Нелицеприятный арест

Короткая ссылка
Максим Соколов
Максим Соколов
Родился в 1959 году. Известный российский публицист, писатель и телеведущий, автор книг «Поэтические воззрения россиян на историю», «Чуден Рейн при тихой погоде», «Удовольствие быть сиротой».

25 марта с. г. бывший президент женералитата (премьер-министр) Каталонии Карлес Пучдемон был в соответствии с ордером, выданным правительством Испании, задержан полицейским патрулём в самой северной земле Германии — Шлезвиг-Гольштейне.

Также по теме
Карлес Пучдемон «Мадрид разворошил улей»: может ли арест экс-главы Каталонии Карлеса Пучдемона привести к расколу Испании
Экс-президент женералитата Каталонии Карлес Пучдемон ожидает решения немецкого суда о выдаче его Испании. Ранее политик-сепаратист был...

После недельного разбирательства гольштейнская земельная прокуратура пришла к выводу, что претензии Мадрида к Пучдемону справедливы и обоснованны, и подала в земельный суд ходатайство об экстрадиции. А также о содержании его под стражей вплоть до решения суда, поскольку тот может скрыться. Речь идёт о месяце в немецкой тюрьме, а может быть, и о двух.

Столь длительный срок рассмотрения может быть связан с тем, что, хоть и Испания, и ФРГ — члены ЕС, что, казалось бы, должно обеспечить автоматизм в исполнении запроса, однако есть некоторые юридические шероховатости. Обвинение Пучдемона в мятеже не вполне работает в немецком праве, зато вполне (или по крайней мере лучше) работает обвинение в растрате казённых денег на незаконный (с точки зрения Мадрида) референдум о независимости Каталонии, организованный и проведённый 1 октября 2017 г. под началом тогдашнего премьера Пучдемона. В Мадриде, правда, обещают преследовать Пучдемона именно за мятеж — до 30 лет тюрьмы, но немцы тут уже будут как бы и ни при чём. Выдали обвинённого в растрате, а дальше пускай за Пиренеями сами разбираются.

Гольштейнская же полиция продемонстрировала, сколь она нелицеприятна: будь то барселонский карманный воришка или бывший премьер Каталонии — нам всё равно, порядок есть порядок. Невзирая на лица — это хорошо, но всё-таки: кому это нелицеприятие будет приятно? В том-то и дело, что никому.

Самое, конечно, странное — это то, зачем преследование Пучдемона понадобилось возобновлять спустя полгода после событий, которые Мадрид называет мятежом.

Тогда референдум, в ходе которого испанский спецназ устроил побоище в Барселоне, избивая всех попавшихся под руку, закончился (возможно, как раз благодаря силовым действиям Мадрида) победой сторонников каталонской независимости. После некоторых колебаний Пучдемон провозгласил независимость, в Мадриде ввели прямое королевское правление, Пучдемон скрылся в Брюсселе, где его, впрочем, никто не искал. 21 декабря состоялись выборы в каталонский парламент, где сторонники независимости получили 70 мест из 135 (51,8% мандатов). Затем настало относительное затишье.

Также по теме
СМИ: В Каталонии тысячи человек вышли протестовать против задержания Пучдемона
В Каталонии тысячи людей устроили демонстрации на улицах Барселоны после того, как в Германии полиция задержала бывшего лидера...

Конечно, временное успокоение нельзя было назвать решением конфликта, устраивающим всех. Когда провинция государства желает отделиться, крайне редко это кончается по-хорошему. А когда в самой провинции число верных идеалам независимости и число приверженцев центральной власти соотносятся как фифти-фифти, на удачное решение рассчитывать ещё труднее. Видевшим распад СССР это объяснять не надо.

Тем не менее замораживание конфликта — достаточно приемлемый паллиатив, особенно за неимением ничего лучшего. Дополнительно же его разогревать на ровном месте — как это сделало правительство Испании 23 марта с. г., возобновив евроордер на арест Пучдемона, — скорее контрпродуктивно. В Барселоне опять пошёл мордобой, всё возобновилось.

Похоже, в Мадриде решили полностью игнорировать тот тысячекратно наблюдённый факт, что удаление нежелательного политика за границу (причём всё равно, принудительное или «сам сбежал») гарантированно ослабляет — и сильно ослабляет — степень его влияния на ход событий внутри страны.

Скажут: а как же Ленин в 1917 г.? Как же аятолла Хомейни, триумфально вернувшийся из парижского изгнания в Тегеран?

Да, бесспорно, случаи въезда из-за границы на белом коне в истории встречаются. Но встречаются крайне редко, может быть, в одном случае из тысячи, если не реже, при уникальном стечении обстоятельств и при глубочайшем кризисе внутри страны. Если же такого кризиса нет, если обстоятельства не соединяются в идеальный шторм, то эвентуальный ездун на белом коне предстаёт в образе М.Б. Ходорковского, проживающего ныне то ли в Швейцарии, то ли в Лондоне и представляющего собой полное посмешище. Тогда как в период его отсидки (2003—2013) попытки его героизации были, во всяком случае, более успешны.

Мадрид, имевший полную возможность ослабить каталонского лидера в бесплодном изгнании, вместо этого решил во что бы то ни стало его героизировать, превратив в знамя сопротивления.

Пучдемону вряд ли будет приятно отбывать длительный срок — да и кому же было бы приятно? Крепка тюрьма, да чёрт ей рад. Но почему королевское правительство решило, что ему будет приятно иметь у себя под боком постоянный повод для обвинений в тирании, — это только в Мадриде знают.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...