Gazeta Polska Оригинал

Польский журналист предрек Путину «второй 1917-й»

То, что планировалось как «маленькая победоносная война» с взятием Крыма и Донбасса, превратилось в тяжелую позиционную баталию, в которой Москва несет потери. По мнению Антони Рыбчиньского, подобная ситуация в России может, как и в 1917-м, закончиться переворотом. Вопрос в том, пройдет ли он по «жесткому» или по «бархатному» сценарию, пишет он в Gazeta Polska.
Польский журналист предрек Путину «второй 1917-й»
AFP PHOTO / YURI KADOBNOV

«Кто боитcя революции в России?» - задается вопросом Антони Рыбчиньский на страницах издания Gazeta Polska. «Владимир Путин - это очевидный ответ. Но и Запад тоже. Пророссийское лобби в Европе, как, впрочем, и сам Кремль, все более эффективно пугают картиной хаоса в ядерной державе в случае падения режима. Патовая ситуация наносит все больший вред России, но Путин все равно не уступит. Если это сделает не ЕС, то россияне - уже ранней весной», - предрекает он.

На рубеже года зима как будто заморозила конфликт на Востоке. Сражения на Донбассе прекратились, и дипломаты впали в зимний сон. Такое положение дел если кого-то и волнует, то, наверное, только Владимира Путина. «Заблокированный едва ли не на всех направлениях хозяин Кремля лихорадочно размышляет над тем, как остаться у власти», - подчеркивает автор.
 
«Конфликт с Украиной, "маленькая победоносная войнушка" с апогеем в виде аннексии Крыма превратилась в позиционную войну, ввиду которой Россия с каждой неделей все больше истекает кровью – понятно, что, прежде всего, в экономическом плане. Некоторые скромно напоминают, что именно потери и патовая ситуация в войне с центральными державами стали настоящими причинами падения царизма в 1917 году», - отмечает польский журналист в Gazeta Polska.
 
«Но кто бы смог свергнуть Путина?» - задается вопросом автор. Теоретически имеются три варианта: внешнее вмешательство, народная революция, дворцовый переворот. Первый вариант можно отбросить - не те времена. Второй, маловероятный – не наблюдается реальной оппозиции, которая возглавила бы бунт. Остается третий вариант. В двух версиях: жестокой и бархатной. В первой Владимир Путин повторил бы судьбу Лаврентия Берии или тяжело, смертельно заболел. Во второй мы бы имели дело с повторением новогодней речи уходящего Бориса Ельцина. «В окружении Путина конфликты нарастают пропорционально ухудшению финансовой ситуации России», - утверждает автор.
 
Возобновление, и это в весьма острой форме, многолетнего конфликта силовиков главы «Роснефти» Игоря Сечина с «либералами» премьера Дмитрия Медведева больше всего было заметно во время декабрьского краха рубля. Несмотря на всеобщие ожидания, Путин никого не отправил в отставку. И это свидетельствует исключительно о его бессилии. Он ведь знает, что, если он нарушит все более хрупкое равновесие сил, ослабив одну группировку, автоматически станет заложником второй, которая усилится. Что весьма вероятно, что тот клан, который пострадает, может обратиться к оппозиции и поддержать бунт, разъясняет журналист.
 
У Путина уже нет прежнего авторитета, чтобы быть эффективным высшим арбитром. Пока что он поддается нажимам клептократической касты, которую сам же и вырастил, и вкладывает государственные деньги из резерва в банки и компании, контролируемые его приятелями. «Но это путь в одну сторону – средства закончатся быстрее, чем кажется. Политическая атмосфера в России сгущается едва ли не с каждым днем, а любая неоднозначная информация только усиливает нервозность среди бюрократии», - уверяет Антони Рыбчиньский.
 
В сложившейся ситуации больше всех теряет Россия, и Украина не спешит вести переговоры - так же, как и Ангела Меркель. Однако Олланд или немецкие социал-демократы хотят как можно быстрее «нормализовать» отношения с Путиным. И в последние дни кажется, что такая тенденция начинает набирать популярность в главных столицах стран ЕС. Истерика, которую развязали после террористического акта в Париже, будет способствовать потеплению отношений по линии Запад — Россия, конечно, под лозунгом общей войны с исламским терроризмом. «Путин уже не раз хорошо разыгрывал эту карту», - отмечает автор.
 
Сегодня опросы продолжают показывать значительную поддержку россиян Путину, но одновременно они сигнализируют о потенциальной угрозе. Наступление глубокого кризиса видит уже 79% респондентов, а большинство из них считает, что он будет долгим. «Уже 66% россиян ожидает в связи с этим политической турбулентности в государстве, и этот результат исследования "Левада-Центра" должен больше всего беспокоить Кремль», - подчеркивает журналист.
 
Поначалу россияне в подавляющем большинстве считали, что западные санкции нанесут удар только по элите. Сегодня это уже изменилось. Хоть главным виновником краха рубля является падение цен на нефть, большинство россиян уверены, что это эффект санкций. И отсюда только шаг к простой причинно-следственной конструкции под названием «Мне надо сильнее затянуть пояс, потому что Путин напал на Украину», - подчеркивает автор.
 
Еще более серьезным ударом для режима стал бы прогресс в реформировании Украины, и ее успехи прежде всего на общественно-экономическом поле. Американский финансист Джордж Сорос призвал ЕС оказать помощь Киеву в размере 50 миллиардов долларов. По мнению Сороса, такая «массовая финансовая сила огня» — это единственная возможность для ЕС противостоять экспансионизму России. Потому что банкротство Украины усилит московских «ястребов» и побудит Путина к дальнейшей агрессии, а спасение украинской экономики усилит российскую оппозицию и предоставит возможность большей открытости по отношению к Западу, отмечает Антони Рыбчиньский.
 
Украинская и внутренняя российская политика уже давно соединились друг с другом раз и навсегда. Если с приходом весны Путин начнет новое наступление на Донбассе, в самой России дело дойдет до ужесточения репрессий в отношении оппозиции и еще более заметного ручного управления экономикой. За такой вариант выступают «ястребы», силовики и клептократия, которая не желает никаких экономических реформ. И, скорее всего, они будут продолжать убеждать Путина в том, что какие-либо движения, которые будут восприняты как отступление с Донбасса, превратят его в проигравшего лидера.
 
«Путин стал заложником собственной политики – если он сделал два шага вперед, аннексировав Крым и войдя на Донбасс, то он не может сделать сейчас один шаг назад - выйти с территории Донбасса, даже если в результате это окажется успехом в виде удержания Крыма», - резюмирует автор на страницах издания Gazeta Polska.
 
Фото: AFP PHOTO / YURI KADOBNOV
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Gazeta Polska Польша Европа
теги
Владимир Путин ЕС революция Россия Украина
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...