CNN

Pussy Riot больше не дадут застать себя врасплох

Pussy Riot продолжат протесты, но теперь готовить свои акции будут более скрытно, заявила Екатерина Самуцевич - участница группы, выпущенная на свободу с условным сроком. В интервью CNN она сказала, что по-прежнему относится к Путину негативно, а «панк-молебен» многих заставил задуматься.

Добро пожаловать обратно на программу. Обратимся к теме России и к моему эксклюзивному интервью с только что освобожденной участницей противоречивой группы под названием Pussy Riot. Сегодня московский суд отпустил Екатерину Самуцевич, но оставил двух других участниц в тюрьме. Панк-группу обвинили в хулиганстве и приговорили к двум годам тюрьмы за исполнение песни в храме Русской Православной Церкви. Песня содержала критику в адрес президента Путина и была исполнена в феврале.

По всему миру дело вызвало волну протеста против президента Путина и против подавления в России свободы слова и деятельности политических активистов. Я поговорила с Екатериной Самуцевич через несколько часов после того, как она вышла из тюрьмы.
 
Екатерина, спасибо большое, что нашли для нас время.
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ, освобожденная участница группы Pussy Riot: Пожалуйста.
 
Каково это – быть свободной?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Ну, у меня сейчас смешанные чувства. Во-первых, я рада, что я вышла на условную свободу, но также я расстроена, что Надя и Маша еще остаются в заключении.
 
Почему, на ваш взгляд, вас освободили, а две другие всё еще находятся в заключении?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: У меня нет такого однозначного ответа на этот вопрос, но на судебном заседании мы говорили о том, что я формально не участвовала в действии, которое было сочтено преступным. Возможно, эта юридическая позиция, этот юридический акцент, если можно так выразиться, стал железной аргументацией для суда.
 
Что вы имеете в виду под тем, что вы на самом деле не участвовали?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Формально, да. Дело в том, что в приговоре было записано, что преступным действием суд считает непосредственные действия девушек, которые плясали на амвоне. А так получилось, что охранник вывел меня из церкви до того, как они начали плясать. Так что формально я не участвовала в этих действиях. И сегодня это было нашим основным пунктом аргументации против приговора. Возможно, по этой причине суд решил заменить мне приговор на условный.
 
Скажите мне, в чём была ваша цель, в чём цель этой протестной акции Pussy Riot? Была ли она направлена против Церкви, было ли это выражением ненависти – что именно вы делали?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Мы ни в коем случае не выражали свою ненависть, мы выражали критику действий патриарха Кирилла, других представителей иерархии РПЦ. Мы считаем, что мы живем в светском государстве, и в этом государстве должны соблюдаться принципы светского общества. Представители различных конфессий не должны вмешиваться в политику страны.
 
То есть вы выражали протест конкретно против поддержки третьего путинского срока со стороны Церкви?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Да.
 
Что вы хотите теперь сообщить президенту Путину? Вы уже закончили с протестами? На этом ваша политическая активность заканчивается?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Нет, конечно же, мы не закончили и не собираемся заканчивать наш политический протест. У нас остались все наши критические размышления. Ситуация в стране ухудшилась с момента нашего выступления, как показывает наш процесс, как он проходил. Были некоторые нарушения, которые указывают на проблемы судебной системы. Вдобавок, стало очевидно, что суд в большой степени зависит от мнения и позиции президента Российской Федерации.
 
Расскажите, каково было в тюрьме? Как обращались с вами и двумя другими девушками?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Мы находились в разных камерах, мы были изолированы и находились в специальных КПЗ. С нами было по 3-4 сокамерницы. Люди были, так скажем, осторожны. Нас постоянно записывали, постоянно снимали. Были также дополнительные меры безопасности. Но потом к нам относились спокойнее, в некотором роде как и ко всем.
 
То есть не было никаких издевательств, других наказаний, кроме заключения как такового?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Нет, конечно, нет. Ничего такого не было.
 
Что две ваши подруги чувствуют по поводу того, что их разделили с их детьми? Ведь у обеих малолетние дети. Что они вам говорили?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Да, конечно, они очень сильно расстроены, что сидят в СИЗО. Но они держатся очень хорошо. Они очень рады, когда мы встречаемся вместе. Когда мы ехали в суд, мы были рады что встретились. Мы делились впечатлениями.
 
А что они сказали вам, когда вас освободили, а они должны были вернуться в тюрьму?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Они поздравили меня, они были очень довольны. И пожелали мне всего наилучшего. Мы обнялись, и были все очень рады.
 
А вы не боитесь продолжать? Вы ведь говорите, что собираетесь продолжать ваш протест. Но смотрите, вы только что много месяцев провели в тюрьме. А законов и тому подобных вещей, затрудняющих протесты в России всё больше. Не страшно?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Честно говоря, у меня чувства страх так и не возникло, я не боялась. Не было ничего особо пугающего, даже в тюрьме. Но естественно я буду осторожнее в своих действиях. Впредь мы должны действовать так, чтобы о наших концертах не узнавали заранее, чтобы нас потом не ловили и не сажали в тюрьму. Мы должны обходить власти, как-то по-хитрому их обманывать.
 
Но вы собираетесь вернуться в храм, например?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Ну, во-первых, концепция нашей группы такова, что мы никогда не выступаем в одинаковых местах. Сначала это одно место. Затем мы выступаем в совершенно другом месте, на другую тему, по другому поводу и политической причине. Они всегда разные. И группа действует именно по этому принципу. Мы не собираемся возвращаться конкретно в тот храм.
 
Ваше отношение к президенту Путину изменилось? Что вы чувствуете, что хотите сказать?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Ну, мое отношение к нему не изменилось, я отношусь к нему негативно. И я не хочу к нему обращаться лично. Для меня это просто формальная должность, которая сейчас, к сожалению, превратилась в такой мегаавторитарный проект одной личности. В этом проблема сегодняшней власти в нашей стране. И я хотела бы, чтобы этого не было. Не было того авторитарного режима, который сейчас появился в лице Путина.
 
Вы думаете, другим двум девушкам придется отбывать наказание? Вы не видите для них никаких шансов на досрочное освобождение?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Я думаю, возможно всё. И сегодня ситуация показала, что всё действительно непредсказуемо. Можно делать различные прогнозы, но я не знаю, как события будут развиваться. Я действительно не ожидала, что сегодня меня освободят.
 
Ваше дело, дело Pussy Riot, привлекло к себе огромное внимание за пределами России, многие вас поддержали. Но в России ситуация сложнее: поддержки большинства вы не получили. Вы считаете, то, что вы сделали, повредило президенту Путину, изменило его ход мыслей, как-то повлияло на положение дел?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Да, конечно, я думаю, очень много людей задумалось и, возможно, заняло более жесткую позицию по отношению к Путину, наших нынешних властей и их политики.
 
А то, что вас отпустили на свободу, а двух других нет, – вы считаете, это хитрая тактика властей, направленная на то, чтобы как-то вас разделить? «Разделяй и властвуй»? Пусть одна уходит, а две другие будут сидеть?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Я бы сказала, что это хитрая политика, да. Но сложно сказать, почему они решили действовать именно так. Эта политика «разделяй и властвуй» – не думаю, что она будет работать. Я так не считаю. Ходят слухи о каком-то расколе внутри группы – всё это неправда. Никакого раскола нет и не было. Мы остаемся вместе, и в этом наша сила. Нет даже намека на раскол. И если кто-то пытается представить это так, будто у нас раскол, это полностью неправда.
 
И наконец, после всего этого что вы хотите сказать россиянам?
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Я хочу выразить надежду на то, что наша акция в храме была понята правильно людьми. Никакой религиозной ненависти или враждебности не было. Это была политическая акция, направленная против властей, против сращивания религиозных сил и политических. И я хочу, чтобы люди это поняли.
 
Екатерина Самуцевич, большое спасибо за интервью.
 
ЕКАТЕРИНА САМУЦЕВИЧ: Пожалуйста.
 
Материал предоставлен CNN International.
Перевод выполнен RT.
 
Дата выхода в эфир 11 октября 2012 года.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
CNN США Северная Америка
теги
Pussy Riot Владимир Путин интервью патриарх Кирилл православная церковь протест суд тюрьма
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG