Не скрывая невежество

Короткая ссылка
Брайан Макдональд
Брайан Макдональд
ирландский журналист

Под Новый год мы с одним коллегой заключили пари: я сказал, что ещё до Дня святого Патрика какое-нибудь из авторитетных американских изданий начнёт употреблять в отношении собственного правительства слово «режим».

Я и не думал, что ждать придётся так недолго. Ещё не закончился январь, а я уже стал богаче на двадцать фунтов — и всё благодаря очередной статье Пола Кругмана в газете The New York Times.

И уж чего я никак не мог предположить, так это того, что автор с ходу окрестит новую администрацию США «режимом Трампа и Путина». Подобный полёт фантазии не отличал даже основоположника абсурдизма Сэмюэла Беккета. Я уже не говорю, что в статье не приводится ни одного доказательства причастности русских к решениям нового американского президента.

Такое впечатление, что для дискредитации Дональда Трампа сегодня достаточно просто упомянуть Россию и Путина — и американские СМИ привычно ударятся в антироссийскую паранойю. Их вовсе не интересует, какое отношение Москва имеет к тем или иным вопросам американской политики.

Так что спасибо Полу Кругману за предоставленную возможность выиграть пари, и позор ему за очередной антироссийский опус в лучших традициях сенатора Маккарти. В ноябре прошлого года Кругман уже объявил Дональда Трампа «сибирским кандидатом», чей приход к власти якобы стал результатом заговора между Владимиром Путиным и директором ФБР Джеймсом Коми. Это заявление Кругман сопроводил целым потоком сообщений схожего содержания у себя в Twitter — всё вместе это напоминало параноидальный бред сумасшедшего конспиролога.

Ксенофобы против «насекомых»

В своей новой статье Кругман, похоже, пытается выставить Путина вдохновителем идеи Трампа о строительстве стены на границе с Мексикой. (Возможно, я неверно понял колумниста The New York Times, но сделать какие-то ещё выводы из его статьи в силу скудости предложенных аргументов сложно).

Если бы Кругман имел хоть малейшее представление о современной России, он бы знал, что у неё полно собственных «мексиканцев» в лице выходцев из стран Средней Азии и Кавказа — киргизов, таджиков, узбеков, армян, грузин и т. д. Без привлечения их рабочей силы жизнь в той же Москве просто остановилась бы.

При этом в России (как и в современной Америке) сегодня отчётливо слышны голоса тех, кто требует отправить всех мигрантов по домам. К их числу относится и Алексей Навальный, которого самые разные журналисты The New York Times считают главной надеждой российской демократии.

Дело в том, что в трактовке западных СМИ любой противник Путина автоматически предстаёт эдаким Махатмой Ганди — либералом и гуманистом, каким бы преступником, шовинистом, консерватором, скандалистом и прохвостом он ни был на самом деле. Ведь такой образ лучше всего вписывается в удобную и привычную для Запада картину мира.

Навальный в своё время сравнивал мигрантов из бывших советских республик с насекомыми-паразитами и призывал истреблять их. «От мух отлично помогает мухобойка, а от тараканов — тапка, — рассуждает он в одном видеоролике. — Ну а в этом случае я рекомендую пистолет».

Это обстоятельство не сильно смутило редакторов медиапортала BuzzFeed, которые пару лет назад опубликовали подборку под названием «Десять черт, роднящих Алексея Навального с Хэнком из сериала «Во все тяжкие». В их трактовке Навальный вышел симпатичным националистом, хипстерской версией Эноха Пауэлла*. 

На самом деле наиболее последовательным противником демонизации мигрантов в России выступает как раз Путин. Он неоднократно отказывался вводить визовый режим со странами Средней Азии, подчеркивал, что терроризм не имеет никакого отношения к исламу, и лично участвовал в открытии в Москве новой мечети — крупнейшей в Европе.

Высокое призвание

Лауреат Нобелевской премии (полученной, что характерно, за работы по экономике, а не за публикации о России), Пол Кругман обладает определённым авторитетом среди адептов либеральной глобализации. Недалёким и доверчивым людям свойственно преувеличивать значение этой награды, за которой Боб Дилан даже поленился приехать лично. Кругман слывёт настоящим мудрецом среди людей, склонных переоценивать собственные умственные способности. Он своего рода символ интеллектуального упадка западного истеблишмента, предлагающего неискушённой и неразборчивой аудитории тошнотворный набор штампов и пустых измышлений. Этим он чрезвычайно схож с британским еженедельником The Economist — невыносимо однообразным, напыщенным и преисполненным чувства собственной важности.

Для человека, всерьёз изучающего и знающего современную Россию, чтение редакционных колонок большинства крупных американских газет и журналов в наши дни чревато скачками давления и выбросами желчи. Писать о России там чаще всего берутся демагоги и шарлатаны, а также вечно ущемлённые, упёртые и воинствующие мизантропы, значительная часть которых изначально враждебно настроена к России из-за обид, которые русские нанесли ещё их прадедам. Стоит ли говорить, что аналогичный повод для обид на западных соседей при желании мог бы найти практически любой россиянин, в том числе и большая часть российского руководства.

Обладай Пол Кругман хотя бы зачаточными знаниями о современной России, он понимал бы, как сильно расходятся позиции Трампа и Путина по вопросу миграции и насколько абсурдно объяснять решения нового американского президента влиянием Кремля. Однако колумнист The New York Times предпочитает бороться с призраком страшного евразийского колосса, оперируя при этом идеологическими штампами времён холодной войны. Не исключено, что он сознательно избегает правды и предпочитает оставаться в неведении. В этой связи уместно вспомнить известное изречение психолога и писателя Эдварда де Боно: «Зачем разум тому, кто не способен пересмотреть собственные взгляды?»


* Энох Пауэлл — видный британский политик-консерватор XX века, противник иммиграции (прим. ред.).

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...