New York Times Оригинал

NYT: Логово «Левиафана» поражает ветхостью и красотой

Село Териберка, где проходили съемки киноленты Андрея Звягинцева «Левиафан», оставляет двойственное впечатление, пишет корреспондент The New York Times: с одной стороны, оно выглядит почти так же мрачно, как и в фильме, но с другой, потрясает нетронутой природой. Как отмечает журналист, живописные окрестности Териберки — которые помогла прорекламировать картина — привлекают сюда многочисленных туристов.
NYT: Логово «Левиафана» поражает ветхостью и красотой

Главе Мурманского села Териберка Татьяне Трубилиной приходится нелегко: с некоторых пор в перечень ее обязанностей входит объяснять журналистам, что далеко не все жители поселения страдают алкоголизмом и депрессией, а самоубийств там не видели уже многие годы, пишет The New York Times. Так стало с тех пор, как на экраны вышел нашумевший «Левиафан» Андрея Звягинцева — «обласканный (по крайней мере, западными) критиками и беспощадно мрачный фильм», благодаря которому у села сложилась репутация «одного из самых неприглядных мест в России — захолустной, покрытой льдом пустоши, где есть только пьяницы, жестокие чиновники, разваливающиеся здания и полное запустение».

Госпожа Трубилина, которая когда-то вела кампанию за запрет на прокат картины, но так и не преуспела в этом начинании, уверяет: ее село — настоящий «рай», для тех, кто любит дикие ягоды, свежую рыбу и, конечно, снег. «Я в голову взять не могу, как кто-то мог снять настолько неправдивый фильм», — рассказывает она. «Левиафан» глава Териберки называет «придуманной версией реальности», а его автора — «предателем», жаждущим очернить достижения России под управлением Владимира Путина, отмечает автор материала.

Тем не менее другие жители села реагируют на фильм совсем не так, подчеркивает корреспондент NYT. «Никому не понравится, что его родной дом изображают  в виде наполненной страданием выгребной ямы; однако многие из жителей села успокаивают себя тем, что Териберка, какие бы проблемы она не испытывала, — не хуже многих других мест в российской glubinka (так россияне называют  удаленные от крупных центров районы своей страны), да и, если уж на то пошло, и американской тоже», — поясняет журналист.
 
Между тем, «Левиафан», отмеченный многочисленными зарубежными кинонаградами и гневными отзывами российских патриотов, привлек к Териберке внимание туристов — поток посетителей остается стабильным и по сей день, продолжает автор. Некоторые из них — киноманы, но большинство — любители активного отдыха на природе, оценившие величественную красоту местной природы, которая в фильме Звягинцева оттеняла «безжалостные и отвратительные действия людей», подчеркивает он. В селе уже открыли одну гостиницу, а еще две находятся в процессе строительства.  
 
Положительное влияние картины на туристическую отрасль отмечает и глава Дома культуры Териберки Ольга Николаева. По мнению Николаевой, «плохой рекламы не бывает», а люди приезжают в село за экзотикой. Как пишет корреспондент NYT, Ольга в свое время отказалась принимать участие в кампании Татьяны Трубилиной и все-таки организовала показ фильма в зале собраний ДК. «Картина заставила нас задуматься о некоторых серьезных проблемах, с которыми нам в России приходится сталкиваться; я бы хотела посмотреть ее снова», — призналась она в интервью американскому журналисту.
 
По ее словам, фильм полюбился даже «местным пьянчугам», которые с удовольствием посмотрели на своих экранных двойников, а один из них даже заявил после показа, что «иногда бывает полезно посмотреть на себя со стороны». Впрочем, некоторые из жителей села восприняли фильм «слишком буквально», сетует Ольга, отмечая, что им следовало бы понять, что «Левиафан» повествует не только о самой Териберке и других похожих на нее местечках, но и о более масштабных и вечных темах. И это действительно так, соглашается с ней автор статьи: даже само название драмы отсылает не только к библейскому чудовищу, упоминаемому в книге Иова, но и к знаменитому трактату английского философа Томаса Гоббса, который писал, что жизнь человека без эфффективно работающего правительства «одинока, бедна, беспросветна, тупа и кратковременна».
 
После распада Советского Союза в 1991 году население Териберки составляло 10 000 человек — в десять раз больше, чем сегодня. Село раньше находилось неподалеку от важных военных объектов, и потому было закрыто для обычных граждан, а попасть туда можно было лишь по морю. С тех пор к Териберке провели дорогу из Мурманска, а охранявшие въезд в город КПП исчезли — но вместе с ними исчезла и большая часть государственных субсидий, а также казенные рыболовные суда, которые поддерживали здесь жизнь, отмечается в материале. По мнению опрошенного автором управляющего  местным рыбозаводом Ивана Кошпертука, через двадцать лет от села не останется и следа.
 
Те же, кто предпочел не покидать Териберку, очень гордятся тем, что «выжили среди руин». В их числе — шестидесятидевятилетняя Людмила Бокотина, которая вот уже пятьдесят лет работает на местной метеостанции, наблюдая за жестокими местными ветрами и восемь раз в сутки передавая информацию в Гидрометцентр России. «Все развалилось, а мы еще стоим», — рассказала она корреспонденту NYT. Людмила поддерживает Владимира Путина, благодаря которому зарплаты бюджетников выросли на треть, но ей также нравится и «Левиафан». «В нем показали правду, показали, как мы живем», — считает она. — «Работы тут нет, делать людям нечего, а чиновники заботятся только о собственных интересах. Всё это правда, и нам нужно с этим бороться».
 
На первый взгляд большая часть Териберки выглядит «совсем так же ужасно, как и показано в фильме» —то тут, то там понатыканы заброшенные деревянные дома, разваливающиеся бетонные блоки и покинутые причалы, а побережье, вдоль которого проходит главная дорога в село, завалено гниющими каркасами рыболовецких суден, описывает автор. Пару лет назад российская корпорация «Газпром» обещала превратить Териберку в логистический узел, через который будет транспортироваться газ, добытый в Баренцевом море, но проект так и не был претворен в жизнь, а от обещаний остался только брошенный офис газового гиганта да недостроенная дорога, ведущая в никуда.  
 
Однако окружающий Териберку пейзаж обладает «благородной красотой», отмечает журналист:  вокруг простираются широкие участки нетронутой тундры и море, а над селом часто можно увидеть Северное сияние. Живописная природа привлекает сюда молодых россиян, которые приезжают поглазеть на небо, а также поучиться сноукайтингу — зимнему виду спорта, энтузиасты которого рассекают по льду и снегу на лыжах, сноубордах и коньках при помощи специального буксировочного воздушного змея. Как поведал корреспонденту NYT бывший чемпион России по сноукайтингу Николай Рахматов, который теперь  организует туры в Териберку из Москвы, село нравится ему прежде всего своей удаленностью от столичной суеты. По словам Рахматова, он часто показывает «Левиафан» своим ученикам.
 
Вместе с тем, даже приток туристов не растопил сердце главы села Татьяны Трубилиной, которая жалуется, что гости Териберки ведут себя шумно и «тревожат природу», пишет автор. Она полагает, что дикий туризм селу ни к чему, демонстрируя тем самым «стандартную для российских чиновников точку зрения, согласно которой несущая в себе потенциальный беспорядок спонтанность  — всегда хуже, чем жесткий контроль», комментирует журналист. Но, по мысли госпожи Трубилиной, хотя бы один плюс в нынешнем притоке гостей все же есть: они «к своему разочарованию обнаруживают, что жизнь здесь не так ужасна», давая надежду на то, что репутацию Териберки — и, говоря шире, России — как «хронически безысходного места» все же удастся перебороть.
 
Фото: Reuters
источник
США Северная Америка
теги
кинематограф Россия туризм

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG