Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms

Бюрократия и право

9 июня 2018 Александра Ермакова
«У него полностью отказали почки»: жительница Краснодарского края просит Минздрав разрешить ей стать донором для мужа
В Краснодарском крае молодая мать двоих детей Мария Дубовцева хочет спасти жизнь своему мужу — пожертвовать ему почку. Однако закон запрещает пересадку органов между людьми, не являющимися близкими генетическими родственниками. Такая мера была введена в законодательство в 1992 году с целью пресечения торговли органами. Эксперты утверждают, что сегодня запрет потерял свою актуальность, необходимо добиваться его пересмотра в Конституционном суде. Между тем из близких родственников у супруга Марии — пожилые родители и брат. Стать донорами им не позволят ни возраст, ни здоровье.

Жительница Краснодарского края 26-летняя Мария Дубовцева обратилась в Министерство здравоохранения России с просьбой разрешить ей стать донором органов — отдать свою почку мужу Антону Лысанову.

Чуть меньше года назад мужчине поставили опасный диагноз — хроническая болезнь почек в терминальной стадии. Улучшить его состояние могла бы пересадка почки, но людей, ожидающих трансплантацию органа, очень много. И гарантий на скорую пересадку нет.

По закону донором может стать только генетический родственник. Родители — в силу возраста и слабого здоровья — помочь Антону не могут. Мария готова отдать почку мужу. Анализы показали, что у супругов одинаковые группы крови и высокая тканевая совместимость, необходимая для пересадки. Осталось лишь убедить Минздрав сделать для девушки исключение и разрешить ей спасти мужа.

Готова стать донором

Мария и Антон познакомились в 2013 году по переписке в социальной сети. Тогда молодые люди жили в Удмуртии. Отношения развивались быстро, и через год они поженились. Уже после свадьбы пара приняла решение переехать в Краснодарский край, поближе к морю. Первое время они жили на съёмной квартире, потом купили свой дом. Антон — частный предприниматель, занимается продажей инструментов. Мария — фотограф-фрилансер. У супругов двое маленьких детей.

В июле прошлого года супруги узнали о тяжёлой болезни Антона. Врачи диагностировали хроническую болезнь почек (ХБП) в терминальной стадии.

«Симптомы у Антона появились за неделю до приступа, — вспоминает Мария. — Он начал жаловаться на головные боли. Однажды мы собрались на прогулку с дочкой, он сказал, что выйдет попозже, но так и не вышел. Я звонила, он не брал трубку, тогда я поднялась в квартиру и нашла его без сознания».

Антона на скорой помощи доставили в больницу. Три дня он провёл в реанимации. Тогда врачи рассказали Марии о болезни мужа, и она подписала документы о согласии на проведение процедур диализа (метод внепочечного очищения крови).

«Врач сказал, что теперь он будет до конца жизни ходить на эти процедуры, потому что у него полностью отказали почки. Когда я вернулась домой, я тут же полезла смотреть в интернете, что это за болезнь. Писали, что следующая стадия — смерть», — рассказывает молодая женщина.

По словам Марии, она сразу была готова отдать мужу почку. Это решение — не эмоциональное, она обдумывала его на протяжении девяти месяцев и только утвердилась в своём желании. 

«Если я могу отдать почку и хочу это сделать, то почему мне не разрешают? — задаётся вопросом девушка. — Я хочу, чтобы мой муж был жив, чтобы у наших детей был отец. Пока он пациент диализного центра, у нас не будет полноценной жизни. Я уверена в своём решении. Я готова, если нужно, пройти психологический тест и медицинскую комиссию».

Высокие шансы

Мария написала запрос в Минздрав РФ с просьбой разрешить ей в частном порядке  стать донором для мужа. В ведомстве ей напомнили о действующем законе, в соответствии с которым она не может это сделать. На обращение RT о дополнительных разъяснениях в Минздраве ещё раз подчеркнули: закон допускает изъятие у живого донора органов, только если он находится с реципиентом в генетической связи.

Согласно закону от 22.12.1992 № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека», донором может стать только генетический родственник — родители, родные брат или сестра. Супруги не могут выступать донорами друг для друга. Исключение составляют случаи пересадки костного мозга.

«У нас не идеальная совместимость, мы не родственники, но шансы высоки, так как у нас одинаковые группы крови и тканевая совместимость», — объясняет свою позицию Мария.

Генетические родственники Антона — родители и брат — не могут стать донорами. Мужчина может лишь встать в очередь и ждать почку, а пока проходить процедуру диализа три раза в неделю. 

По словам руководителя отделения пересадки почки Российского научного центра хирургии им. академика Б.В. Петровского Михаила Каабака, пациент с диагнозом ХБП может жить без функционирующих почек на аппарате диализа. Продолжительность жизни от этого не зависит, однако меняется её качество, что для многих людей не менее важно.

«Среди москвичей, находящихся на диализе, желают сделать трансплантацию только 30%. Жизненно важно делать трансплантацию только детям, потому что жизнь на диализе не позволяет им развиваться физически и умственно», — говорит врач.

Он также отметил, что продолжительность работы почки, пересаженной пациенту от живого человека, в среднем составляет 15 лет, а от погибшего человека — меньше 10 лет.

Для предотвращения эксплуатации 

Член коллегии адвокатов «Адвокат» Ольга Кузнецова в разговоре с RT предположила, что ограничение в законе, касающееся запрета на донорство между супругами, направлено на то, чтобы «исключить всяческие махинации и завуалированную продажу органов».

«Если, например, отменить это ограничение, не исключено, что тут же возрастёт количество браков, заключённых только с целью пересадки», — поясняет юрист.

Михаил Каабак также высказал мнение, что круг живых доноров ограничен генетическими родственниками для предотвращения эксплуатации доноров. Однако, по мнению врача, сегодня существуют и более эффективные методы борьбы с подобными злоупотреблениями. При этом генетическая схожесть органов не гарантирует, что почка хорошо приживётся. Как показывает практика, при посмертном донорстве совместимость зачастую оказывается даже лучше.

По мнению Кузнецовой, в закон можно было бы внести поправки, которые позволяли бы супругам, прожившим в браке не менее 10 лет, становиться донорами.

«Если исходить из задач законодательства о трансплантации — спасение жизни и восстановление здоровья, — почему бы и не допустить это», — рассуждает эксперт.

Юрист предлагает супругам обратиться в Конституционный суд РФ с заявлением о признании статьи закона «О трансплантации органов», касающейся генетического донорства, не соответствующей Конституции РФ.

При этом эксперты отмечают, что в западных странах законодательство более либеральное, в частности разрешены трансплантации между супругами, друзьями. Но механизмы предотвращения эксплуатации людей, использования людей в качестве доноров за деньги, напротив, более развиты.

«В частности, в Италии будущий донор обязан предстать перед судьёй, чтобы подтвердить ему добровольность своего донорства, даже если донор — это родитель, отдающий почку или часть печени своему ребёнку», — отметил Каабак.

Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms