После Матильды

Короткая ссылка
Марина Юденич
Марина Юденич
Писатель, журналист

Начну с трагикомического.

Известный в медийном пространстве священнослужитель 26 октября записал обращение к русскому народу.

Батюшка явился миру на чёрном, слегка мятом фоне и, глядя в камеру застывшим взглядом, утробно изрёк: «Свершилось всероссийское кощунство… Проклятие божие да падёт…» Дальше следовал перечень тех, на чью голову проклятие падёт в первую очередь. Впрочем, позже он заключил, что виновен весь русский народ. Ибо не поднялся в великом гневе и не предотвратил кощунство.

Батюшку мне жаль. Потому как если всё это в здравом уме и трезвой памяти, то человеку на самом деле сейчас очень плохо. А если не совсем в трезвой (судачат, водится за ним такой грех), то всё ещё хуже и впору уже к доктору.

Но как бы там ни было, 26 октября действительно свершилось то, о чём последнее время сказано и написано столько, что новостные топы как-то уже сиротливо смотрятся без упоминания этого имени — Матильда.

Да, на российские экраны вышел фильм Алексея Учителя, ставший самой скандальной премьерой года.

Небеса не разверзлись. Гром не грянул. Но и культурного потрясения тоже не случилось. Потрясений вообще не случилось, но кое-что всё же сказать нужно.

Прежде всего о самом фильме.

Здесь могу говорить только как простой зритель, потому как не кинокритик ни разу и не историк тем более.

Так вот. Сначала хорошее. Это очень красивый фильм. Костюмы достойны высшей похвалы. Интерьеры. Операторская работа.

Очень сильной оказалась сцена крушения царского поезда в Борках.

Из актёрских работ отмечу Дапкунайте. Её Мария Фёдоровна получилась — на мой взгляд — в высшей степени убедительной. Мои постоянные читатели знают, как я люблю Александра III, потому о нём и о ней читала очень много. Так вот, по мне, так она и была такой.

Хорош Миронов, но (по мне, опять же) он всегда хорош.

Матильда — совсем не Матильда, но очень секси.

И — да! — это очень целомудренный фильм. О приключениях двух влюблённых в красивых интерьерах и пейзажах.

Теперь не то чтобы о плохом, но о том, что отдельно от красивой — очень красивой! — картинки. 


К истории этот фильм не имеет отношения — от слова совсем. 
И дело не в том, что даты, факты, события намешаны и мало соотносятся с реальными. 
А в том, скорее, что в фильме происходят события, которых просто не могло быть в реальной жизни.

Ну не мог безвестный полковник — пусть и граф (хотя про графа я узнала только из титров, по фильму он безвестный полковник и какой-то совершенно опереточный маньяк) — бить физиономию царю. 
Ну не могли полковника за это вешать (но не до конца), потом топить (но не до конца), потом отправлять убивать Кшесинскую. 
Ну не могла невеста наследника бегать за балериной в поисках её крови. 


Фильм больше похож на сказку, где всё условно, всё не по-настоящему, понарошку — с эльфами и опереточными злодеями. 
Все бегают — а вернее, порхают, и мечутся, и мчат из Петербурга в Москву в кабриолете с открытым верхом, а потом в нём же плывут по озеру.


Даже Ходынка оказалась какой-то потешной, будто разыгранной в очевидных декорациях и с радостным салютом в финале. 


Что очень плохо. 
Диалоги. 
Такое впечатление, что их писал тот же автор, что переводил «Рабыню Изауру» или что-то в этом духе.

— Не уходи, Ники!

— Нет, я уйду.

— А как же я, Ники?

— Я буду любить тебя вечно.

И, наконец, Ларс Айдингер в свои 41 никак не Николай в свои 26.

Словом. Если вам по душе красивые, сказочные истории любви — смело идите смотреть. Но не больше.

И, разумеется, этот фильм никого не может оскорбить или унизить.

И буде «Матильда» просто премьерой фильма, который оказался не вполне историческим, я бы, наверное, не стала об этом писать вовсе. Ну мало ли фильмов — успешных и не очень — ежегодно выходит на экраны! Многие из них (к слову уж) тоже сняты на бюджетные деньги. Вернее, в том числе на бюджетные, потому как исключительно на бюджетные кино сегодня снять очень трудно.

В конце концов, об успешности фильма судить можно будет только спустя некоторое время, когда станут понятны результаты проката.

За первые дни «Матильда» собрала около 200 миллионов рублей, что меньше ожидаемого, но больше, чем собирали другие схожие премьеры. 

Мне — теперь уж как специалисту — много интереснее другое. Как отыгрывают премьеру люди, предрекавшие немедленный конец света, стоит только промелькнуть на экране последним титрам.

Тут вот что интересно.

Люди, которые выступали против запрета фильма — ваша покорная слуга в их числе, — говорили примерно следующее: фильм не видел (а), судить о художественных достоинствах (недостатках) не могу, но полагаю, что запрещать его на основании пресловутой 282-й нельзя (тем более что никаких нарушений закона ни Минкульт, ни прокуратура не обнаружили), жечь кинотеатры и машины нельзя, и вообще — всё должно быть по закону.

Люди, которые выступали за запрет, высказывались в духе того самого батюшки, которого я процитировала в начале, хотя куда более радикально. Ну да пусть с этим разбираются правоохранители.

По существу.

Вот вышел фильм.

Люди, которые выступали против запрета — и ваша покорная слуга в их числе, — честно выполняют свои обещания. Рассказывают о фильме как есть. Но по-прежнему полагают, что запрещать его было нельзя. Да и не за что — это теперь уже ясно всем.

Что говорят и пишут люди, которые были за запрет? «А мы предупреждали! А мы говорили! А мы были правы! Вас обманули!»

Нет, господа хорошие. Врёте тут снова вы. Притом врёте неуклюже и бездарно. 

Что есть фильм? Движущиеся картинки, отнимающие у обычного зрителя полтора часа времени.

Вы же профукали как минимум полгода своей неповторимой жизни на борьбу с этими картинками.

Кое-кто из вас по итогам этой борьбы потратит ещё больше времени на освоение непростого умения шить рукавички.

Вы отравили наши новости своей бесконечной истерикой, вы оскорбили огромное число ни в чём не повинных людей, вы дали очень веское основание тем, кого будто бы ненавидите более всего, — либеральной оппозиции — говорить о том, что мракобесие в России поднимает голову. И здоровая часть общества с этим вынуждена была согласиться. Что иное, как не мракобесие, — жечь имущество и угрожать смертью людям, которые всего лишь снимают кино?

Вы сами сакрализировали абсолютно проходную ленту, а теперь удивляетесь тому, что всем было понятно заранее и давно.

Автор «Матильды» убивает нашу историю? Единственная его вина (впрочем, тут уместнее будет говорить об ошибке) — это то обстоятельство, что костюмированную мелодраму назвали историческим блокбастером.

Вы же сотворили зло куда более существенное: раскололи общество и заметно дискредитировали то, что последнее время принято называть «скрепами».

 

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить