486 тыс. рублей, и этого было, как правило, достаточно. В 2015 году, после изменений в методиках расчёта, сумма сократилась вдвое — до 234 тыс. И эти деньги никогда не покрывали реальных расходов на лечение пациента — только микроисточники на одного больного стоят до полумиллиона рублей. Сложилась патовая ситуация: больным нужна была срочная помощь, но официально доплатить пациенты не могли. Я официально запрашивал Минздрав, как мне лечить людей в такой ситуации, но внятного ответа так и не получил. Писал в аппарат правительства, Госдуму и Совет Федерации».

В ответе заместителя министра здравоохранения РФ Натальи Хоровой на запрос депутата Госдумы Николая Харитонова (есть в распоряжении RT) говорится, что реальные затраты на брахитерапию рака предстательной железы действительно могут составлять до 500 тыс. рублей. При этом замминистра констатирует, что по нормативу «Онкология» выделяется 234 тыс. рублей, а отдельного норматива для этого метода лечения не предусмотрено. На вопрос о том, как врачи должны действовать в сложившейся ситуации, в письме ответа не содержится.

В пресс-службе Минздрава России на запрос RT оперативно ответить не смогли.

  • Павел Свиридов

По словам онколога, в других российских медучреждениях, где проводят брахитерапию, проблемы с недостаточностью государственного финансирования удавалось решить.

«Во всех других больницах, где используют этот метод, деньги на брахитерапию перераспределялись с субсидий, выделяемых на более дорогостоящие операций. У нас же был маленький центр, где проводились только такие операции», — пояснил он.

Онколог отмечает, что ему пришлось прибегнуть к хитрости и лечить одного больного по двум субсидиям, формально разбивая лечение на два этапа. По словам Свиридова, руководство больницы и чиновники, выделявшие субсидии, знали об этом, но закрывали глаза на такое нарушение. Однако даже двух субсидий не хватало. Каждому пациенту Свиридов объяснял ситуацию и просил, если есть возможность, заплатить за лечение.

По словам врача, он на свои деньги, а также на заёмные средства покупал специальные перчатки и иглы для проведения операций.

«За 2015—2016 годы он сам купил материалов на 5,4 млн рублей, и мы предоставили доказательства этому, — отмечает в беседе с RT адвокат онколога Эдуард Бурушко. — За этот же период, как следует из материалов дела, пациенты перевели ему более 4,2 млн рублей. То есть уже потом, после лечения, они возмещали Свиридову какие-то суммы — кто сколько мог. Многие пациенты при этом не платили: или возможности не было, или просто не хотели. О какой корысти врача тут может идти речь, если он потратил на своих пациентов больше денег, чем получил от них».

Пациенты, переводившие врачу деньги, версию Свиридова на суде подтверждали слово в слово.

«Действительно, когда я пришёл к доктору Свиридову на приём, он объяснил мне, что даже две квоты могут не покрыть расходы на моё лечение, и просил, если у меня есть такая возможность, оказать софинансирование, — рассказал RT москвич Сергей Карасёв. — Так и случилось — субсидий не хватило. Уже после лечения я перевёл ему 200 тыс. рублей, в том числе из чувства солидарности. Я понимал, что потом это может и мне понадобиться в будущем, и другим — любой мужчина может оказаться в такой ситуации».

В ходе экспертизы версия Свиридова также подтвердились.

«Эксперт МВД пришла к выводу, что ни одному из 23 человек не хватило выделенных субсидий даже на закупку расходных материалов для их лечения, — поясняет Свиридов. — При этом она не учла, что по закону 30% от этих денег предназначены для заработной платы. Как же лечились эти пациенты? Мы задаём этот вопрос, и ответ на него ставит жирную точку в этом деле».

Что касается самой фабулы обвинения, как поясняет Бурушко, Свиридов никоим образом не мог повлиять на процесс выделения субсидий больным.

  • Эдуард Бурушко, Валерий Руднев

«Основное доказательство следствия — протоколы заседаний врачебной комиссии при больнице, в которую входил Свиридов, — поясняет защитник. — Якобы от решения комиссии зависело, дадут человеку субсидию или нет. Допрошенные на суде эксперты подтвердили несостоятельность этого доказательства. Заключение комиссии, по сути, просто подтверждало, что центр готов принять гражданина. Этот документ даже отсутствует в перечне документов, которые больной предоставляет в Минздрав по месту прописки для выделения субсидии».

В ответе на обращение одного из пациентов онколога (есть в распоряжении RT) в региональном Минздраве отмечают «очевидную невозможность влияния Свиридова на процесс выделения квот пациентам». В письме также подчеркивается, что даже при использовании двух субсидий дефицит финансирования лечения составлял от 40 до 150 тыс. рублей на одного пациента, однако врачи продолжали работать, оказывая помощь гражданам.

«На весах — жизнь и здоровье людей»

Следствие по делу, которое местные правоохранители называли одним из самых громких коррупционных преступлений в регионе, длилось около года. Однако доказать, что деньги Свиридову передавались именно за содействие в получении субсидий, оказалось непросто.

«Ко мне приезжал следователь, говорил, что у Свиридова пять квартир, что он всех обманывает, все на него пишут заявления, а если я буду от этого уклоняться, то это уже уголовное дело, — сообщил RT бывший пациент Свиридова Юрий Галочкин. — Я рассказал ему всё как было: что квоту и в первый раз, и во второй получал сам, что Свиридов просил по возможности дофинансировать лечение, но у меня не было такой возможности».

Несмотря на то что никто из пациентов больше не дал показаний против врача, дело было направлено в Обнинский городской суд. Сейчас судебный процесс подошёл к финальной стадии.

Во вторник, 30 октября, Свиридов должен был выступить с последним словом, после чего суд приступил бы к оглашению приговора. Однако гособвинитель неожиданно заявила новые ходатайства о возобновлении судебного следствия и истребовании всех медицинских карт больных, пролеченных в 2015—2016 годах в отделении брахитерапии КБ №8.

«Такие же ходатайства мы заявляли и сами, но суд их не удовлетворил», — говорит защитник Свиридова Бурушко.

  • Павел Свиридов

«Я надеюсь, что ходатайства — это попытка гособвинения задуматься об обстоятельствах преступлений, о которых они говорят, — отмечает Свиридов. — Когда они увидят всю картину, то поймут, что здесь нет состава преступления, предусмотренного статьёй о взятке. Здесь есть только софинансирование лечения в условиях, когда государство перестало выделять необходимые средства».

По мнению Бурушко, действия Свиридова в крайнем случае могли быть истолкованы как превышение должностных полномочий, но и в этом нарушении, считает юрист, онколог не виновен. 

«Его действия должны рассматриваться исключительно на наличие или отсутствие в них признаков превышения должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ), — говорит он. — Но и по этому составу он не виновен, поскольку совершал эти действия в особых условиях, когда на другой чаше весов находились жизнь и здоровье конкретных людей, нуждающихся в его помощи. Эти особые условия полностью соответствуют состоянию крайней необходимости, как это отражено в уголовном законодательстве».

«Инкриминируют невозможные вещи»

Как сообщали местные СМИ, Центр брахитерапии рака предстательной железы в настоящий момент закрыт. Это подтверждает и сам Свиридов. 

«После моего задержания удалось провести 50 операций. Для них использовались те материалы, которые я как раз закупал сам. А теперь — всё, потому что денег нет, а идти под суд, работая по такой же схеме, никто не хочет.

Новый врач, которого пригласила больница, написал заявление по собственному желанию, а вместе с ним уволились и все остальные сотрудники центра. Сейчас в центре нет даже микроэлементов для проведения таких операций. Больница объявила тендер на закупку материалов, которых хватит на шесть операций, но кто их будет проводить, непонятно».

По словам Свиридова, в России осталась только одна больница, где проводят подобные операции — в Санкт-Петербурге.  

Однако в КБ №8 утверждают, что центр продолжает работать.

«В настоящее время в Центре брахитерапии рака предстательной железы имеется 185 квот, — говорится на сайте медучреждения. — Гражданам Российской Федерации лечение проводится бесплатно, за счёт средств федерального бюджета по квотам в рамках Программы по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП). Задача центра — принять как можно больше пациентов до конца 2018 года».

И.о. главврача КБ №8 Игорь Бондаренко в беседе с RT заявил, что в центре продолжают проводиться операции, однако не смог уточнить, скольким гражданам была оказана помощь за последнее время. 

«У меня в больнице субсидий хватает на всё, и никаких проблем с закупкой источников нет», — заверил собеседник.

Свиридова не отстранили от должности руководителя центра, хотя следствие выходило в суд с соответствующим ходатайством. Формально онколог находится в отпуске. Однако, по его словам, пребывание на свободе не даёт ему возможности заниматься профессиональной деятельностью.

«Предложения по работе у меня есть — и от государственных клиник, и от частных, — но пока идёт суд, я не могу их принять, — рассказывает онколог. — Это связано как с уголовным делом и закрытием моего центра, так и с проблемой финансирования».

Внимание руководства МВД и СК к резонансному уголовному делу пытался привлечь в числе прочих актёр Сергей Безруков. Несколько лет назад Свиридов вылечил его отца — актёра Виталия Безрукова. Как председатель общественного совета при СК России и член общественного совета при МВД Москвы, Безруков направил письма с просьбой взять ситуацию на контроль председателю СК Александру Бастрыкину и главе МВД Владимиру Колокольцеву.

«Ему инкриминируют какие-то совершенно невозможные вещи, — отмечал Безруков в беседе с журналистами. — Надеюсь, что вышестоящее начальство поможет в этом разобраться. Свиридову не дают практиковать, а эта страшная болезнь требует постоянного контроля, чтобы не было рецидивов».

Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms