Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms

Проблемы ЖКХ

28 июня 2018 Лидия Белькова
Сбежать из дома-призрака: в Дагестане две молодые матери с детьми-инвалидами вынуждены жить в аварийном общежитии
Две молодые матери в дагестанском Каспийске вынуждены жить с детьми в маленьких комнатах разваливающегося общежития, которого даже нет на кадастровых картах. Стены в здании покрыты плесенью, оголённая проводка почернела от постоянных возгораний. И хотя местные органы власти признают проблему, городской суд отказывает женщинам в праве требовать от государства другое жильё.

    Две выпускницы детдома из Дагестана пытаются через суд добиться замены предоставленного им государством аварийного жилья. Общежитие в центре Каспийска, где Мадина Омарова и Патимат Джапарова несколько лет назад получили комнаты, находится в плачевном состоянии: стены поросли мхом и плесенью, в здании частично нет окон и дверей, с крыши течёт. Их дети из-за сырости постоянно болеют. Как рассказывали местным СМИ обитатели общежития, при обращении в МФЦ им говорят, что здания уже давно нет на кадастровых картах, по документам оно снесено в 2016 году.

    Комнаты женщинам были предоставлены Минобрнауки республики в 2007 году. При этом, по их словам, им настойчиво предлагали оформить права собственности на жильё вместо договоров социального найма. Приватизация заняла немало времени. За этот период общежитие, не знавшее ремонта, едва не развалилось. Управляющая компания была оштрафована, однако обязательств своих всё равно не выполняет. Попытки же получить от государства вместо разваливающегося жилья нормальное натыкаются на позицию суда: менять можно только наёмное, а не собственное жильё. Обращения в администрацию, службы опеки города и Минобрнауки республики результатов не приносят.

    • Патимат Джапарова с младшим сыном

    «Меня торопили сделать «зелёнку»

    Сирота Патимат Джапарова живёт в выделенной ей государством 18-метровой комнате общежития в центре Каспийска с двумя детьми. Как рассказала женщина RT, состояние дома ужасное. В частности, из-за сырости и цветущей на стенах плесени у её детей начались проблемы со здоровьем.

    Многочисленные обращения в администрацию города, Министерство образования и науки Республики Дагестан, выделившее в своё время комнату, не помогают.

    После выпуска из детдома в 2004 году Джапарова встала в очередь на получение жилья, в 2007 году подписала договор соцнайма на комнату, а в 2009-м оформила её в собственность. Всё это время она жила с мужем, но в 2011 году осталась одна с двумя детьми. Пришлось переезжать в общежитие. Состояние и комнаты, и здания ей сразу не понравилось — всё было в запущенном, даже аварийном состоянии. Посоветовавшись со знакомыми, Патимат обратилась в прокуратуру. В 2011 году состоялся суд, вынесший решение не в её пользу.

    «Меня торопили делать «зелёнку» (договор на право собственности. — RT). Теперь эта комната как собственная. А когда я добиваюсь (предоставления нормального жилья. — RT), мне суд говорит: «Это её комната, мы что можем сделать?» Мне никто не подсказал. Мужа нет, а мне с двумя детьми тяжело очень. Я же не буду их сдавать, как моя мама сдала меня», — сквозь слёзы объяснила Патимат.

    Джапарова до девяти лет росла в приёмной семье. Своих биологических родителей она не знает. В 1994 году приёмные родители отдали Патимат в детдом. Женщина признаёт, что у неё были проблемы с поведением, она убегала из дома, где её обижала приёмная мать.

    У Патимат вторая группа инвалидности, которую ей оформили ещё в детском доме. У старшего ребёнка Джапаровой также есть инвалидность в связи с психическими отклонениями.

      «Зимой нет воды, летом — кипяток»

      33-летняя Мадина Омарова тоже получила комнату в похожем состоянии. Женщина рассказывает, что, даже если не брать в расчёт маленькую площадь помещения, там невозможно жить: «Ощущение такое, будто вот-вот всё упадёт, нет элементарных удобств».

      Поэтому Омарова вместе с четырьмя детьми (от полутора до семи лет) переехала жить в дом свекрови вместе со своим супругом. Один из детей Мадины — инвалид с пороком сердца. Даже редкие визиты в комнату каспийского общежития привели к тому, что у детей начался кашель, младший часто болеет бронхитом.

      Поскольку Мадина, как и Джапарова, подписала договор передачи комнаты в собственность, теперь получить достойное жильё ей сложно. Для закона подписанный, пусть даже по незнанию, договор означает формальное согласие с состоянием собственности.

      «Зимой там нет воды, а летом идёт кипяток. Я писала письма, а мне отвечали: «У вас есть «зелёнка», что мы можем сделать?» Со мной не было адвоката, который бы сказал: «Подожди, это не положено, положено 33 метра по закону, чтобы были вода, газ, отдельный санузел», — объяснила женщина.

      В ответ на обращение Мадины уполномоченный при главе РД по защите семьи, материнства и прав ребёнка подтвердил, что ей полагается большая площадь.

      Проверка по запросу

      В государственной жилищной инспекции Дагестана подтверждают, что общежитие не соответствует санитарным и противопожарным нормам.

      «Стены здания в трещинах и покрыты плесенью, посыпалась штукатурка, обнажена и покрыта ржавчиной арматура элементов железобетонных конструкций, провода электропроводки не изолированы — почернели от возгораний, протекает кровля, в оконных проёмах подъездов нет остекления либо они забиты кусками фанеры, торцевая стена здания поросла мхом и иными растениями», — подтвердили RT в пресс-службе ГЖИ Дагестана.

      Примечательно, что ГЖИ ещё в 2017 году выносила предписание о необходимости ремонта здания, но оно выполнено не было. Исполнитель, ООО «УО ЖЭК 1» Каспийска, признан виновным в совершении административных правонарушений, был назначен штраф. В ноябре 2017 года в ответ на повторное обращение жильцов общежития инспекция выехала на место и обнаружила, что ситуация со зданием значительно ухудшилась.

      В жилинспекции подчеркнули, что им не было известно о проживающих там сиротах.

      В ответ на запрос RT в ГЖИ пообещали в течение двух недель выехать с проверкой жилищных условий сирот Омаровой и Джапаровой. К проверке будут привлечены представители Роспотребнадзора, администрации Каспийска, Госпожарнадзора при МЧС, а также управляющей компании.

      Помогают как могут

      Когда в 2007—2008 годах сироты получали комнаты, вопрос находился в ведении Министерства науки и образования РД. Сейчас же полномочия переданы на муниципальный уровень. Таким образом, службы опеки Каспийска не участвовали в процессе выделения жилья Омаровой и Джапаровой. И хотя формально никакой ответственности местные чиновники не несут, они не остались равнодушными — в частности, поддерживали обращение Патимат Джапаровой в суд.

      «Мы выступали в её пользу в Каспийском городском суде. Суд первой инстанции принял решение в её пользу. Представитель Министерства образования обжаловала данное решение суда. На суде мы выступали за то, чтобы она вернула комнату на баланс администрации города, и мы её по новой принимаем на учёт, она ждёт своей очереди», — рассказали в службе опеки Каспийска.

      В органе опеки отметили, что, если бы Джапарова не оформила комнату в собственность, у неё был бы шанс решить жилищный вопрос. Там также подчеркнули, что случай с сиротами в общежитии Каспийска — исключение.

      Как подтвердили RT активисты местного отделения Общероссийского народного фронта, состояние общежития действительно аварийное. Кроме того, после проверки 2016 года выяснилось, что в городе в таком же состоянии находятся ещё 10 общежитий. В администрации Каспийска пообещали рассмотреть вопрос о проведении ремонта, но пока решения нет.

      RT не удалось оперативно получить комментарий от администрации города и Министерства образования и науки Дагестана.

      Шанс есть

      Адвокат Тимур Маршани считает, что непригодное жилье было выделено в нарушение законодательства РФ и без учёта интересов детей-сирот.

      «Если выделенное Минобрнауки Дагестана помещение непригодно для проживания, находится в аварийном состоянии либо это ветхое жильё, то невозможно его выделить по программе предоставления детям-сиротам, многодетным семьям. Это незаконно, это можно оспорить», — объяснил RT адвокат.

      Маршани отметил, что, если здание общежития будет признано непригодным для проживания, суд должен обязать Минобрнауки предоставить иное из имеющегося жилого фонда.

      Кроме того, по мнению адвоката, подписание договора передачи квартиры («зелёнки») в данном случае не должно являться значимым для суда доводом в пользу иного решения.

      Ваша заявка принята
      Спасибо за обращение
      Я не робот
      reCAPTCHA
      Privacy - Terms