Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms

Проблемы ЖКХ

14 сентября 2018 Артём Дубнов Даниил Петелин
«Говорить о сроках преждевременно»: власти Подольска десять лет не могут расселить жильцов сгоревшего дома
Власти подмосковного Подольска в течение десяти лет не могут расселить ветхое общежитие, построенное в 1935 году. В 2007-м один из подъездов дома был разрушен пожаром, а в 2014-м выгорела другая часть дома. Несмотря на значительные повреждения, администрация до сих пор не признала здание аварийным. Общежитие включено в программу расселения ветхого жилья, однако застройщики, которые должны были предоставлять погорельцам квартиры, не смогли выполнить своих обязательств, и подрядчик до сих пор не найден. Власти заявляют, что пока преждевременно говорить о сроках предоставления людям нового жилья.
Власти подмосковного города десять лет не могут расселить сгоревший дом

Два пожара на три этажа 

Трёхэтажный дом в подмосковном Подольске, расположенный по адресу Плещеевская, 46, горел дважды за последние 11 лет — в декабре 2007 года и в апреле 2014-го. В первом пожаре погибли два человека. Огонь фактически полностью уничтожил один из трёх подъездов здания. По словам местных жителей, причиной возгорания мог стать костёр, разведённый бродягами в подсобном помещении первого подъезда.

Через полгода, в июне 2008-го администрация Подольска направила в здание межведомственную комиссию. По итогам проверки специалисты пришли к неутешительным выводам.

«Признать жилой дом №46 по улице Плещеевской на момент обследования непригодным для постоянного проживания, подлежащим сносу», — указывается в акте, составленном по окончанию осмотра.

Эксперты пришли к заключению, что первый подъезд, больше всего пострадавший от пожара, восстановлению не подлежит. Специалисты зафиксировали значительные разрушения отмостки здания, проседание фундамента и полов, а также трещины в цоколе, стенах и перекрытиях. Среди более мелких замечаний, которые сделала комиссия, — нарушения санитарных требований в туалетах и ванных комнатах, оборудованных около общих кухонь.

В октябре 2008 года исполняющий обязанности главы Подольска Валерий Сюрин утвердил этот акт межведомственной комиссии в своём постановлении под номером 1438.

Шесть лет спустя — в ночь на 7 апреля 2014 года — в этом же доме вновь случился пожар.

«Я ночевала у знакомых, когда меня разбудил звонок соседей напротив, — вспоминает 27-летняя Ольга Дикова. — Услышав, что дом горит, я сразу вскочила и помчалась туда. Когда я приехала, часть жильцов ещё были в здании, они выкидывали вещи из окон. Люди не покидали свои комнаты до конца, последних спасателям приходилось выводить насильно».

В результате пожара Ольга потеряла всё своё имущество. Ей так и не удалось проникнуть в свою комнату на втором этаже из-за опасности обрушения — к моменту её приезда в здании уже рухнул потолок третьего этажа и полностью выгорела крыша.

Согласно сводке подмосковного управления МЧС, дом горел более шести часов. В результате была серьёзно повреждена крыша, огонь фактически уничтожил второй подъезд здания.

«Жили у дальних родственников, у знакомых»

После пожара часть погорельцев временно разместили в так называемом манёвренном жилом фонде города. Некоторые приняли решение переехать к родственникам. Кроме того, администрация города пообещала пострадавшим от огня жильцам выплатить компенсации.

«После того как дом сгорел, мне и ребёнку выделили около 30 тыс. рублей, на этом вся помощь и закончилась. —  рассказала RT Дикова. — Никакой другой компенсации — ни деньгами, ни вещами — мы не получали».

Власти были готовы предоставить ей и её маленькому ребёнку комнату площадью 20 квадратных метров в коммуналке на проспекте Юных Ленинцев. Женщина рассказывает, что была потрясена состоянием этого временного жилья из манёвренного фонда. 

«Когда я приехала осматривать комнату, я обомлела. Стены были покрыты какой-то гарью, пол вскрыт, а потолки в ванной и туалете заросли плесенью, — вспоминает Ольга. — Потом мне предлагали ещё несколько вариантов, все они были в неблагополучных городских общежитиях и коммуналках. Жить там с ребёнком среди алкоголиков и тунеядцев я не захотела».

После пожара прошло уже четыре года, но семья Ольги Диковой так и не смогла найти постоянное жильё. «Сначала мы жили у дальних родственников, потом у знакомых, — рассказывает женщина. — Я боюсь, что все эти бесконечные переезды ничем хорошим для психики ребёнка не кончатся».

Расселение на 10 миллиардов

Комнату в доме №46 на улице Плещеевская семья 59-летней Нины Калининой получила в начале прошлого десятилетия. Эта жилплощадь была предоставлена местным муниципалитетом её мужу — майору милиции, отслужившему 25 лет в органах МВД.

По её словам, ещё до первого пожара трёхэтажка едва ли соответствовала стандартам благоустроенного жилья: здание 1935 года постройки представляло собой общежитие — помещения с общими коридором и кухней.

В первоначальном проекте не были предусмотрены туалеты. Первые жильцы пользовались деревянной уборной, расположенной в 50 метрах от дома. Лишь значительно позже на некоторых этажах умельцы оборудовали в кухонных помещениях отдельные санузлы — с унитазами и душевыми кабинами.

Уже давно в этом доме собирались люди, ведущие асоциальный образ жизни. 

«Это был самый настоящий проходной двор. Много комнат сдавали — как правило, мигрантам, — рассказала RT Калинина. — Двери подъездов не закрывались, и у нас постоянно селились бомжи. Жить там было просто невозможно».

О проблемах, с которыми сталкивались жильцы дома, было известно местным чиновникам. В распоряжении RT оказался текст решения Подольского городского совета депутатов от 3 июля 2007 года об утверждении программы переселения граждан г. Подольска из ветхого и аварийного жилищного фонда.

В тексте документа, подписанного за несколько месяцев до первого пожара, дом, расположенный по адресу Плещеевская, 46, был отнесён к ветхому жилищному фонду города. Согласно программе, общий бюджет которой составил более 10 млрд рублей, расселение этого и других домов планировалось завершить в 2014 году.

Из обширной переписки жителей с местными чиновниками следует, что в декабре 2013-го срок расселения дома был перенесён на третий квартал 2015-го. В ответе городской администрации на письмо Ольги Диковой эта отсрочка была объяснена «невыполнением застройщиком («ПЖИ-Строй») договорных обязательств» с последующим расторжением контракта.

Впоследствии администрация Подольска, заключившая к тому моменту контракты с новыми застройщиками — «Горки-Групп» и «Стройпромом», переносила сроки расселения дома на 2018-й, а затем и на 2019 год.

В мае 2018-го Нина Калинина получила новый ответ от администрации: инвестор-застройщик «Стройпром» и не приступал к строительству многоэтажки, в которую планировалось вселить жильцов сгоревшего дома. В связи с этим власти города отказались от услуг очередного застройщика. Срок же расселения выгоревшего дома, как следует из ответа чиновников, может быть определён лишь после заключения контракта с новым инвестором.

«Говорить о сроках расселения преждевременно»

Заместитель председателя комитета по строительству и архитектуре города Подольска Ирина Ершова подтвердила RT, что дом по адресу Плещеевская, 46 включён в муниципальную программу «Жилище», однако вопрос его расселения на данный момент не может быть решён ввиду отсутствия инвестора.

«По этой причине говорить о сроках расселения этого дома преждевременно. Мы ищем застройщика, предлагаем различные варианты, но пока ничего нет», — подчеркнула Ершова.

По словам чиновника, дом, в котором из трёх подъездов выгорели два, до сих пор не признаётся аварийным из-за отсутствия соответствующих заявлений от собственников жилплощади.

«Жильцы должны обратиться в администрацию, — подчеркнула она. — На основании этих заявлений будет принято решение о статусе постройки. Сейчас здание имеет статус жилого дома с высокой степенью износа».

Ершова подчеркнула, что несколько лет назад в рамках сотрудничества с первым застройщиком часть людей из сгоревшего дома получили квартиры.

«Для расселения остальных жителей надо предоставить порядка 30 новых квартир. К сожалению, на сегодняшний день власти города не располагают таким объёмом свободной жилплощади», — поясняет Ершова. 

Тем временем в полуразрушенном доме, который так и не был признан аварийным, старожилов не осталось. В последнем уцелевшем подъезде живут мигранты из Средней Азии, которые работают на стройке неподалёку.

Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms