Жвачка для радио

Короткая ссылка
Игорь Мальцев
Игорь Мальцев
Родился в 1958 году. Журналист и писатель, постоянный автор RT на русском, бывший главный редактор журналов «Медведь» и «Другой», автор нескольких книг, в том числе «История вкуса» и «Sina».

Я вообще за любой движ, если он приводит к тому, что кто-то в мире узнаёт, что есть такая страна — Португалия. А тут мероприятие с прямым эфиром прямо из Лиссабона на 200 миллионов зрителей. Боюсь, старенький Лиссабон теперь не выдержит наплыва корреспондентов русского GQ в ботинках ценой в местную пенсию. Инфраструктура рухнет. Португалы — люди мирные, тихие, но хитрые, как Колумб, — они каждое крупное событие умудряются обратить для себя в чистый выигрыш. Так, в прошлый раз после всемирной выставки в стране появились отличные дороги. Может, теперь, после Евровидения, появятся цветные телевизоры и ещё раз вырастет цена на недвижимость, как после открытия Бразилии и Гоа. Сальвадор Собрал в прошлом году спел очень неплохую песенку и подогнал родине крупный международный праздник, победив в конкурсе.

Также по теме
Нетаньяху заявил, что следующее Евровидение пройдёт в Иерусалиме
Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху поздравил с победой на Евровидении израильскую певицу Нетту Барзилай.

Организаторы конкурса традиционно считают себя прогрессивным человечеством, и именно поэтому они полны лицемерия. С одной стороны, они заявляют, что Евровидение — не место для политических дискуссий, а с другой стороны, умывают руки, когда отдельные исполнители превращают своё выступление в политический акционизм. «Ну как же, мы же не можем слов из песни выкинуть!» Оттого вдруг ни с того ни с сего украинская певица вдруг грузит аудиторию трагедией татарского народа в Крыму в самый разгар укро-русских трений. Екатерина Вторая была бы не очень довольна, если честно. В этот раз исполнительница от Франции давила на слёзные мешки европейцев трагедией новорождённого, который умудрился появиться на свет на борту надувной лодки беженцев из Северной Африки в Европу. Правда, в Северной Африке никакой войны нет (разве что в Ливии), но это никого не волнует. Все переживают. Как говорил повар-оккультист Юрайда, «Ужас нерождённого».

Русским, в свою очередь, вообще там было нечего делать, кстати. И не просто потому, что отношение к стране поляризовано, а просто нечего — и всё тут. К тому же Евровидение давно уже выполняет функцию квазивоенных действий на территории Европы, утоляя жажду толпы самой низменной квалификации.

Но так как Европа уже имеет у себя под брюхом натуральную войнушку в Сирии с самым широким охватом мировых авторов-исполнителей, то в этом году конкурс явно потерял всякий смысл. Ну не в песенках же там дело.

Вся эта международная шняга, записанная, написанная и спродюсированная на 80% в богатеньких студиях Стокгольма — это же жвачка низкого пошиба, которую можно навязывать людям только через радио в автомобиле. Покупать за свои деньги это фуфло вряд ли кому придёт в голову. 

Политическая агенда в этот раз, несмотря на все пошлые ужимки организаторов (мы не такие, мы ждём лиссабонского жёлтого трамвая), цвела и пахла. Ирландский юноша знакомил публику с романтикой однополых отношений. Но тут есть одна проблема: есть поэзия Сафо, есть Артюр Рембо, наконец. На самый конец есть Жан Жене. Но песенки на Евровидении — это совсем не Кевин Спейси, это что-то вроде мутного кофе поутру в Starbucks: выпил и постарался забыть до работы. И подавать банальную пластиковую чашку кофе, называя это особым гей-кофе, — это неуважительно прежде всего к талантливому и активному комьюнити ЛГБТ. Песенка — она или есть, или её нет, и агенда тут ни при чём.

Израильская берёзка с кличкой Netta вместо имени пыталась тоже качнуть тему MeToo, но победила-то она не поэтому. А потому что весёлая, раскованная, с юморком, и песенка, если это можно так назвать, у неё была не похожа на весь этот шведский пластиковый мусор, которым радиостанции собрались кормить европейского слушателя после конкурса. К тому же, как оказалось, пластик мы и так жрём в три горла в виде ооооочень маленьких частиц в воде, рыбе и мясе. Спасибо. Не стоит.

Фальшь всё время прорывается, в том числе и в этом пластиковом политиканстве конкурса. И тогда жизнь врывается в написанный сценарий. В этот раз это был парень, который ворвался на сцену и отобрал микрофон у британской певицы. Что-то там кричал. Но если честно, никто так и не понял, чего он хотел. То ли понижения цен на пиво, то ли отмены брексита, а может быть, даже Конституции и дополнительной порции хрена к своему sunday roast. Певицу жалко. Они же там все на нервах. Или на коксе. Что, в принципе, одно и то же.

Из положительного — отказ от дигитальных декораций и возврат обычных, аналоговых. В этом, кстати, вся Португалия — тёплая, аналоговая и ламповая. Благодаря местным умельцам из театральных мастерских Лиссабона мы увидели на сцене во время украинского выступления то ли рояль, то ли гроб повапленный, что, в принципе, прекрасно отражает суть происходящего.

За аналоговыми кулисами доблестные, как бы неполитизированные организаторы вступили в кровавую схватку с компаниями, которые придерживаются другого взгляда на некоторые агенды. Так, Евровидение разорвало контракт с китайцами за то, что они таки выпилили из эфира гей-страдания, и что самое смешное — вырезали исполнителя, у которого были в кадре отчётливо видны татуировки. Типа западло, парни на зоне не поймут. (М-да, не видать мне собственного шоу на китайском телевидении.) Да и бог с ними. Или даже не один, а весь политеистический пандемониум. И пусть своего Конфуция с собой прихватят. Потому что мы — Еуропа!

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
‡агрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить