Третья опиумная война

Короткая ссылка
Кирилл Бенедиктов
Кирилл Бенедиктов
политолог, автор политической биографии Дональда Трампа «Чёрный лебедь»

Неделю назад в СМИ просочилась информация, слитая одним из участников переговоров между США и Китаем, первый раунд которых прошёл в Пекине в начале мая.

Утечка, опубликованная агентством Reuters, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Речь шла об ультиматуме, который Вашингтон поставил Пекину.

Ультиматум был изложен на четырёх страницах и состоял из пяти пунктов. США требовали от Китая:

1. Сократить дефицит бюджета в торговле между двумя странами на $200 млрд к концу 2020 г.

2. Снизить импортные тарифы КНР в большинстве секторов экономики до уровня американских (т. е. в 10 раз).

3. Снять ограничения на американские инвестиции в определённые сектора китайской экономики.

4. Прекратить кибератаки на США, нацеленные на кражу интеллектуальной собственности.

5.  Отменить нерыночные субсидии в приоритетных отраслях, обозначенных в плане-2025 (этот план предполагает развитие высокотехнологичных секторов экономики).

Первые три пункта ультиматума особых вопросов не вызывают: это нормальная логика протекционизма, который с самого начала был одним из приоритетов политики Трампа. С четвёртым сложнее, потому что незаконное использование западных (в первую очередь американских) технологий и кража патентов играют очень важную роль в подъёме китайской экономики. Но хуже всего с пятым пунктом, который, называя вещи своими именами, требует от Китая добровольно отказаться от всех своих конкурентных преимуществ в технологической сфере и вернуться на позицию слаборазвитой страны, по сути дела, колонии Запада.

Официально существование этого ультиматума, правда, не подтверждено. Но есть основания предполагать, что утечка, опубликованная Reuters, возникла не на пустом месте.

В начале апреля США объявили, что собираются поднять пошлины на технологический импорт из КНР в общей сложности на $150 миллиардов.  Пекин немедленно среагировал: давайте, но мы ответим симметрично. В воздухе явственно запахло торговой войной.

Проблема заключается в том, что торговый дефицит США в отношениях с Китаем составляет ни много ни мало $375 миллиардов. История повторяется: в XVIII веке дисбаланс в торговле между тогдашней сверхдержавой номер один Великобританией и Поднебесной империей тоже был очень велик — и тоже не в пользу Запада. Англия тоннами потребляла китайский чай, да и прочие товары из Китая пользовались устойчивым спросом — от фарфора до шелков. А Поднебесная открывать свои рынки для европейского импорта не спешила, принимая оплату за свои товары только золотом или серебром.

Также по теме
Трамп сообщил о работе с Си Цзиньпином над возобновлением деятельности ZTE в США
Президент США Дональд Трамп заявил, что работает с председателем КНР Си Цзиньпином над снятием американских ограничений с китайской...

Дело кончилось двумя опиумными войнами, в результате которых Китай был поставлен на колени и превращён в послушного потребителя бенгальского опиума. Экономика и государственные институты империи рухнули, население было деморализовано и поражено тяжёлым недугом наркомании, резко упал уровень жизни и культуры труда. На долгие десятилетия Китай из самой передовой и развитой державы мира (какой он был, по оценкам современных историков, до 17 века) превратился в отсталое, бедное, аморфное государство, поставщика дешёвой рабочей силы для европейских колоний.

Однако торжество Запада оказалось недолгим. Вскоре после Второй мировой войны Китай с помощью Советского Союза начал выздоравливать, крепнуть и наращивать мускулы. Это заставило Запад — прежде всего США, ставшие наследниками «владычицы морей», — всерьёз встревожиться: перспектива создания коммунистического блока, протянувшегося от Берлина до Шанхая, грозила покончить с гегемонией Америки. Но тут — очень вовремя для Вашингтона — Никита Хрущёв поссорился с Мао Цзэдуном, и отношения двух великих держав Евразии от восторженного «русский с китайцем братья навек» деградировали до злобного «уничтожим врагов, как бешеных собак». А в начале 1970-х годов хитроумный доктор Генри Киссинджер убедил президента Никсона, что каким бы страшным красным пугалом ни казался председатель Мао, хорошие отношения с ним станут для Америки тем «секретным оружием», с помощью которого она сможет одолеть Советский Союз. «Отношения США с Россией или Китаем должны быть лучше, чем отношения России и Китая между собой», — наставлял Никсона Киссинджер. В результате их совместных усилий возникла т. н. Чимерика (от объединения английских слов China и Аmerica) — крупнейший финансово-торговый симбиоз нашего времени. С тех пор и до недавнего времени Чимерика была осью мировой глобализации: Штаты переносили в Китай свои производства, пользуясь выгодами от эксплуатации дешёвой рабочей силы, а Китай исправно выполнял функции мировой фабрики и крупнейшего кредитора США.

Тридцать с лишним лет, несмотря на все возникавшие в отношениях с США проблемы, Китай продолжал ссужать им деньги, одновременно заваливая американские рынки своими дешёвыми товарами.

Всё это не могло не привести к появлению серьёзного перекоса в торговом балансе между двумя державами, который год от года не сокращался, а, напротив, рос устрашающими темпами.

Крупный бизнесмен, Трамп ещё много лет назад предупреждал о том, что Китай является самой серьёзной угрозой национальной безопасности США. «Китай — не наш друг, — заявлял он в эфире Fox News в 2011 г. — Они — наши враги. А мы ведём себя с ними так, как если бы они были нашими друзьями, а они снимают с нашего президента последнюю рубашку. И, к несчастью, с нас с вами тоже, потому что страдает-то наша страна».

Во время своей предвыборной кампании Трамп заявлял, что Китай опасен для Америки в трёх отношениях: Китай «нагло манипулирует своей валютой», Китай предпринимает систематические попытки уничтожить промышленную базу США, и, наконец, Китай ведёт промышленный шпионаж и кибервойну против Америки. И обещал, став президентом, со всем этим безобразием покончить.

Также по теме
Джина Хэспел во время принесения присяги «Говорит то, что от неё хотят услышать»: кандидат на пост главы ЦРУ назвала Россию и Китай в числе главных угроз США
Кандидат на пост главы ЦРУ Джина Хэспел пообещала в случае своего назначения бороться с главными угрозами США — КНДР, Китаем, Россией...

Теперь пришло время выполнять свои предвыборные обещания. И в Пекин отправилась «тяжёлая артиллерия» американского президента: министр финансов Стивен Мнучин, министр торговли Уилбур Росс, торговый представитель США Роберт Лайтхайзер, директор Национального торгового совета при президенте Питер Наварро и директор Национального экономического совета Ларри Кадлоу. Всё это жёсткие и опытные переговорщики (других Трамп бы не выбрал), а почётный профессор Калифорнийского университета Наварро известен, помимо всего прочего, как ярый критик политики США на китайском направлении и автор нескольких книг, таких как «Крадущийся тигр» и «Гибель из Китая».

Эта команда вполне могла потребовать от Пекина выполнения тех пунктов, которые содержались в упомянутом выше ультиматуме. Сами переговоры проходили в обстановке строгой конфиденциальности, так что «утечка» явно была санкционирована сверху. Рассуждая о причинах такой секретности, сайт The Hill приводит два главных соображения. Во-первых, Трамп не хотел, чтобы его китайский коллега Си Цзиньпин «потерял лицо» перед всей Азией, особенно перед предстоящей встречей между президентом США и лидером Северной Кореи, на которого Пекин имеет большое влияние. А во-вторых, иронизируют авторы статьи, посвящённой американо-китайским переговорам, «представьте себе делегацию китайских министров, прибывающих в Вашингтон и предоставляющих США два года для внесения поправок в нашу Конституцию и отказа от нашей рыночной экономики».

Как говорится, в каждой шутке есть доля шутки. The Hill подобрал очень точное сравнение: именно такие требования и выдвинули американцы своим китайским партнёрам. Принять ультиматум США — означает бросить вызов всем принципам экономической системы Китая, наплевать на решения съездов КПК, отбросить все завоевания Коммунистической партии, сделавшей из бедной и отсталой страны вторую сверхдержаву мира. Для того чтобы согласиться на такое, нужно быть либо безумцем, либо самоубийцей, либо предателем. Си Цзиньпин и члены Политбюро Компартии Китая не похожи ни на первых, ни на вторых, ни на третьих.

И потому переговоры, которые начнёт сегодня со Стивеном Мнучином  вице-премьер Госсовета КНР, член Политбюро ЦК КПК Лю Хэ, будут касаться чего угодно, но только не капитуляции Китая.

В воскресенье газета The Washington Post сообщила, что власти США и Китая обсуждают условия, на которых Америка… ослабит санкции против крупной китайской телекоммуникационной компании ZTE! Cанкции были введены в апреле: одному из крупнейших производителей смартфонов и сетевого оборудования было запрещено участвовать в любого рода экспортной деятельности, связанной с США, а американским компаниям воспрещалось продавать ZTE оборудование. Для китайского телекоммуникационного гиганта это был чувствительный удар, ведь на американском рынке ZTE закупала до 30% компонентов для своей продукции.

С точки зрения тех американских бизнесменов, которые поверили в «ультиматум Трампа» и в то, что хозяин Белого дома вот-вот покажет зарвавшимся азиатским коммунистам подобающее им место, это был верно рассчитанный предупредительный удар: вот что будет с вашими компаниями, если не примете наши условия. И вдруг — такой неприятный сюрприз!

«Председатель Китая Си и я вместе работаем над тем, чтобы предоставить возможность крупной китайской телекомпании ZTE вернуться обратно в бизнес, и быстро. Слишком много рабочих мест в Китае потеряно. Министерству торговли поручено разобраться с этим!» — написал Трамп в своём Twitter.

Конечно, речь не идёт о благотворительности. В обмен на ослабление санкций Трамп хочет, чтобы Китай вернулся к снижению пошлин на сельскохозяйственные продукты и ряд других американских товаров. Всего-то! (Правда, есть ещё и политический аспект: Трамп настаивает на поддержке Пекина в деле санкционного давления на КНДР и Иран.) Но, в любом случае, про ультиматум уже никто не заикается. Скорее, наоборот — Трамп проявляет трогательную заботливость о рабочих местах, которые теряют китайцы из-за санкций США! The Washington Post с неудовольствием замечает: президент в своих взаимоотношениях с Пекином бросается из крайности в крайность, из-за чего переговоры с китайцами выглядят «крайне непостоянными». 

Похоже, третьей опиумной войны Западу развязать не удастся. Но, возможно, Трамп и не ставил перед собой такой задачи?

Это вполне в его духе: ошеломить партнёра заведомо невыполнимыми требованиями, а потом мягко, медленно отступать назад, чтобы в какой-то момент остановиться на заранее подготовленных позициях. Так он поступал, ещё когда был знаменитым нью-йоркским девелопером. Так поступает и на посту президента.

Вот только с китайцами, пользующимися репутацией лучших торговцев Востока, подобная тактика может не сработать. И выиграть в большую партию в го с Пекином шансов у Трампа, откровенно говоря, немного.

 

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...