Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms

Происшествия

3 июля 2018 Артём Дубнов
«Я уже не верю в успех»: раненный в перестрелке в Москва-Сити мужчина не может добиться компенсации
Алексей Ивкин не может добиться компенсации за ранение, которое он получил во время перестрелки в комплексе «Москва-Сити» 17 ноября 2017 года. В тот день он отвечал за монтаж сценического оборудования для проведения концерта по случаю юбилея бизнесмена Дмитрия Павлова. Конфликт, возникший между сотрудниками службы охраны, телохранителями предпринимателя Гавриила Юшваева и сотрудниками ФГУП «Охрана» Росгвардии, закончился стрельбой. Одна из пуль попала Ивкину в левую ногу и задела нерв, из-за чего мужчина потерял возможность фиксировать стопу. Однако следователи до сих пор не выяснили, кто именно стрелял в Ивкина, а юридическая компания, в которую обратился потерпевший, по его словам, ограничилась лишь отправкой двух писем.
Случайная жертва перестрелки в "Москва-Сити" не может добиться компенсации

17 ноября 2017 года Алексей Ивкин подрабатывал по приглашению знакомого на праздновании 50-летия бизнесмена Дмитрия Павлова. В число его обязанностей входил монтаж сценического оборудования для юбилейного концерта в ресторане Crystall Ball Room, расположенном на четвёртом этаже башни «Око» в Москва-Сити.

По словам Ивкина, около девяти вечера в фойе перед рестораном прозвучало несколько хлопков. Поначалу никто из гостей и персонала не обратил особого внимания на этот шум. Паника началась чуть позже, когда в зале появились первые раненые.

Первая помощь галстуком

«Когда началась стрельба, в коридоре находилось несколько десятков человек, — вспоминает Ивкин. — Услышав несколько хлопков, я сперва подумал, что это были какие-то хлопушки. Только когда пуля попала мне в ногу, понял, что происходит. Ни самого стрелявшего, ни других участников перестрелки я не видел, выстрел был сделан откуда-то из толпы».

Стрельба продолжалась около пяти минут. За это время Ивкин насчитал 30—40 выстрелов. Укрывшемуся за углом коридора раненому перевязал ногу галстуком один из охранников здания.

«Так я и провалялся с галстуком на ноге минут 20 до приезда врачей», — вспоминает мужчина.

Раненого сразу отвезли в институт Склифосовского, где была проведена срочная операция. К счастью, пуля не задела кость, но оказался повреждён нерв, что привело к серьёзным последствиям.

Лишь в больнице Алексей узнал, что перестрелка, случайной жертвой которой он стал, началась на парковке комплекса. Тогда охрана, нанятая организаторами юбилея Павлова, сделала замечание водителю Mercedes S-класса, мешавшему проходу гостей.

В этот момент из припаркованных рядом Toyota Land Cruiser и Mercedes-Benz ML вышли несколько человек — телохранители совладельца башни Гавриила Юшваева. Начавшаяся словесная перепалка вскоре продолжилась на четвёртом этаже здания, где участники ссоры применили огнестрельное оружие.

В результате пострадали семь человек, в числе которых оказались и двое сотрудников ФГУП «Охрана» Росгвардии.

К настоящему моменту по данному делу под арестом находятся двое предполагаемых участников перестрелки. Магомеду Исмаилову предъявлены обвинения по части второй статьи 213 УК РФ «Хулиганство». Эльдару Хамидову инкриминируется совершение преступления, предусмотренного частью третьей статьи 30 и пунктом «а» части второй статьи 105 УК РФ «Покушение на убийство двух и более лиц».

Личность ранившего Алексея Ивкина стрелка до сих пор не установлена. Его дело по части второй статьи 111 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью» выделено в отдельное производство.

«Шансов не так уж много»

После операции молодой человек провёл неделю в общей палате, к которой в качестве охраны были приставлены два сотрудника полиции. Ивкин первые месяцы после ранения практически не вставал с кровати из-за сильных болей. Самым страшным, однако, оказалось то, что из-за повреждения нерва его левая стопа потеряла подвижность.

«Сейчас я хожу с приспособлением, которое фиксирует стопу, — сетует Ивкин. — Без него я при каждом шаге спотыкаюсь о левую ногу. Стопа просто висит мёртвым грузом».

В конце марта в Боткинской больнице ему была сделана повторная операция. Несмотря на все старания, серьёзного улучшения состояния пациента врачам добиться не удалось. В настоящее время медики рассматривают возможность проведения третьей операции, однако гарантий успешного исхода никто не даёт.

«Врачи говорят, что сейчас есть надежда на моё полное выздоровление, если в течение полугода у меня восстановится нерв, — рассказал RT Ивкин. — Я каждый день стараюсь разрабатывать ногу, чтобы у меня не атрофировались мышцы. Впрочем, некоторые медики мне говорили напрямую, что шансов вернуться к нормальной жизни у меня не так уж много».

«Помощь» юристов

Ивкин начал прорабатывать варианты получения денежной компенсации за полученное ранение. Ситуация осложнялась тем, что в последние годы он работал неофициально. 17 ноября в башне «Око» он также выполнял свои обязанности без оформления трудового договора. Соответственно, ни на какую помощь со стороны работодателя он рассчитывать не мог.

В январе 2018 года он обратился в юридическую компанию «Правосудие». Как утверждает Ивкин, в конторе его дело назвали «стопроцентным» и заверили в возможности получить компенсацию с охранных предприятий, сотрудники которых участвовали в конфликте.

Потерпевший подписал с компанией договор на оказание юридических услуг стоимостью 86 тыс. рублей. В рамках этого сотрудничества предоставленный Алексею юрист Оганес Геворкян помог составить два письма: первое — в Следственный комитет с просьбой признать Ивкина гражданским истцом в рамках уголовного дела по перестрелке, второе — владельцу башни «Око» Capital group с претензией о компенсации ущерба на сумму в миллион рублей. Если от Capital group ответа не последовало, то в СК заявили, что вопрос о признании Ивкина гражданским истцом будет рассматриваться лишь после установления лица, непосредственно стрелявшего в молодого человека.

Этим усилия юристов и ограничились. Ивкин утверждает, что при подписании акта о завершении работ его ввели в заблуждение: якобы мужчине сказали, что он должен расписаться в том, что от его имени было направлено письмо. Через три месяца, когда Ивкин попытался отказаться от услуг юриста, ему якобы ответили, что сотрудничество давно прекращено, а консультируют его всё это время лишь потому, что «вошли в его положение».

Юрист Геворкян, в свою очередь, заверил RT, что клиенту в присутствии других сотрудников «Правосудия» была чётко разъяснена суть акта о завершении работ — соответственно, никаких нарушений в действиях компании не было.

Ни стрелка, ни пистолета

К июню 2018 года Алексей Ивкин оказался в крайне трудной финансовой ситуации. Из-за ранения с ноября прошлого года он лишился каких-либо источников заработка. Несмотря на то что сделанные ему операции проведены за государственный счёт, дорогостоящие медикаменты необходимо покупать на свои деньги. Также после неудачного опыта обращения в юридическую фирму потерпевший не имеет возможности нанять нового адвоката.

«Я уже даже не верю, что смогу получить какую-то компенсацию за своё ранение, — говорит потерпевший. — В СК так и не нашли человека, который в меня стрелял. Следователь мне сказал, что арестованные фигуранты дела не имеют отношения ко мне. Не найден также и пистолет, из которого меня ранили. Сейчас я свожу концы с концами лишь благодаря помощи родителей».

На запрос RT об обстоятельствах признания Ивкина гражданским истцом в Следственном комитете не смогли предоставить ответ оперативно.

  • После операции

По словам адвоката Жана Семёнова, в рамках уголовного дела какая-то особая юридическая помощь потерпевшему не нужна — он освобождён от обязанности подавать иски сам, так как за него это должно сделать следствие.

Он должен быть признан гражданским истцом, после чего следствие сформирует требование о компенсации в обвинительном заключении, которое будет направлено в суд. Впоследствии, после вынесения приговора, суд отдельным пунктом укажет сумму, которая будет взыскана с подсудимых в пользу потерпевшего.

«Потерпевший также имеет право дополнительно, не в рамках уголовного дела, потребовать возмещения ущерба со стороны арендаторов или собственников здания, где произошёл инцидент. Однако, исходя из судебной практики, шансов на успех у подобных исков не очень много», — заключил Семёнов.

Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms