Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms

Проблемы ЖКХ

3 мая 2018 Святослав Петров
«Потолок сгнил, стены в трещинах»: в Самаре ребёнок и двое взрослых живут в обветшалом доме дореволюционной постройки
В центре Самары двое взрослых и ребёнок вынуждены жить в полуразвалившемся доме дореволюционной постройки. Всю зиму у них не было воды, приходилось топить печь, из-за которой однажды уже произошёл пожар. Соседние квартиры стоят пустыми, и пол в них зимой покрывается толстым слоем льда. Семья Елбакиевых давно требует переселить их, однако пока дом даже не признан аварийным. Местные власти в комментарии RT отметили, что в течение года проведут экспертизу здания.
  • В Самаре ребёнок и двое взрослых живут в обветшалом доме дореволюционной постройки

В историческом центре Самары по адресу Садовая, 5, в полуразрушенном кирпичном здании дореволюционной постройки без элементарных удобств проживают ребёнок и двое взрослых. Нодар Елбакиев переехал сюда 32 года назад, и сейчас он, его бывшая супруга Ольга и их несовершеннолетняя дочь Зарина не могут добиться переселения.

Все остальные квартиры стоят пустыми, последние соседи покинули дом в декабре 2017 года. Несмотря на ужасное состояние здания, Елбакиевым переехать не удаётся: сами они не могут решить жилищный вопрос из-за отсутствия денег, а местные власти пока так и не помогли.

В распоряжении Елбакиевых квартира площадью 47 кв. м, однако жить в ней совершенно невозможно. Снаружи здание кирпичное, внутри — деревянные перекрытия. Из-за того, что ремонт не проводился уже очень давно, в стенах стали появляться трещины, обрушается фасад, несколько раз обваливались потолки.

С 1986 года Елбакиевы стоят в очереди на улучшение жилищных условий. В 2005-м супруги развелись, но жить им приходится вместе, поскольку уезжать некуда. Ольга с дочерью занимают одну комнату, Нодар живёт в другой.

В июне 2015 года Елбакиевы получили распоряжение первого заместителя главы городского округа Самара Максима Харитонова, согласно которому дом подлежит сносу как аварийный в течение полугода с момента подписания указа, а его жильцы должны быть расселены.

Департамент управления имуществом составил список людей, подлежащих расселению, и Елбакиевы начали ждать переезда.

Однако единственный вариант, который им предложили за три года, — квартира в посёлке Винтай. По словам Ольги, переезд туда не имеет смысла.

«Там ничего нет, такие же бараки разрушенные, — говорит Ольга. — Это далеко от Самары, фактически уже ближе к Тольятти. Там был военный городок, сейчас небольшой посёлок, где ни школ нормальных, ни садов — ничего. Дорог тоже нормальных нет, ездит только автобус, и то нерегулярно. Конечно, мы отказывались от таких предложений».

Тем временем соседи стали постепенно съезжать. Если в 2015 году по адресу Садовая, 5, проживали семь семей, то к концу 2017-го Елбакиевы остались одни. С декабря по апрель в здании не было воды — промёрзшие трубы прорвало.

«Под нами квартира, мы от неё ключи раздобыли. Внутрь зашли и ахнули: потолки сгнили и обваливаются, в стенах трещины, а пол весь во льду. И это уже весной, когда всё растаять должно было, — рассказывает Ольга. — Мы в любой момент можем провалиться вниз».

Пока трубы не починили, Елбакиевым приходилось носить воду из колонки в пластиковых бутылках. Мылись они у друзей и знакомых. При этом в ЖЭКе заявили, что в промерзании и прорыве труб жильцы виноваты сами.

По словам Елбакиевой, за зиму здание промёрзло и отсырело. Штукатурка отваливается, а под домом стоит вода. Находиться в квартире просто опасно: может рухнуть потолок.

Зарина, которая учится в 9-м классе, рассказала RT, в каких условиях делает уроки.

«Зимой приходится и печку топить, и обогреватели включать. Из-за этого в доме пробки вылетают часто, — говорит школьница. — Пожар уже у нас был. Печка старая и долгой топки не выдерживает. Температура в квартире зимой выше +15 °C не поднималась, я с ноября несколько раз болела, в том числе ангиной, до сих пор вылечиться полностью не могу».

Приглашать в гости друзей Зарине сложно. Однажды к ней зашла подруга, с которой они вместе писали доклад, и девочке пришлось выдать халат и плед, чтобы она не замёрзла.

Спать бывшим супругам и их дочери приходилось всем вместе и в верхней одежде, буквально прислонившись к обогревателю. Наконец, когда сил терпеть уже не было, Ольга решила уточнить в администрации, как обстоят дела с очередью на жильё. Выяснилось, что в 2016 году в Департаменте управления имуществом нашли ошибку в документации. Дом, в котором проживают Елбакиевы, числится под литерой «С», а аварийным признали здание под литерой «К». Они стоят вплотную друг к другу, соединены узкой перемычкой, а на самих постройках никаких табличек нет, так что даже чиновники их путают.

Жильцов обоих домов внесли в единый список расселения, который затем был пересмотрен. При этом об изменениях никого не уведомили. 

«Два года они молчали, — возмущается Ольга. — Я стала спрашивать: «А как наш дом аварийным признать?» В администрации города мне ответили, что, мол, когда кирпич на голову упадёт, тогда и признают. То есть нужны трупы, такой вот формальный подход к нашей жизни. У меня дочке 15 лет, я не за себя, а я за неё очень боюсь».

В Департаменте управления имуществом отмечают, что 200 тыс. рублей на экспертизу у них нет. Местные власти предлагают жильцам сделать её за свой счёт. В месяц Ольга зарабатывает 22 тыс. рублей — трудится уборщицей на четырёх разных объектах. Для неё это неподъёмная сумма.

«Сейчас у дочки выпускной будет в девятом классе, я не знаю, как его буду оплачивать, — расстраивается женщина. — У бывшего мужа стабильного заработка нет».

По словам Ольги, в феврале к ней дважды приезжали из администрации, но эти визиты никакого результата не дали. За три года она собрала архив переписки с чиновниками: 80 страниц отказов и отписок.

Вековая очередь

 

Елбакиевы уже несколько десятков лет стоят в очереди на получение жилья. Сейчас они на 1600-й строчке в списке. Если скорость выдачи квартир останется прежней, семье придётся ждать переезда ещё лет 80.

Квартиру Елбакиевы не приватизировали, поскольку продать её не получится. В теории это могло бы иметь смысл только при условии, что на землю под домом найдётся застройщик, с которым можно было бы договориться. 

Садовая — одна из центральных улиц города, жильё здесь стоит дорого. Однако ту часть улицы, где стоит дом №5, престижной не назовёшь — вокруг лишь разруха.

В администрации Самары на запрос RT ответили, что по факту обращения Ольги Елбакиевой была организована проверка на месте. В ходе осмотра дома выявлено «крайне неудовлетворительное состояние жилого помещения и здания в целом».

Самарский Департамент управления имуществом будет ходатайствовать о включении дома в прогнозный план по признанию жилых зданий аварийными. В течение 2018 года будет проведена необходимая экспертиза. Вопрос стоит на контроле у главы города.

Если дом признают аварийным, Елбакиевым наконец предоставят новое жильё.

Ваша заявка принята
Спасибо за обращение
Я не робот
reCAPTCHA
Privacy - Terms