Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms

Врачебная ошибка

7 сентября 2018 Митя Евстифеев Даниил Петелин
«Появились красные пятна»: родственники женщины, погибшей из-за заражения шва от катетера, обвиняют в её смерти врачей
Жительница Геленджика, племянница олимпийского чемпиона по водному поло Наталья Артёмова (в девичестве Древаль) скончалась в реанимации после того, как ей поставили капельницу путём венесекции — вскрытия вены при помощи надреза. По словам родственников, процедура была проведена неправильно и медики занесли в рану инфекцию. Однако врачи отрицают свою вину, отмечая, что у пациентки был целый ряд тяжёлых заболеваний.

Ошибки молодости

Наталья Артёмова переехала в Геленджик вместе с семьёй несколько лет назад. Женщина родилась и выросла в хорошей семье: отец, Юрий Древаль, был советским физиком-ядерщиком, а дядя Александр Древаль играл за советскую сборную по водному поло и выиграл Олимпийские игры в 1972 году. Однако жизнь самой Артёмовой складывалась не так благополучно. В молодости женщина увлеклась наркотиками, а первым мужем, по словам её близких, стал криминальный авторитет, чью фамилию и взяла Наталья.

Пройдя через серию личных невзгод и испытаний, лишившись родителей, Артёмова наконец-то обрела счастье в личной жизни, выйдя замуж во второй раз за бывшего десантника. Вместе они перебрались к морю, в Геленджик.

Однако прошлое напоминало о себе проблемами со здоровьем. Одним из заболеваний была демиелинизация головного мозга — тяжёлая патология, при которой разрушается миелиновая оболочка центральной и периферической нервной системы. В результате ухудшается проводимость сигналов в пострадавших нервах.

Женщина, получившая из-за своих заболеваний инвалидность третьей группы, должна была регулярно наблюдаться у медиков.

«Она очень боялась, что развитие этого заболевания может сделать её «овощем», — рассказывает супруг Артёмовой. — И в последнее время часто молилась, чтобы Бог ей помог».

Сломанный катетер

Весной этого года Наталья Артёмова обратилась в городскую больницу Геленджика к заведующей инфекционным отделением Светлане Абдулмеджидовой. После обследования женщине назначили капельницы. Однако из-за того, что в прошлом Артёмова употребляла инъекционные наркотики, вены плохо просматривались, и медики решили провести венесекцию — процедуру вскрытия вены для введения туда катетера в тех случаях, когда вены на руках плохо выражены.

После установки катетера Артёмову отпустили домой, проинструктировав, как самостоятельно ухаживать за швом. Однако через несколько дней, по словам близких, начались проблемы. В районе таза, где была проведена венесекция, на коже появились красные пятна.

Артёмова начала переписываться со Светланой Абдулмеджидовой через WhatsApp и просить совета. Та давала рекомендации, в том числе со ссылкой на своего брата-хирурга: он якобы заявил, что пятна похожи на ожоги от марганцовки, которой пользовалась Артёмова. Как выяснилось позже, это были не ожоги, а попавшая в шов инфекция. Как утверждает супруг погибшей, инфекция попала туда из-за сломанного медсёстрами катетера и неправильно проведённой процедуры венесекции.

Артёмовой становилось хуже день ото дня. По словам близких, они рассчитывали, что Абдулмеджидова госпитализирует женщину в инфекционное отделение, поэтому не вызывали скорую. Накануне своей смерти Артёмова в последний раз связалась с Абдулмеджидовой. Судя по их телефонному разговору (близкие сделали запись), больная уже находилась в критическом состоянии. На следующий день Артёмову доставили в реанимацию, где она скончалась.

«Чушь и выдумки»

Главный врач больницы Константин Попандопуло в беседе с RT заявил, что все заявления близких Артёмовой — ложь.

«Родственники абсолютно неадекватные, особенно с учётом амнестических нюансов (имеется в виду амнестический синдром — расстройство памяти, в том числе оно может быть связано с алкоголизмом. — RT), — говорит Константин Попандопуло. — Она была тяжёлой больной с ужасным диагнозом. Каким — не могу говорить, врачебная тайна. Врачи плотно занимались больной. Однако мы не можем спасти пациентов, когда они обращаются в последний момент, а до этого вели ужасный образ жизни в течение многих лет».

Константин Попандопуло подчеркнул, что информация про сломанный катетер — вымысел, а решение о виновности или невиновности медиков примет Следственный комитет и прокуратура. Он также указал, что такие истории мешают работать врачам.

«В ближайшие годы медиков вообще не останется, — говорит Попандопуло.— Врачи уходят из профессии, потому что не выдерживают грязи, которой поливают нас люди. Это катастрофа».

RT также связался и с инфекционистом Светланой Абдулмеджидовой. Она заявила, что до определённого момента лечение Артёмова и её супруг воспринимали с благодарностью.

«От нас она уходила на своих ногах, принесла что-то к чаю, всех обнимала и целовала, а также всё хотела оставить хороший отзыв о работе врачей, — говорит Абдулмеджидова. — Потом она мне писала по WhatsApp, что ей стало трудно дышать. И мы ей говорили, что надо вызывать скорую. Но мы же не можем сами за ней ехать».

По словам врача, у погибшей было много заболеваний, включая неврологические и сердечные недуги, а также гепатит. Всё это способствовало развитию осложнений. Что касается венесекции, Абдулмеджидова заявила, что не знает ни о каких проблемах с катетером.

Следствие покажет

В настоящий момент Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту смерти Артёмовой в больнице Геленджика. По словам близких, произошло это не сразу, сначала в СК не нашли состава преступления. Но затем, когда родственники поехали в Москву на приём к Александру Бастрыкину, дело всё-таки завели.

Оперативно прокомментировать RT ход расследования в СК по Краснодарскому краю не смогли. Супруг Артёмовой в беседе с RT заявил, что хочет добиться справедливости и не думает ни о каких компенсациях. «Мне не нужны деньги, я хочу только, чтобы виновники понесли наказание», — заявил он.

Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms