Телефонная демократия

Короткая ссылка
Алексей Столяров
Алексей Столяров
Пранкер Лексус

В наше время прижился такой термин, как «электронная демократия» — форма демократии, характеризующаяся использованием информационно-коммуникационных технологий. Об этом написаны книги, под её эгидой создаются специфические ресурсы для голосований, благодаря ей подписываются важные петиции. У нас она только набирает обороты, а в каких-то странах она давно уже вытеснила классическую модель.

Также по теме
Пранкеры позвонили Гуаидо от имени президента Швейцарии
Пранкеры Владимир Кузнецов (Вован) и Алексей Столяров (Лексус) опубликовали на YouTube запись разговора с Хуаном Гуаидо, объявившим...

Но есть ещё один вид демократии, который по эффективности и технической доступности вытесняет электронную. Это телефонная демократия. Ей уже почти что век, и она определяет, в какой стране мы с вами будем жить, кого мы с вами будем выбирать на выборах, в какие войны та или иная страна будет втянута, а кто окажется в полной изоляции. Это она по телефону голосом Нуланд в разговоре с послом Украины в США меняла власть на Украине и устанавливала новую без участия в этом процессе украинцев. Это она голосом Обамы и Трампа в телефонных разговорах определяла внешнюю политику Евросоюза без участия европейцев. И это она недавно голосом вице-президента США Майкла Пенса назначила Хуана Гуаидо президентом Венесуэлы без проведения каких-либо легитимных выборов.

В период политического кризиса, когда счёт идёт не на часы, а на минуты, включается телефонная демократия. Она имеет даже национальные особенности. Так, телефонная демократия на пространстве СНГ более развязанная, под стать менталитету народов. На примере наших телефонных разговоров Порошенко по телефону соглашается отдать свою кондитерскую фабрику «президенту Киргизии», чтобы оформить её на подставное лицо. Коломойский соглашается пойти на Киев вместе с войсками ДНР и убрать свои батальоны с линии фронта, а министр внутренних дел Грузии за две минуты определяет судьбу экс-президента Саакашвили.

Северная Америка имеет другие особенности. Здесь всегда не говорят, что думают, и не думают, что говорят. Там обилие политкорректности, а страх прослушки особенно велик. Но иногда бывают исключения. Эти исключения касаются старой гвардии американской дипломатии, в частности республиканских ястребов, находящихся в сенате и американской администрации. Наверное, это объясняется тем, что они прежде всего люди старой формации, времён Уотергейта, когда об информационной гигиене думать тем, кто считал себя вершителем судеб, ещё не приходилось. Поэтому установить контакт с ними гораздо проще.

Так, два года назад нам удалось узнать содержание готовящихся санкций против России. И помогли нам в этом, казалось бы, опытные конгрессмены Джон Маккейн, Линдси Грэм и лидер большинства в сенате Митч Макконел, с которыми мы общались от имени одной из заинтересованных сторон — правительства Украины. Тогда эта информационная утечка не нанесла им серьёзного репутационного ущерба, чего нельзя сказать об их коллеге — демократе Адаме Шифе из комитета разведки, который, приняв нас за украинские спецслужбы, получил от нас фейковые материалы о связях Трампа с Россией и принялся их расследовать. Ему до сих пор это припоминают республиканские СМИ.

Но в этот раз хотелось бы заострить внимание на другой личности американской телефонной демократии — Эллиоте Абрамсе, специальном представителе США по Венесуэле.

Это непотопляемая фигура республиканского истеблишмента, бывший заместитель госсекретаря США при Рейгане, бывший заместитель советника по национальной безопасности у Буша-младшего по Африке и Ближнему Востоку. Абрамса называют причастным к кровавым проамериканским переворотам в Латинской Америке в 1980-х годах. В 1985 году политическая карьера Абрамса была скомпрометирована из-за причастности к международному скандалу «Иран-контрас». Он был судим, но помилован Бушем-старшим. Это он в Белом доме отвечал за иракскую войну и теперь, когда вновь потребовались его революционные навыки, Трамп назначил Абрамса на должность спецпредставителя США по Венесуэле. Брифинги по Венесуэле в Госдепе он предпочитает вести сам, не доверяя это пресс-секретарям ведомства. В Совете Безопасности ООН он также предпочитает присутствовать лично.

Такая персона не могла обойти нас стороной. Мы позвонили ему от имени президента Швейцарии и главы департамента финансов Ули Маурера (Ueli Maurer). Мы запросили разговор с Абрамсом по теме сотрудничества в финансовой сфере, в том числе по венесуэльскому кризису. 19 февраля разговор состоялся. Мы сообщили Абрамсу, что в швейцарских банках находятся частные счета лиц из ближнего круга Мадуро, а также счета венесуэльских компаний, таких как нефтяная госкомпания PVDSA. Однако мы не видим с их стороны каких-либо нарушений законодательства.

Также по теме
Пранкер Вован прокомментировал розыгрыш Гуаидо
Пранкер Владимир Кузнецов, известный как Вован, прокомментировал розыгрыш Хуана Гуаидо, объявившего себя врио президента Венесуэлы, от...

Абрамс же настаивал на полной блокировке всех этих счетов, как это было сделано в США. Кроме того, американской стороной было заявлено, что сотрудничество швейцарских банков с правительством Мадуро может обернуться для них большими репутационными рисками. «Маурер» под давлением Абрамса заявил, что готов заблокировать счета, если США пришлют необходимую документацию. А также «Маурер» попросил Абрамса помочь связаться с «временным президентом» Гуаидо, что Эллиот пообещал сделать. Абрамс дал свой личный e-mail для последующей переписки.

Абрамс прислал нам санкционный список США, куда включены более 100 граждан Венесуэлы, в том числе из правительства Мадуро. Этой же ночью мне на оставленный швейцарский телефон позвонил заместитель министра финансов США Маршалл Биллингсли и настоятельно потребовал заблокировать счета Мадуро, обещая в дальнейшем проблемы, если мы не выполним их требования. Это тоже яркая особенность американской телефонной демократии — требовать от суверенного государства блокировать счета частных коммерческих банков. При этом его не смутило, что правительство Швейцарии таких полномочий никогда не имело.

В ответ мы согласились заблокировать счета, но после того, как получим официальное письмо от «новопризнанного президента Гуаидо».

На следующий день Абрамс помог нам организовать разговор с самим Гуаидо, и 20 февраля мы провели с ним часовой разговор. В этом разговоре «Маурер» заявил «президенту», что якобы готов заблокировать счета Мадуро в Швейцарии.

Также «Маурер» попросил Гуаидо прислать ему официальный запрос на блокировку активов Мадуро на территории Швейцарии.

Мы присылаем на почту Гуаидо примерный текст, который должен быть в его запросе. В этом тексте мы указываем также банк Lexus Vovanial Bank Ltd, в котором якобы также находятся «преступные деньги Мадуро» — ради интереса, готов ли он подписать всё, что сунут ему под нос.

Обрадованный Гуаидо немедленно заявляет прессе, что только что пообщался с Маурером на тему блокировки счетов правительства Мадуро. Естественно, реальные официальные власти Швейцарии опровергают эти слова. Министр иностранных дел Швейцарии заявляет, что такого разговора не было.

Далее, чтобы не потерять контроль над ситуацией, мы пишем письмо Абрамсу о том, что Гуаидо поступил плохо, выдав всё в прессу. Ведь расследование о счетах только началось и запаниковавшие члены клана Мадуро могут немедленно вывести все деньги из Швейцарии. Поэтому мы якобы и опровергаем слова Гуаидо о прошедшем телефонном разговоре. Абрамс немедленно отвечает: «Да, это была ошибка с его стороны. Мы будем держать всё в тайне. Я сообщу Гуаидо, что этот комментарий был его ошибкой и не должен повториться».

Также Абрамс пишет, чтобы мы дали знать ему, если Гуаидо не пришлёт необходимые документы в ближайшее время. «Мы будем напоминать ему об этом», — пишет он.

После этого Гуаидо моментально, как по приказу, присылает нужный документ за своей подписью и печатью (разумеется, подписавшись президентом Венесуэлы). По тексту Гуаидо просит заблокировать счета в банке Lexus Vovanial Bank Ltd и других банках, которые мы ему присылали.

Что самое интересное, это был один из первых документов, которые Гуаидо подписал, именуя себя «президентом». Вторым был его указ об открытии границы с Колумбией.

О чём говорит эта история? О том, что телефонная демократия на сегодняшний день является одним из самых эффективных и влиятельных методов воздействия на угодных и неугодных лидеров. И мнение народа, который считает, что его избранник совершает те или иные действия, исходя из национальных интересов, не особо интересует собеседника из Вашингтона. А политик, который нам кажется последовательным в своих действиях, не всегда совершает их по своей воле.

Что мы можем с этим сделать? Ничего. Телефонное право всегда было и будет. Мы можем только частично вскрывать закулисье этих телефонных переговоров для вас, но большая часть окажется всё равно для нас, увы, недоступна.

P. S. После публикации пранков с Эллиотом Абрамсом и Хуаном Гуаидо сам спецпредставитель США по Венесуэле выступил с предложением о введении санкций в отношении банков, которые продолжат сотрудничать с режимом Мадуро, чем он делился с нами в частном разговоре. Такая телефонная демократия.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить