Deutsche Welle

На границе двух миров: между Россией и Китаем

8 часов полета отделяют Москву от китайской границы. Чтобы попасть в КНР с Дальнего Востока, достаточно сесть в маршрутку. Пересекая границу, местные жители попадают в другой мир, который пугает и восхищает одновременно.

Приграничная зона посреди степи. Здесь, на юго-востоке Сибири, заканчивается Россия и начинается Китай. Поезда, груженные российским лесом, ежедневно следуют в Поднебесную, которая остро нуждается в сырье.

Вот то, что осталось на хребтах Забайкальского района от советского военного бункера. Еще несколько десятилетий назад Советский Союз опасался, что Китай может напасть на этот малонаселенный район.

 
Поселок городского типа Забайкальск находится в семи тысячах километров на восток от Москвы. На главной улице недавно положили новый асфальт после того, как президент Путин объявил, что собирается сюда с визитом. В остальном же с советских времен изменилось немногое. Для одиннадцати тысяч жителей Забайкальска Москва – это по-прежнему другой мир.
 
Двадцатидевятилетняя Анастасия Юнжикова выросла в этом поселке. Теперь она сама растит здесь сына и жалуется на отсутствие инфраструктуры.
 
АНАСТАСИЯ ЮНЖИКОВА, жительница Забайкальска: То есть мне, в принципе, нравится тут жить, но иногда хочется как-то развлечение какое-то, чтоб были бассейн, какие-то хорошие клубы, даже тот же самый кинотеатр.
 
В гостях у Анастасии ее приятельница Анна. Она из Читы, административного центра края, в семи часах езды на автомобиле. Подруги собираются вместе съездить в Китай.
 
АННА ФИЛИППОВА, жительница Читы: На самом деле Китай для меня – очень близкая по духу страна, мне нравится их культура, их литература, отношение к жизни, может быть, философия. Мне нравится очень их язык, я с первого класса, со школы изучаю китайский язык.
 
Но прежде чем пересечь российско-китайскую границу, мы заедем на станцию Мирная. Военный городок должен был держать в страхе соседей-китайцев, но после распада СССР войска вывели. Журналистка Анна то и дело указывает на бывшие гарнизонные городки в приграничной зоне, которые вымирают так же, как станция Мирная. Ей непонятно, почему правительство России это допускает.
 
АННА ФИЛИППОВА: Мне, конечно, больно за родной край - видеть эти развалины, руины, но мне кажется, может быть, надо надеяться на лучшее.  
  
Станция Мирная – пример вымирающего населенного пункта. Люди еще живут в окружении руин, но кто может уехать - уезжает, потому что найти здесь работу практически невозможно, даже на новых заводах, говорят жители городка. Для них соседство Китая – это минус, слишком сильная конкуренция за рабочие места. 
 
АНДРЕЙ, житель Мирной: Китайцы работают, да, а русских не берут. А знаете, почему? Русский человек – ему надо выпить в выходной день, а китайцы, как муравьи, они работают суточно. Они не отдыхают, они работают, работают…
 
Из Забайкальска с автобусной остановки прямо на границе каждый час отходят автобусы в Китай. Россиянам, путешествующим с туристической группой, не нужна даже виза, а для жителей приграничных районов визы уже давно являются простой формальностью.
 
На паспортном и таможенном контроле съемку вести нельзя – ни на российской, ни на китайской стороне. Вся процедура длится примерно час, и мы – в Китае. По другую сторону границы нас встречает Маньчжурия – с новыми зданиями и современными дорогами. Даже у тех, кто не говорит по-китайски, проблем с языком здесь нет. Вывески гостиниц и магазинов на русском. Еще двести лет назад Маньчжурия была деревней, теперь в этом центре торговли живет триста тысяч человек.
 
АНАСТАСИЯ ЮНЖИКОВА: Контраст виден очень хорошо. То есть у нас в Забайкальске за это время построено не так много, как в Маньчжурии. Тут у них, видимо, интерес привлечь туристов подстегивает их развиваться с каждым годом, наверное, все быстрее и быстрее.
 
Без торговых отношений с Россией нынешний бум был бы немыслим, поэтому в Маньчжурии воздвигли памятник российско-китайской дружбе – площадь матрешек. В 2001 году Пекин и Москва заключили официальный договор о дружбе, для начала - на 20 лет. Китайцев этот матрешечный китч, похоже, не смущает, даже наоборот.
 
Анна собирается переехать в Маньчжурию как минимум на несколько лет - уроки русского дали бы ей возможность неплохо зарабатывать, а вот Анастасия китайцев побаивается.
 
АНАСТАСИЯ ЮНЖИКОВА: Иногда появляется чувство страха, что довольно-таки многомилионный народ, и мы живем недалеко, и нас очень просто завоевать, хотя бы до Читы, это точно. Но когда приезжаешь в Маньчжурию, это как бы все развеется, потому что китайцы как бы действуют в интересах россиян, им нужно, чтоб мы были с ними дружелюбны, чтобы мы состояли с ними в деловых отношениях.
 
Торговые центры и универмаги в Маньчжурии на каждом углу. Анастасия и Анна любят прогуляться по магазинам. Здесь почти все чуть ли не в четыре раза дешевле, чем у них дома в Сибири. И еще дешевле для тех, кто умеет торговаться. 
 
АНАСТАСИЯ ЮНЖИКОВА: Разнообразия в Маньчжурии гораздо больше, чем в Забайкальске, потому что у нас товар не задерживается, у нас все, что приезжает в Забайкальск, уходит дальше в Россию – то есть в Читу, в Новосибирск, в Красноярск. А здесь мы конкретно приезжаем, мы можем выбрать то, что нам нравится.
 
Хозяина магазина ламп Чжан Сяо Фэна русские покупатели называют просто Андрей. Все продавцы в Маньчжурии хоть пару слов, но могут сказать по-русски. Сегодня, как всегда, дела идут отлично, так что Андрей поет дифирамбы соседям.
 
ЧЖАН СЯО ФЭН, хозяин магазина ламп: Россияне – хорошие люди. Они наши друзья. Когда 70 лет назад Мао и коммунисты освободили нашу страну, Советский Союз был для нас старшим братом. Ленин и Сталин были хорошими друзьями Китая. Они много сделали для нас и помогли нам.
 
Впрочем, в сегодняшней Маньчжурии дела обстоят иначе. Китай больше не хочет довольствоваться ролью младшего брата, и от России ему нужна не помощь, а сырье.
 
Лесопилка на окраине города. Быстрорастущая китайская экономика остро нуждается в российской древесине. В одной только Маньчжурии в торговле лесом задействованы 12 000 человек, говорит директор лесопильного завода Вань Вай.
 
ВАНЬ ВАЙ, директор лесопилки: Сейчас в Китае древесина нужна везде. Но у нас самих лесов мало, поэтому мы полностью зависим от поставок из России. В обмен на сырье россияне часто заказывают готовые изделия из дерева. Распиленные материалы мы отправляем на обработку во все регионы Китая.
 
Анастасия и Анна обедают в одном из бесчисленных ресторанов города. В Сибири они, в основном, едят дома – в ресторанах слишком дорого и совсем не так вкусно. Что объединяет их с местными жителями, помимо любви к китайской кухне?  
 
АНАСТАСИЯ ЮНЖИКОВА: Наши отношения напрямую зависят от торговли. То есть за счет торговли у нас развиваются отношения. Без нее я не знаю, насколько бы русские и китайцы были друзья.  
 
В то время как Маньчжурию заливает свет ночных огней, на улицах Забайкальска уже не горит ни один фонарь. Зато российско-китайский бизнес-симбиоз работает круглосуточно и бесперебойно.
 
Дата выхода в эфир  18 ноября 2012 года.

 

В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Германия Европа
теги
Китай Россия торговля туризм
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...