CNN USA

Путин «мягко» наказал США за «закон Магнитского»

Закон «Димы Яковлева» - не более чем оскорбительный жест со стороны России, заявил в эфире CNN историк Стивен Коэн. По его словам, Москва могла бы ответить Вашингтону намного жестче, лишив США, например, транспортного коридора в Афганистан.

Разногласия в отношениях между Россией и США углубились еще больше и в памяти начали оживать времена холодной войны. Теперь «кровную месть» спровоцировал так называемый «закон Магнитского», принятый конгрессом США.

В соответствии с этим законом, целый ряд официальных лиц, подозреваемых в причастности к смерти юриста Сергея Магнитского, вносятся в черный список. Им запрещен въезд в США, и все их активы замораживаются. Впрочем, на практике список гораздо шире.

 Россия ответила тем, что запретила гражданам США усыновлять российских детей и пригрозила применить меры к американцам, нарушающим права человека. Некоторые считают это доказательствами начала новой холодной войны.

У меня в гостях Стивен Коэн, профессор по истории России Нью-Йоркского Университета, и Уильям Браудер, который в свое время был крупнейшим зарубежным инвестором в России. Именно он был работодателем Сергея Магнитского, и, конечно же, именно он главный сторонник «закона Магнитского».

Рад приветствовать вас обоих. Уильям…

УИЛЬЯМ БРАУДЕР,  генеральный директор Hermitage Capital Management: Спасибо.

 
Объясните, пожалуйста, важность «закона Магнитского», с вашей точки зрения.

УИЛЬЯМ БРАУДЕР: Ну, я думаю, все очень просто. Этот закон в своем роде разработан под современные проблемы, под то, что сейчас происходит в России. В России мы видим режим, главная цель которого в том, чтобы украсть у народа как можно больше. Народ, естественно борется, но при любых попытках, как в случае с Сергеем Магнитским, людей убивают.

Таким образом, благодаря «закону Магнитского», коррупционеров, убийц и клептократов, обосновавшихся у власти в этой стране, ждут последствия, и они будут их ждать за пределами России – это отказ в визах, а также заморозка активов в США.

Стив Коэн, вы не согласны с «законом Магнитского». И, по вашему мнению, лучше бы конгресс его не принимал?

СТИВЕН КОЭН, эксперт по России, профессор Нью-Йоркского Университета: Да, я думаю именно так, по многим причинам. Главная причина, однако, в том, что, как вы и сказали в начале передачи, Москва и Вашингтон катятся вниз, к новой холодной войне. А это очень плохо для национальной безопасности Америки.
 
А «закон Магнитского» действительно осложняет отношения между странами, и в этом плане господин Браудер отчасти прав, однако все не так просто. Хотя, если этот закон - всего лишь слова, он в любом случае будет иметь определенные последствия. Например, как в Москве, так и в США, есть группы людей, которые готовы предложить ряд имен для внесения в черный список. Есть даже те, кто хочет видеть в таком списке имя Путина, поскольку он нарушал гражданские свободы.
 
Как это отразится на отношениях между президентами Обамой и Путиным, если они, скажем, захотят провести в США экстренные переговоры по вопросу противоракетной обороны в Сирии? В данном случае можно говорить о нарастании напряжения, как во времена холодной войны, что нам совершенно ни к чему на сегодняшний момент. 
 
Уильям, что вы думаете по поводу закона об усыновлении? Почему они решили выбрать именно эту область, и каких последствий, на ваш взгляд, стоит ожидать в будущем?
 
УИЛЬЯМ БРАУДЕР: Здесь все очень просто, поскольку это наиболее жесткая мера, а это свойственно Путину. Когда был принят «закон Магнитского», русские сказали: «Нам нужно как-то отреагировать», - и начали искать возможные варианты. Одним из таких вариантов могли стать санкции в отношении американских бизнесменов, но Путин посмотрел и сказал: «Это может отразиться на моих финансах». Тогда русские подумали и решили предпринять что-то в рамках внешней политики.
 
Однако, когда они просматривали возможные варианты ответных мер, они не нашли ни одной сферы, в которой могли бы не сотрудничать со Штатами, поскольку и так в ней не сотрудничают. И вот, просматривая этот список возможных вариантов, они сказали: «Минуточку, у нас есть то, что хотят американцы. Они хотят усыновлять наших сирот с ограниченными возможностями».
 
И тогда они решили: «А давайте лишим их этой возможности». При этом они даже ни на секунду не задумались о том, что это может значить для беззащитных детей. В первую очередь, это свидетельствует о продажности, малодушии и совершенном отсутствии моральных норм у Владимира Путина.
 
Стивен, можно ли утверждать, что Россия в некоторых направлениях движется назад? Например, сейчас там меньше свободы слова, тормозится развитие гражданского общества. Похоже, государственная система действует более жестко, чем могли предполагать такие люди, как вы, десять лет назад?
 
СТИВЕН КОЭН: Конечно, более жестко, чем я надеялся. В контексте исторической перспективы – а я ведь историк – сейчас Россия находится в фазе репрессивной политики, которую проводят сверху. В этом нет никаких сомнений. Однако в контексте всей истории России это очень мягкий репрессивный период, и, что интересно, в то же самое время Путин и Кремль в определенном смысле делают политическую систему более открытой, в том числе избирательную систему.
 
Но хотелось бы вернуться к тому, что сказал о Путине мистер Браудер. Не знаю, откуда он взял информацию, однако есть надежные, проверенные источники, которые говорят нечто совсем иное.     
 
Во-первых, изначально Путину не нравился этот запрет на усыновление российских сирот американцами. Взять хотя бы тот факт, что министр иностранных дел Лавров, чья точка зрения крайне редко расходится с мнением Путина, выступал против этого. Я думаю, ситуация просто вышла у Путина из-под контроля. 
 
Во-вторых, утверждение о том, что Россия в области внешней политики не взаимодействует с Америкой, просто поражает. Что касается ввода войск НАТО в Афганистан, то здесь мы всерьез зависим от России. В ответ на «закон Магнитского» Россия могла бы замедлить этот процесс. Вообще, ко многим вещам могла бы прибегнуть. И этот запрет – притом что он возмутителен, трагичен, – одна из самых мягких мер, которые могла принять Россия.
 
Ну, хорошо, поскольку вы оба здесь, я должен спросить вас вот о чем. Уильям, что вы скажете о других новостях из России – о том, что Жерар Депардье решил принять российское гражданство? Что, французы теперь переезжают в Россию?
 
УИЛЬЯМ БРАУДЕР: Я думаю, в Россию переедут не больше чем один или два француза: Жерар Депардье и, наверное, Брижит Бардо. Она очень расстроена тем, что потребовалось усыпить этих двух слонов в зоопарке Лиона. И она тоже грозится переехать в Россию. Полагаю, она не знает о невероятно жестоком отношении к животным в России.
 
Просто чтобы разъяснить ситуацию: примерно три миллиона образованных россиян покинули родину, мигрировали из-за коррупции и ретроградного общества. И Путину нужен был некий рекламный ход. Потому он и предложил этому глупому персонажу российское гражданство, вывел его на авансцену и надеется, что это как-то поможет разубедить людей уезжать из России. Но я не думаю, что это поможет.
 
Стивен, это какой-то серьезный знак или просто забавы и игры?
 
СТИВЕН КОЭН: Да нет, это просто забавы и игры, притом довольно глупые. Но у них есть два потенциальных серьезных последствия. Прежде всего, это привлекает внимание к 13-процентному подоходному налогу в России. Это довольно низкий налог для страны, где неравенство доходов просто гигантское, такое же, как в Америке. И обычных россиян крайне возмущает, что те, кто зарабатывает миллионы и миллионы, и миллионы долларов в год в России платят с них всего 13 процентов.
 
Есть и другая сторона, потенциальное последствие. Россия Путина стремится на Восток. Она отвернулась от Европы, но эта тема для отдельной серьезной дискуссии. Но в Европе двумя главными союзниками путинской России оставались Германия и Франция. Отношения с Германией уже ухудшились. С Францией пока нет – но могут.
 
Если они ухудшатся из-за выходки этого актера - он, кстати, не будет жить в России, ему был нужен только паспорт, - но если отношения с Францией будут портиться, это сильно повредит и отношениям России с Западом. А это, в свою очередь, только ускорит сближение России с Востоком. Я думаю, это никому из нас ничего хорошего не сулит.
 
Стивен Коэн, Уильям Браудер, спасибо, что были с нами. У нас была прекрасная беседа.
 
Материал предоставлен CNN USA.
Перевод выполнен RT.
 
Дата выхода в эфир 13 января 2013 года.
 

 

В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
США Северная Америка
теги
Владимир Путин Германия Жерар Депардье Запад налоги Россия Франция холодная война
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...