Скляр, Высоцкий и рок-н-ролл

Короткая ссылка
Ричард Семашков
Ричард Семашков
Музыкант, публицист, рэпер

Этот год, помимо прочего, примечателен юбилеями двух выдающихся Артистов (если собрать их многочисленные ипостаси и дарования в одно слово с большой буквы). Владимиру Семёновичу Высоцкому исполнилось бы 80 лет, а Александр Феликсович Скляр, молодой, бодрый, в великолепной, лучшей своей творческой форме, только что отметил 60-летие.

Александр Скляр, всегда называвший Высоцкого среди главных своих художественных маяков, накануне юбилеев сделал с «Ва-Банком» альбом из песен Высоцкого — «Оставайтесь, друзья, моряками». О ней мне приходилось говорить, что это вовсе не трибьют и не какое-то индивидуальное скляровское прочтение ВВ, дабы уделать разношёрстных и одинаково беспомощных гостей ежегодной «Своей колеи», показать класс, ныне для большинства коллег просто немыслимый.

Также по теме
Никита Высоцкий Сын Высоцкого прокомментировал заявление об «опасности» его отца для Украины
Российский режиссёр, сценарист, сын автора-исполнителя Владимира Высоцкого Никита Высоцкий прокомментировал заявление директора...

Тут явно другое: Скляр выводит в общественное пространство поэта, который именно сегодня остро необходим, с набором актуальных идей, ситуаций и ценностей (состояние на краю, на разломе, объединительный, а не разделительный пафос, дружба, долг, честь). В музыкальном же плане, наверное, ещё интереснее: Высоцкий, безо всякого насилия над его материалом, предстаёт жёстким рок-н-ролльщиком, законодателем драйва, командиром боевого подразделения, где у бойцов вместо автоматов — гитары.

Казалось бы, Высоцкий никак от гитары неотделим, но здесь всё не так просто. Вспоминается занятная легенда. Владимир Семёнович прогуливается вечером по московской улице, навстречу два подростка. Разошлись, и артист слышит такой удаляющийся диалог. «Ты видел, кто прошёл?! Это же сам Высоцкий!» — «Не-е… Высоцкий с гитарой…»

Высоцкий, пересказывая, не уставал удивляться: «Что, она у меня из бока растёт, эта гитара?»

Но ведь и действительно, не росла. Гитара была инструментом Владимира Семёновича, но не его биологической функцией. 

Двадцать лет, отделяющие Скляра от Высоцкого, — это гитарные десятилетия. Когда по планете пронёсся электрический смерч, вызванный пальцами тысяч музыкантов, заточенными на серьёзный движ, мир бесповоротно изменился.

Александр Скляр — ярчайший представитель той генерации, у которой гитара «растёт из бока» и является жизненно важной функцией. И русские ребята мирового рок-комьюнити отличались от всех остальных, пожалуй, тем, что помнили победы и беды страны и своих «духовных отцов». Не все, разумеется, не все, и как раз не те, кто так назойливо призывал «держаться корней».

О Высоцком почтительно отзывался Майк Науменко, пронзительный песенный триптих посвятил ему Александр Башлачёв; Егор Летов говорил о ВВ в разные периоды по-разному, но всегда напряжённо и заинтересованно. (Вообще, мощная сибирская панк-волна без Высоцкого едва ли состоялась бы.) Были попытки коллективных трибьютов и индивидуальных трипов (Гарик Сукачёв с «Банькой по-белому»). Но именно Скляр вернул Высоцкого в строй и на командирскую должность.

«Мне вчера дали свободу. Что я с ней делать буду?» — эта строчка, пожалуй, является ключом к альбому «Оставайтесь, друзья, моряками». А Александр Скляр, в свою очередь, дал себе полную свободу в интерпретации песен Высоцкого.

Альбом записан группой «Ва-Банкъ», но мы также можем услышать там гитаристов Николая Девлет-Кильдеева, Михаила Клягина, Антона Хабибулина — в рок-среде их хорошо знают. Также нельзя не заметить огнедышащий саксофон Сергея Летова, тромбон Максима Пиганова, голоса Дмитрия Харатьяна, Екатерины Гусевой, Маши Макаровой и сына Владимира Семёновича — Никиты.

Чувствуется, что Александр Феликсович ещё (уж не знаю в какой) раз внимательно переслушал все записи Высоцкого с тем, чтобы точно представлять, какие именно песни хотел бы включить в альбом. Я слышал, что сначала он составил сет-лист из полусотен композиций, который постепенно сократил до тринадцати. В результате мы видим совсем неочевидный набор песен, который до сих пор (спустя столько лет фанатичного прослушивания и исполнения) было бы интересно исполнять самому Скляру. Ну и, конечно, одеть Владимира Семёновича в рок-одежду было очень интересно, ему идёт.

В итоге песни «Белое безмолвие», «Человек за бортом», «За меня невеста...», «Дайте собакам мяса», «Давно смолкли залпы орудий», «Корабли постоят» звучат, будто Александр Скляр если не вчера, то позавчера сам их сочинил.

От этого в выигрыше все. Песни Высоцкого наконец кто-то смог спеть не как Высоцкий, а по-своему, тем более что «как Высоцкий» всё равно ни у кого не выходило.

Печально, что подобные эксперименты у нас обделены вниманием. СМИ их практически не замечают, концерты с презентациями подобных вещей проходят незаметно. Государство популяризацией не занимается. Они должным образом не рецензируются, да и, в общем-то, не слушаются — подобные альбомы находятся не в тренде (о, это мерзкое слово!). Впрочем, не всё потеряно.

На недавнем концерте в Барнауле «Русское слово», который поставил Эдуард Бояков, где я делил сцену с группой «Ва-Банкъ», я стал невольным свидетелем того, как один слушатель проник за сцену, чтобы поговорить с Александром Скляром. С чувством, но с грамотным разбором он благодарил Александра Феликсовича за альбом «Оставайтесь, друзья, моряками».

Вот и я поблагодарил.  

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить