Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms

Дети в беде

5 июля 2018 Лидия Белькова
«Таких, как мы, много»: мама смертельно больного ребёнка просит пересмотреть список запрещённых лекарств для детей
Подозреваемая в распространении наркотических веществ мать шестилетнего пациента детского хосписа не признаёт своей вины. Екатерина Коннова была задержана в центре Москвы при продаже небольшого объёма противосудорожного препарата в неразрешённой в РФ лекарственной форме. Ранее лекарство для сына-эпилептика она купила в интернете. В МВД подтверждают факт возбуждения уголовного дела, но обращают внимание, что подследственной назначена мера пресечения, не связанная с ограничением свободы.

Интернет-петиция в поддержку матери-одиночки Екатерины Конновой, ухаживающей за тяжело больным шестилетним сыном, менее чем за сутки собрала более 100 тыс. подписей. 18 июня оперативники задержали женщину в Москве при продаже с рук рецептурного медицинского препарата в неразрешённой лекарственной форме. Стоимость незаконной сделки составила 3250 рублей. Остро нуждающаяся в средствах Екатерина, у которой на попечении есть старший 15-летний сын, решила продать обнаружившиеся у неё излишки лекарства для младшего сына-эпилептика, но попала в поле зрения сотрудников органов правопорядка. Теперь ей грозит тюремное заключение, и без её опеки сын с высокой долей вероятности погибнет.

Чудодейственное лекарство

38-летняя Екатерина Коннова — мать-одиночка, она воспитывает двоих сыновей. У младшего, шестилетнего Арсения, ДЦП и множество других сложных диагнозов — по словам женщины, в роддоме с халатностью отнеслись к недоношенному новорождённому. Мальчик питается через гастростому и страдает от частых эпилептических припадков. Ребёнок требует постоянного внимания, заботы и лекарств, которых нет в России. Старшему сыну Елисею недавно исполнилось 15 лет.

«У Арсения приступы происходят постоянно. В день может быть десять приступов — это означает десять уколов. Вы представляете детское тело, в которое каждый день вставляют уколы? От безвыходности, от того, что там уже живого места нет, я искала выходы, как упростить это и обезболить, помочь своему ребёнку по-другому» — так в разговоре с RT ситуацию объяснила мама мальчика.

В результате выход был найден в диазепаме, применяемом через микроклизмы. В Европе это лицензированный вид препарата, в России он разрешён только в форме инъекций. Сейчас в сети можно легко найти множество отзывов о нём от мам, дети которых страдают схожими заболеваниями.

«Много мам, кто путешествовал для лечения и реабилитации, пользуются им и довольны. Я купила микроклизмы на деньги, которые мои бывшие сотрудники подарили мне на Новый год. Я ими пользовалась: эффект мгновенный, как по щучьему веленью, приступы уходили», — рассказала женщина.

Постепенно у ребёнка начала вырабатываться толерантность, эффективность препарата снизилась, и микроклизм стало требоваться всё больше — на 20—30 тыс. рублей в месяц. У Екатерины таких возможностей нет. «Мне проще сказать, кому я не должна», — говорит женщина. В результате в детском хосписе порекомендовали перейти на более доступный реланиум.

Коннова рассказывает, что после возвращения к инъекциям у неё на руках осталось пять микроклизм. Когда семье понадобились деньги, она решила их продать, причём на том же форуме, где и покупала, но уже со скидкой. С быстро нашедшимся покупателем она договорилась встретиться у выхода из метро «Проспект Мира» в Москве. Там и состоялись оперативно-разыскные мероприятия.

  • Фото-скриншот страницы продавца лекарства
  • vk.com

На встрече она отдала незнакомому мужчине свои остатки диазепама в обмен на 3250 рублей, после чего к ней сразу подошли несколько человек, предъявили документы и сообщили, что она задержана.

После проверки следственный отдел по Мещанскому району Москвы возбудил уголовное дело по факту распространения наркотических средств по ст. 228. П. 1. УК РФ, предусматривающей лишение свободы на срок от 4 до 8 лет.

Коннова утверждает, что не знала, что препарат в форме микроклизм входит в список запрещённых веществ.

«Я сказала, что я не виновата ни в чём. Не признала и до сих пор не признаю свою вину. Какому наркоману клизма за такие деньги нужна? Это бред. Получается, я распространяла наркотики, а они меня обезвредили, чтобы я не продавала», — недоумевает она.

По словам Екатерины, раньше рецепты на тот же препарат, которые ей выписывали врачи, ничем не отличались от остальных лекарств, необходимых Арсению.

«Когда мне его выписывали, оно называлось «противосудорожное», снимающее приступы. Все лекарства, которые мы принимаем, рецептурные. Если бы я знала, что могу за это попасть в тюрьму, то никогда на это не пошла бы, ведь, кроме меня, мои дети никому не нужны», — заверила RT Коннова.

«Нам нужны эти лекарства»

С отцом Арсения женщина расписана не была, мужчина оставил её одну и не помогает. «Не соизволил платить алименты, брать отцовство над моим ребёнком», — поясняет женщина. Вместо отца помогают фонды «Дом с маяком» и «Милосердие».

Коннова также рассказала RT об ошибке врачей, в результате которой её сын Арсений стал неизлечимо больным ребёнком. Он был вторым в двойне, его брата Святослава при родах спасти не удалось.

«Меня прокесарили на 26-й неделе из-за высокого давления вместо того, чтобы его сбить, — говорит Екатерина. — Дети у меня были не 300—500-граммовые, у меня были килограммовые, хорошие дети. Шесть часов они лежали, грубо говоря, на подоконнике и ждали, когда умрут. За это время у них произошло кровоизлияние. На 26-й неделе у детей ещё не раскрылись лёгкие, и нужно было сразу сделать уколы. В результате Святослав погиб», — рассказала она.

За второго мальчика из двойни мать решила бороться, хотя её и отговаривали. «У Арсения — четвёртая степень повреждения мозга. Мне все говорили: зачем тебе этот урод? Ещё молодая, успеешь родить, тем более папаша сбежал».

В беседе с RT Екатерина попросила передать президенту РФ свою просьбу о пересмотре списков лекарств, жизненно необходимых таким детям, как Арсений.

«У меня одна огромная просьба к президенту, а также к нашему здравоохранению, которые формируют эти списки, чтобы они внимательно пересмотрели значение лекарств. Я не знаю, как оно может быть предназначено для наркоманов, может, надо уточнить дозировку. Те лекарства, которые мы достаём подпольно (а нас огромное количество мам), надо лицензировать. Таких детей-эпилептиков, как мой Арсений, — много, и нам нужны эти лекарства», — попросила женщина.

Вместе с тем в Минздраве России RT сообщили, что регистрация лекарственных препаратов носит заявительный характер, а значит, все вопросы о том, почему такая лекарственная форма диазепама не лицензирована, надо адресовать производителю.

«В нашей стране установлены одни из самых коротких в международной практике сроки экспертизы лекарственного препарата для оценки его качества, эффективности и отношения «польза/риск» — 110 рабочих дней (около 5 месяцев). Для сравнения: аналогичный срок в Европе составляет около семи месяцев, в США — около десяти месяцев, в Японии — 1,5 года», — отметили в Минздраве.

За Екатерину заступились в детском хосписе «Дом с маяком», где она стоит на учёте. Активисты запустил петицию с требованием остановить уголовное преследование матери двух детей. Они отмечают, что лишение свободы матери приведёт к неизбежной скорой гибели Арсения в интернате, а его старший брат попадёт в детский дом.

«Неужели общественный вред от того, что мама неизлечимо больного ребёнка без какого-либо злого умысла пыталась вернуть свои три копейки на еду, перепродав пять микроклизм, сопоставим с тем, что следователь хочет теперь сделать со всей их семьёй?» — говорится в обращении Лидии Мониавы в сети Facebook, которым уже поделились без малого 15 тыс. человек.

В стороне не остались и другие общественные деятели. Президент организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский, член Экспертного совета при правительстве РФ, обратился к председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину с просьбой прекратить уголовное преследование Екатерины Конновой.

По мнению Саверского, именно жизненные обстоятельства вынудили женщину сначала купить не зарегистрированный на территории РФ препарат, а затем и продать его, потому что законным путём решить проблему приобретения лекарства Коннова не смогла.

«Приобретение данного лекарства с рук, даже в нарушение действующего законодательства об обращении лекарственных средств, следует расценивать как крайнюю необходимость в данный конкретный момент времени в жизни этой семьи. Состояние крайней необходимости, как Вы знаете, исключает преступность деяния», — считает Саверский. — Ситуация должна расцениваться как сигнал бедствия, как обращение к государству за помощью, а не как повод для преследования».

Подписка о невыезде

В пресс-службе ГУ МВД по Москве подтвердили RT, что за сбыт препаратов, содержащих наркотические вещества, была задержана жительница столицы Екатерина Коннова. Проверка пяти тюбиков с жидкостью подтвердила содержание в них психотропного вещества диазепам. По этому факту следственным отделом ОМВД России по Мещанскому району возбуждено уголовное дело по ст. 228.1 УК РФ.

В ГУ МВД по Москве особо подчеркнули, что следствие не планирует изменять меру пресечения в виде подписки о невыезде.

«Учитывая характеризующие данные подозреваемой и её жизненные обстоятельства, ей избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы, а именно — подписка о невыезде и надлежащем поведении. Изменять указанную меру пресечения следствием не планируется», — сообщили в столичном главке.

Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms