Настоящее чудо

Короткая ссылка
Марина Юденич
Марина Юденич
Писатель, журналист

Мои читатели — и здесь, и в социальных сетях — давно привыкли к тому, что пишу по большей части о вещах и людях политических или около того.

Правда те, кто когда-то читал мои книги, иногда сетуют именно на это — что пишу в основном о политическом.

Но я всегда пишу о том, что волнует именно сегодня.

Так вот, сегодня меня и взволновала, и растрогала, и заставила взяться за перо история, страшно далёкая от политики, да и вообще от мира актуальных вещей, актуальных людей и актуальных событий.

Хотя как посмотреть.

Может, эта история и есть то самое что ни на есть актуальное и важное, чего не замечаем в лихорадочной погоне за сиюминутным.

Расскажу её вам.

На днях совершенно случайно, вдруг, по приглашению добрых людей собралась и поехала в далёкий и мне доселе неизвестный монастырь, затерянный в лесах Ярославской области.

Николо-Сольбинский.

Путь от моего дома до ворот монастыря был неблизкий — около 200 вёрст, дорога, как только свернула с федеральной трассы, прямо скажем — оставляла желать лучшего (притом чем ближе к монастырю, тем больше оставляла), но всё это стало совершенно неважно, когда через четыре часа добралась до места.

На месте открылась мне картина, напоминающая иллюстрацию то ли из учебника по древней истории России, то ли из исторического романа, то ли кадр из фильма — тоже исторического.

В глухом лесу, на берегу неширокой реки (раньше, говорят, по Сольбе сплавляли лес, но сейчас её переплывёт и ребёнок), высились монастырские стены.

Именно высились — массивные, основательные, в два этажа, с круглыми высокими башнями-бойницами.

За монастырскими воротами — большая территория, на ней — семь разных храмов (некоторые то ли недостроены, на реставрации, в строительных лесах), аккуратные строения, пруд, много зелени…

На первый взгляд, монументальное строение — то ли XV, то ли XVI века — памятник русского каменного зодчества, как пишут в туристических путеводителях.

Но только на первый.

Трудно, невозможно поверить, что в феврале 1999 года здесь был почти пустырь и полное, абсолютное запустение.

Да, Николо-Сольбинский монастырь был основан почти 600 лет назад, если быть точным — в 1419 году, то есть с XV веком я как бы попала в точку, но только касательно даты формального основания.

До революции он успел побывать и мужским, и женским, в 1919-м разделил участь сотен других подобных: был разграблен, превращён в коммуну.

В 1937-м расстреляли последнего священника обители, а в её стенах открыли психиатрическую лечебницу.

В этом месте я просто обязана сделать небольшое лирическое отступление и рассказать, что в том же 1999 году вышел в свет мой роман «Сент-Женевьев де Буа», в котором в числе прочих сюжетных линий была история монастыря (полностью мною придуманного) — разграбленного в 1919-м, а в 1937-м превращённого в психиатрическую лечебницу.

И в настоящем Николо-Сольбинском, и в моём придуманном лечебница была не совсем лечебницей — скорее мрачной тюрьмой, в которую людей отправляли, чтобы навсегда потерять их из жизни без права на реабилитацию, амнистию и без шанса когда-либо вернуться назад.

Как и в моём романе, лечебницу в Николо-Сольбинском закрыли в перестройку.

Немногие оставшиеся больные и персонал разбрелись по окрестным деревням и скоро отошли в мир иной.

И наступило забвение.

К тому моменту в Сольбе от монастыря остались одна полуразрушенная церковь с дырой в куполе и здание больницы, более напоминающее барак.

В середине 1990-х руины отдали церкви, а в феврале 1999-го в Сольбу приехала молодая монахиня Евродиита с несколькими юными послушницами.

Такое ей было определено послушание — стать игуменьей монастыря, существующего только на бумаге. Ни света, ни воды, ни тепла. Под крышей больничного барака ютились несколько бомжей.

Была зима 1999 года.

Матушке Евродиите было 34 года.

Послушницам не было 18.

А больше не было никого. И ничего.

Игуменья говорит, что, впервые вступив на монастырский двор, подумала о том, что, скорее всего, им суждено просто умереть здесь без тепла и еды.

Притом очень скоро.

Сегодня никто из тех, кто впервые посещает Сольбу, не верит, что этот монументальный монастырский ансамбль построен всего за 20 — без малого — лет.

Стараниями и трудами одной-единственной женщины, которая начинала с того, что пешком обходила близлежащие деревни в поисках помощи.

«Я поняла, что людям вокруг живётся не легче, что им — может, даже больше, чем нам, — нужны и помощь, и внимание, и любовь. С тем и шла к ним».

Сегодня монастырь — это не только сама обитель, но и семь храмов разной, удивительной архитектуры.

Строится, к примеру, пещерный храм — в точности повторяющий раннехристианские пещерные церкви.

Готовится открытие первого в России музея русского монашества: в нём уже продумано всё — от архитектурного решения до схемы размещения экспонатов.

Есть детский приют, средняя школа с государственной лицензией, колледж со специализациями «хоровое пение», «сестринское отделение», «швейное дело», «кулинария».

У монастыря своя ферма — там производят молоко, сметану, масло, сыры.

Гончарное производство — сёстры придумали собственный, сольбинский стиль росписи, делают уникальную посуду.

Как всё это смогло состояться за какие-то 20 с небольшим лет, повторюсь, понять не может никто.

И я не могу.

Впрочем, это не совсем так, и всё дело тут в том, что поверить в чудо в начале ХХI века очень и очень сложно.

Мы — дети очень прагматичного времени, привыкшие ничего не принимать на веру, всему и всегда искать материальные доказательства и подтверждения.

Мы, как это ни парадоксально, постоянно и ищем чуда, и пытаемся препарировать его, как лягушку, чтобы понять, как именно оно работает.

Сотни тысяч людей пришли недавно к мощам святителя Николая в Москве.

Ничуть не меньшее количество народу высмеяло этот порыв в социальных сетях.

Но одновременно ровно те же — смеющиеся — писали и говорили о том, что непогода, обрушившаяся на столицу, была не чем иным, как предзнаменованием московской власти.

Они же — пересмешники — спрашивали у молящихся: отчего святой не успокоил стихию?

И те и другие в душе так или иначе верили в чудо и требовали его немедленного подтверждения.

А вот стоит в глухих ярославских лесах монастырь.

Уж скоро 20 лет как стоит.

И я так думаю, что это оно и есть — настоящее чудо.

  

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

 

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...