Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms

Происшествия

26 июня 2018 Даниил Ломакин
«Навсегда потеряла возможность работать»: как попавшая под поезд пожилая женщина судится за компенсацию
73-летняя Валентина Шабалина подала иск к РЖД с требованием выплатить ей более 43 млн рублей. В 2017 году из-за ошибки машинистов пенсионерка попала под электричку и потеряла правую руку. Она больше не может работать, серьёзно ухудшилось качество жизни. Как рассказал адвокат потерпевшей, представитель РЖД предложил женщине заключить мировое соглашение, выплатив 100 тыс. рублей. При этом на машинистов, по вине которых Шабалина оказалась под колёсами электрички, завели уголовное дело.

    18 июля 2017 года 73-летняя Валентина Шабалина собиралась доехать с работы домой на электричке. Когда на платформе Крюково женщина заходила в вагон, её зажало дверьми поезда, который сразу же тронулся с места.

    «Я никуда не торопилась — электрички ходят каждые 15 минут, — рассказала RT Шабалина. — Двери открыты были. Я взялась за поручень, поставила одну ногу на пол в тамбуре, как вдруг двери резко захлопнулись. Поезд поехал, и я несколько метров прыгала на одной ноге по перрону. Потом двери резко открылись, я упала, больше ничего не помню. Когда очнулась, меня уже вытащили на перрон, и кровь лилась фонтаном».

    Шабалина оказалась между вагоном и платформой. Рука пенсионерки попала под колёса, и её почти полностью отсекло. Кроме того, Шабалина получила переломы, черепно-мозговую травму, сотрясение мозга, сильные ушибы и ссадины.

    «От фантомных болей ничего не помогает»

    По заключению врачей, женщине был причинён тяжкий вред здоровью. Позже Шабалина получила третью группу инвалидности.

    «У меня теперь фантомные боли — от этого ничего не помогает», — отмечает Шабалина.

    В ноябре 2017 года СК на транспорте возбудил уголовное дело, а машинисту и его помощнику предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 263 УК РФ («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта»). По этой статье виновным грозит до двух лет лишения свободы.

    • Станция Крюково

    В ходе судебной экспертизы по делу было установлено, что машинист и его помощник нарушили несколько пунктов правил безопасности эксплуатации железнодорожного транспорта: они должны были осуществлять визуальный контроль за посадкой пассажиров с помощью мониторов, а также следить за работой сигнальной лампы контроля закрытия дверей.

    Как рассказал RT источник в правоохранительных органах, ещё во время следствия машинист поезда покончил с собой. 

    Отвечать за травмирование пассажира будет помощник машиниста — Кирилл Гуленков.

    Подсудимый в 2017 году окончил московский Колледж железнодорожного и городского транспорта. Помощником машиниста в моторвагонном депо Крюково он начал работать ещё во время обучения в колледже. Будучи студентом, Гуленков принимал участие в профессиональных чемпионатах и занимал призовые места. На своей странице в соцсети «Вконтакте» Гуленков указывает, что также работает в РЖД слесарем. 

    • vk.com

    Слушания по уголовному делу в отношении Гуленкова должны начаться в Зеленоградском районном суде в конце июня.

    Кирилл Гуленков на вопросы RT отвечать отказался.  

    Адвокат Гуленкова Наталья Ровда рассказала RT, что её подзащитный вину не признаёт, однако позицию защиты раскрывать не стала. 

    В случае признания помощника машиниста виновным ему грозит до двух лет лишения свободы. Минимальная санкция по этому составу УК — штраф в размере от 100 до 300 тыс. руб. 

    «Кто меня теперь возьмёт на работу»

    Спустя год после происшествия Шабалина добивается денежной компенсации за травму.

    «Я трудилась заведующей лаборатории в ГБУ «Московское объединение ветеринарии», — рассказывает Шабалина. — Теперь навсегда потеряла возможность полноценно работать. Кто меня без руки, да ещё в таком возрасте, возьмёт».

    Шабалина дважды подавала в РЖД досудебные претензии, однако с госкомпанией договориться не удалось. В итоге пенсионерка подала в Химкинский городской суд иск о взыскании с госкомпании 40 млн рублей морального вреда, 3,5 млн рублей утраченного заработка единовременным капитализированным платежом за три года вперёд, а также о пожизненном содержании в размере 95 тыс. рублей в месяц.

    «Валентина Васильевна родилась во время Великой Отечественной войны, — комментирует RT ситуацию адвокат Шабалиной Марат Аманлиев. — Она выжила в те страшные годы войны и голода, а лишилась руки в мирное время. Женщина до конца своих дней не сможет решать элементарные бытовые вопросы: помыть посуду, сходить в душ, одеться, купить продукты, сделать уборку в квартире. Поскольку она правша, то даже подписать документы или написать письмо родственникам теперь не в состоянии».

    Защитник полагает, что шансы на удовлетворение иска в полном объёме крайне малы. «По таким искам размеры компенсаций, как правило, ничтожно маленькие», — говорит Аманлиев.

    По словам адвоката, на первом заседании по иску Шабалиной представитель госкомпании заявил, что необходимо установить степень утраты трудоспособности.

    «У человека руки нет — что тут определять, — говорит Аманлиев. — Уже после заседания представитель компании предложил заключить мировое соглашение, выплатив 100 тыс. рублей. Но нас такая сумма не устраивает».  

    В пресс-службе РЖД на запрос RT не ответили. 

    «Транспортное средство повышенной опасности»

    «Люди понимают, что суды назначают в таких делах мизерные компенсации. По гибели человека — это максимум 100—150 тыс. За инвалидность и того меньше. В итоге в суд идёт только каждый десятый», — поясняет RT адвокат Игорь Трунов. 

    При этом, по словам Трунова, такие иски — беспроигрышные.

    «Неважно, виноват машинист или нет, — уточняет собеседник. — Поезд — транспортное средство повышенной опасности, поэтому перевозчик несёт ответственность за гибель или травмы пассажиров в любом случае».

    Что касается уголовной ответственности за травмирование или гибель пассажиров, то, по мнению Трунова, эффективнее накладывать на штрафы на саму компанию. «Какой смысл сажать или штрафовать одного машиниста — общую проблему с безопасностью это не решает, — говорит он. — Куда эффективнее заставлять платить серьёзные штрафы самого перевозчика. Это будет стимулировать инвестировать в развитие инфраструктуры и повышение безопасности».

    Ваша заявка принята
    Спасибо за обращение
    Я не робот
    reCAPTCHA
    Privacy - Terms