Прощайте, фрау?

Короткая ссылка
Кирилл Бенедиктов
Кирилл Бенедиктов
политолог, автор политической биографии Дональда Трампа «Чёрный лебедь»

«Я больше не могу работать с этой женщиной!» — в сердцах воскликнул министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер. Эту фразу (а министр повторил её как минимум дважды) немедленно растиражировали все крупные немецкие СМИ, а за ними и англоязычная пресса. Принялись активно обсуждать высказывание герра Зеехофера интернет-эксперты и говорящие головы в телевизоре. Всё дело в том, что под «этой женщиной» глава МВД имел в виду не кого-нибудь, а саму госпожу бундесканцлерин, Ангелу Доротею Меркель. 

Также по теме
©РИА Новости Эксперт прокомментировал сообщения СМИ о намерении Зеехофера предъявить Меркель ультиматум
Доцент кафедры европейского права МГИМО, директор Центра европейской информации Николай Топорнин прокомментировал в беседе с RT...

Ангела Доротея, возможно, посетит Россию с неофициальным визитом — приедет поболеть за команду Германии на чемпионате мира по футболу. Некоторые претендующие на инсайдерскую информацию Telegram-каналы даже утверждали, что, помимо посещения стадионов, Меркель и Макрон (тоже вроде бы собравшийся на ЧМ-2018 в качестве частного лица) обсудят с российским президентом Владимиром Путиным перспективы урегулирования в Донбассе. Но тут над головой Меркель неожиданно собрались такие тучи, что посещение мундиаля стало для неё почти непозволительной роскошью. Уже не говоря о том, что после поражения от сборной Мексики перспективы немецкой команды ощутимо потускнели — как и перспективы самой фрау бундесканцлерин. За последние несколько дней Ангела Доротея пропустила два чувствительных удара — один от противника известного и близкого, а второй — от человека, которого она считала если не другом, то союзником. Впрочем, обо всём по порядку. 

В пятницу стало известно, что Хорст Зеехофер уволил руководителя Федерального управления по миграции и беженцам (BAMF) Ютту Корт. Формально — за серьёзные нарушения миграционного законодательства, допущенные филиалом управления в Бремене. В ходе внутренней проверки ведомства выяснилось, что сотрудники бременского филиала «регулярно и сознательно» игнорировали как законы, так и внутренние правила управления. Иными словами, покрывали беженцев, нарушавших федеральное законодательство.

Как крайне деликатно выражаются немецкие СМИ, «существует подозрение, что сотни решений о предоставлении убежища в филиале BAMF в Бремене на протяжении многих лет были выданы неправильно». На самом деле такое безобразие происходило далеко не только в одном Бремене, а почти повсеместно во всей Германии. Разобраться в творившихся в 2013—2016 годах нарушениях закона должна специальная комиссия бундестага, перед которой уже предстал бывший министр внутренних дел Томас де Мезьер.

Он заявил, что несёт полную политическую ответственность за все ошибки, совершённые во время его работы главой МВД, и посетовал, что в тяжёлой ситуации, вызванной кризисом беженцев, «все хотели быстрых решений». 

Называя вещи своими именами, руководство Германии в стремлении побыстрее разрешить кризис беженцев разрешило федеральному ведомству нарушать закон. 

Вдумайтесь только: в стране возведённого в абсолют орднунга и беспрекословного подчинения закону правительство не просто закрывает глаза на нарушение законодательства, а фактически даёт отмашку чиновникам: нарушать можно! И даже нужно! Самое главное — чтобы беженцам было хорошо. Чтобы они были всем довольны. Чтобы валили через границу толпами, чтобы заполонили чистые и уютные немецкие городки, чтобы превратили аккуратные немецкие общежития в грязные, захламлённые свинарники, чтобы в разы подняли уровень преступности, чтобы грабили законопослушных бюргеров и насиловали немок. Звучит бредово? Но ведь на самом деле в этом заключалась суть иммиграционной политики фрау Меркель, против которой так яростно выступил новый министр внутренних дел Зеехофер. 

Также по теме
Прибытие африканских беженцев в ЕС морским путём «В Европе назрел раскол»: как отказ Италии принимать новых беженцев отразится на политике ЕС
Итальянские порты больше не будут принимать корабли с беженцами. Об этом заявил глава МВД Италии Маттео Сальвини после скандала с...

69-летний Хорст Зеехофер — баварец. Бавария — самая богатая и самая благополучная из земель ФРГ. Но именно в Баварию (и через Баварию) течёт с юга нескончаемый поток беженцев из стран Азии, Ближнего Востока и Африки. И баварцам это активно не нравится. Не нравится и Зеехоферу, который, едва став министром внутренних дел, во всеуслышанье заявил: «Ислам не является частью Германии! Германия сформировалась под влиянием христианства!» Такая вопиющая нетолерантность возмутила Ангелу Меркель, которая, кажется, твёрдо решила превратить Фатерлянд в мультикультурный плавильный котёл. Между канцлером и министром внутренних дел разгорелся конфликт, прибавивший популярности Зеехоферу и слегка убавивший её Меркель. А совсем недавно оба политика и вовсе вошли в клинч — и опять-таки из-за иммиграционной политики. 

Эксперты МВД под чутким руководством Зеехофера составили «генеральный план» по ограничению притока беженцев в Германию. План, состоящий из 63 пунктов, основывается на аналогичном документе, принятом баварским ландтагом (парламентом) несколько дней назад и вступающем в силу в августе этого года. Предусматривается, в частности, создание центров первичного размещения мигрантов, где будут устанавливать их личность и возраст. Вместо денег беженцам будут выдавать специальные карты с чипом для приобретения еды и одежды. В таких центрах беженцы будут находиться от шести месяцев до полутора лет, а затем их будут распределять по различным коммунам ФРГ — при условии, что у них есть шансы на получение убежища. Мигранты, получившие отказ в предоставлении убежища, будут немедленно высланы из страны специальными чартерными авиарейсами при помощи специально обученных полицейских. 

В общем-то, ничего особенно страшного в «генеральном плане» нет. Ему далеко до действительно радикальных требований, которые выдвигает стремительно набирающая популярность партия «Альтернатива для Германии». Но для Ангелы Меркель, как выяснилось, — есть.

В частности, она выступила резко против предложения Зеехофера не пускать в страну мигрантов, уже зарегистрированных в какой-либо из стран ЕС либо не имеющих с собой документов, удостоверяющих личность. Ну и против увеличения квоты на высылку мигрантов — само собой разумеется. 

Умом, если честно, такую позицию не понять. Но вот аршином общим измерить можно — если, конечно, речь идёт об общеевропейском аршине. Меркель, верная своему амплуа матери всея ЕС, стоит на страже «европейских ценностей», сиречь глобалистской политики Брюсселя. А политика эта заключается в том, чтобы уничтожить — и как можно скорее — национальную идентичность стран — членов Евросоюза и превратить их граждан в новых кочевников без корней и привязанностей, легко перемещающихся по всему миру в соответствии с принципом «Ubi bene ibi patria» («Где хорошо — там и родина»). 

Противоречия между Зеехофером и Меркель вынудили министра внутренних дел отменить презентацию «генерального плана», назначенную на 12 июня. А два дня спустя, 14 июня, Зеехофер произнёс свою ставшую знаменитой фразу — после того как очередные переговоры по миграционной реформе с госпожой бундесканцлерин опять не увенчались успехом.

Также по теме
Немецкий ультиматум: может ли распасться фракция Ангелы Меркель
Министр внутренних дел Германии и председатель партии ХСС Хорст Зеехофер заявил, что больше не может работать с канцлером Ангелой...

Меркель изо всех сил тянет время. В конце июня должны состояться целых два саммита ЕС. 26 июня — Совет стран ЕС, на котором будут решаться актуальные вопросы европейской политики. Например, выделять ли 1 миллиард евро в качестве помощи Украине (всё равно ведь разворуют — жалко!) или наказывать ли санкциями Польшу за недемократичную судебную реформу. А 28—29 пройдёт саммит глав государств ЕС. Это мероприятие рангом повыше: на нём обсуждаются, в частности, такие вопросы, как продлевать или не продлевать санкции в отношении России. И, кстати говоря, хоть это и другая тема, в этот раз дискуссия обещает быть жаркой — учитывая, что новое итальянское правительство выступает против антироссийских санкций. 

Вот на одном из этих саммитов — а может быть, и на отдельном совещании стран, более всего страдающих от наплыва мигрантов, — Меркель планирует достичь общеевропейского соглашения по вопросу беженцев. Что же будет, если такого согласия достичь не удастся? По-видимому, ничего. Госпожа бундесканцлерин твёрдо намерена заболтать иммиграционную реформу в ходе бесконечных слушаний и на заседаниях разнообразных комиссий. 

Тут-то Зеехофер не выдержал и начал действовать. Сначала уволил главу BAMF, а потом и вовсе выдвинул Меркель ультиматум: если та не примет «генеральный план», министр внутренних дел своей властью закроет границы страны от толп беженцев. И произойти это может уже в понедельник. 

Что делать в такой ситуации Ангеле Доротее? Только отправлять министра-бунтовщика в отставку. Однако если она сделает это, то окажется лицом к лицу с самым серьёзным правительственным кризисом за последние годы. 

Дело в том, что правительство, которое возглавляет Ангела Меркель, — коалиционное (на формирование этой коалиции было потрачено несколько месяцев). Его формирует традиционный консервативный блок ХДС/ХСС, а также Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). Лидер ХДС — сама Меркель, лидер ХСС — кто бы вы думали? Правильно, Хорст Зеехофер. Причём именно Зеехофера поддерживает большинство консерваторов и в правительстве, и в бундестаге. 

Отправь Меркель Зеехофера в отставку — что она получит? Раскол в консервативном блоке (не говоря уже о том, что союз с СДПГ тоже не железом скреплён)? Новые парламентские выборы, на которых ещё больше голосов наверняка получит «Альтернатива для Германии»? 

Надежда у Меркель одна — на европейскую солидарность. На верного союзника Эммануэля Макрона, вместе с которым она собралась навестить Москву. Но «верный союзник» внезапно оказался не таким уж верным. После непродолжительной перепалки с министром внутренних дел Италии (лидером «Лиги») Маттео Сальвини из-за судна с беженцами «Aквариус», которое новое итальянское правительство отказалось принимать у себя, Эммануэль Макрон неожиданно нашёл общий язык с премьер-министром Джузеппе Конти. Причём не в какой-либо другой сфере, а именно в реформе иммиграционной политики. Французский президент и итальянский премьер договорились, в частности, «сдерживать миграцию» через Средиземное море, усилить потенциал Агентства ЕС по безопасности внешних границ («Фронтекс») и, что самое главное, — переписать Дублинские соглашения о предоставлении убежища, чтобы добиться более справедливого и равномерного распределения беженцев по всей Европе.

Также по теме
Здание Министерства иностранных дел Германии, Берлин «Удар по имиджу единой Европы»: Австрия обвинила Германию в масштабной слежке
Канцлер Австрии Себастьян Курц потребовал от Берлина объяснений в связи с публикациями о слежке Германии за австрийскими...

С одной стороны, последний пункт вроде бы играет на руку Меркель: ведь её противник Зеехофер настаивает именно на выполнении Дублинских соглашений (где беженец зарегистрирован, там пусть и остаётся). Но поскольку ни она сама, ни нарушавшее законы Управление по миграции и беженцам этих соглашений не придерживались, то никакой выгоды от их реформирования Меркель не получит. А вот то, что дружок Эммануэль неожиданно спелся с ужасными ксенофобами из нового итальянского правительства, — для фрау бундесканцлерин удар ниже пояса. Или пониже спины, учитывая гендерную спецификацию.

С крепким тылом в Париже у Ангелы Доротеи были бы неплохие шансы в противостоянии с Зеехофером. А сейчас она стоит на крайне зыбкой почве. И если на саммитах ЕС в конце июня (то есть уже очень скоро!) Меркель не заручится мощной поддержкой — что, честно говоря, сомнительно, — то её шансы на переизбрание в случае досрочных выборов выглядят довольно призрачными. 

А вот шансы Зеехофера, напротив, кажутся весьма серьёзными. И тут самое время вспомнить, что герр Зеехофер — один из немногих европейских политиков, которые в разгар «внешнеполитической изоляции» России не побоялся нанести визит в Москву и встретиться с президентом Владимиром Путиным (февраль 2016 года). За этот шаг его яростно критиковали немецкие либералы и левые, но Зеехофер от своей позиции не отступил. Он продолжал требовать отмены антироссийских санкций и призывал к отходу от «старого, блокового мышления» и разделения на «плохих» и «хороших». 

Наступает время, когда политики-реалисты, такие как Зеехофер или Сальвини, оказываются гораздо более востребованы, чем уходящие в прошлое идеологизированные мастодонты. Не буду называть имён, но надеюсь, что вскоре немецкий народ с облегчением скажет: Auf Wiedersehen, liebe Frau!

Р.S.

Надо отдать должное фрау бундесканцлерин: она обладает отменным политическим чутьём. Понимая, что проигрывает Зеехоферу и тактически, и стратегически, она выбрала меньшее из двух зол: пока эта колонка готовилась к печати, стало известно, что Меркель приняла ультиматум своего министра внутренних дел и пообещала согласовать «компромиссное решение» с партнёрами по ЕС. Но, учитывая неожиданно сложившийся тандем французов с итальянцами, можно предположить, что этот компромисс положит конец многолетним трудам Ангелы Доротеи по превращению Германии в мультикультуралистский рай.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить