Euronews

Российские профсоюзы ждут государственной помощи

В последние годы в России начинает активизироваться профсоюзное движение, что, как отмечает Euronews, не особенно по душе работодателям. Однако, по мнению некоторых экспертов, для успешной деятельности защитников прав работников государство должно создать благоприятную правовую среду.
«За Маркса…» – так называется новая картина независимого режиссера Светланы Басковой. Посвященная профсоюзам, она опирается на реальные события последних лет и рассказывает историю трех товарищей, решивших создать на своем предприятии независимое профобъединение.
Автор пяти картин, ранее известная лишь узкой публике любителей андеграунда, на этот раз Светлана сняла фильм, адресованный широкому зрителю.
 
На вопрос, почему именно профсоюзы, Светлана отвечает...
 
СВЕТЛАНА БАСКОВА, режиссер: Это символ того, что люди хотят... хотят отстаивать чувство собственного достоинства. Даже слово «могут», наверное, здесь не так уместно, сколько «хотят». И хотят настолько, что готовы рисковать своим положением, стабильностью и так далее. По-моему, это единственный орган, который... ну, орган... это единственная институция, которой можно поверить.
 
С распадом СССР для профсоюзов начинается «черное десятилетие»: они не в состоянии защищать интересы трудящихся, в стране царит политический и юридический хаос. Значительная часть членов профсоюзов в этот период уходит из рядов организации.
 
Возрождение началось лишь в последние годы: в России создаются независимые профсоюзные объединения. Появляется новое поколение лидеров, новое поколение работников, устанавливается законная база.
 
Один из самых заметных в стране профсоюзов – МПРА, Межрегиональный профсоюз работников автопрома. Его ячейки активно действуют на всех автозаводах страны. Дмитрий Кожнев возглавляет калужское отделение МПРА. В нем более 2000 человек.
 
ДМИТРИЙ КОЖНЕВ: В СССР несколько была другая реальность, где, по сути, не было противостояния между работодателем и работником, и эти профсоюзы, по сути, были государственной структурой, которая выполняла функцию социального обеспечения. Она занималась распределением детских садов, квартир – всем чем угодно, но только не борьбой, собственно говоря, рабочих за свои интересы. Сейчас у нас обычный нормальный капитализм со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе с классовой борьбой.
 
С начала своего существования МПРА прославился жесткими забастовочными действиями. Последняя по времени забастовка прошла на калужском заводе «Бентелер» с 30 марта по 2 апреля. Члены профсоюза не один день блокировали работу предприятия.
 
Местные власти сначала направили на разгон забастовщиков ОМОН, впоследствии стороны пошли на уступки, начав переговоры по коллективному договору. Он был подписан в июле.
 
Одно из последних дел МПРА – борьба за восстановление на работе сотрудника «Бентелера». Денис был уволен, по его мнению, незаконно, после того как принял участие в забастовке на заводе.
 
ДЕНИС: Начальник охраны спросил меня: состою ли я в профсоюзе. Я понял такую ситуацию,  что он мне как бы намекает, чтобы я вышел из профсоюза. Тогда у меня все будет хорошо, если не выйду – будет все плохо. Мы руки пожали и разошлись. Потом где-то на следующий день он вызвал меня или через день. Говорит: «Подпиши акт». Меня уволили по статье «грубое нарушение распорядка» – за однократный прогул.  
 
Благодаря поддержке юристов МПРА, Денис подал иск о восстановлении на работе. Специалисты считают, что у молодого человека большие шансы выиграть дело. Если их прогнозы оправдаются, Денис обещает активизировать свое участие в профсоюзной работе.
 
Эксперты называют объединения подобные МПРА  «альтернативными профсоюзами», сравнивая их таким образом с профсоюзами «традиционными» – прямыми наследниками советской школы. Федерацию независимых профсоюзов России как раз и называют последовательницей ВЦСПС, советских профсоюзов.
 
В штаб-квартире ФНПР размещается уникальный музей, его экспозиция отражает основные этапы становления и развития профдвижения в России.
 
Сегодня, по данным руководства, в рядах ФНПР свыше 20 миллионов человек. Слово - Михаилу Шмакову.
 
МИХАИЛ ШМАКОВ, президент ФНПР: Мы не отказываемся от традиций и от истории российских профсоюзов, которая началась не в 17 году, она началась еще в конце 19 века. Но сегодня другое время, другие профсоюзы и другие отношения в этой триаде: власть, работодатель, профсоюз.
 
Забастовки у ФНПР не в чести, руководство делает ставку на другие методы воздействия. Отсюда – частая критика за якобы слишком тесную смычку с властью, вплоть до личных неформальных встреч с первыми лицами государства.
 
МИХАИЛ ШМАКОВ: Приход высших лидеров государства к профсоюзам на профсоюзную первомайскую демонстрацию – я считаю, что это как раз и показывает влиятельность профсоюзов в нашей стране. Президент и премьер приходят и говорят, что «мы с вами, мы разделяем вашу озабоченность», поэтому это дает нам силу, для того чтобы еще сильнее критиковать обоих, чтобы принимались правильные решения.   
  
Преодоление хаоса на рынке труда началось с принятием нового Трудового кодекса в 2002. Отношения между работодателями и трудящимся становятся более цивилизованными, хотя иногда конфликты достигают такой точки кипения – как, например, в Пикалёво в 2009 году, – что требуется личное вмешательство первых лиц государства.
 
Современные российские профсоюзы – явление хрупкое, действующее в агрессивной среде, в условиях правового нигилизма. Мнение эксперта Петра Бизюкова.
 
ПЕТР БИЗЮКОВ: Первое - трудно организовать профсоюз. Сотни примеров, как работодатели, только узнав, еще ничего не происходит, еще просто люди известили работодателя о том, что они решили организовать профсоюз, начинается давление, начинается преследование, начинаются угрозы. Второе - там, где профсоюз организован, очень трудно вести переговоры: заложенная в законодательстве процедура сегодня нечестная в том плане, что работодатель может ее сорвать.
 
А как работодатели определяют свою роль в формировании здорового социального климата?
 
Об этом размышляет профессор Высшей школы экономики Федор Прокопов. Он – член Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.
 
ФЕДОР ПРОКОПОВ, профессор Высшей школы экономики: Государство должно – это его обязанность – создавать ту правовую среду, то есть формировать те законы, такого качества, так сказать, законы, которые вот в нашем с вами случае, так сказать, позволили бы развиваться одновременно экономике и формировать систему, которая защищала бы работника и не приводила бы к какому-то резкому и значительному, так сказать, росту безработицы.
 
Новые российские альтернативные профсоюзы активно сотрудничают с зарубежными. Борис Кравченко – глава Конфедерации труда России – участвует в ежегодной сессии Международной организации труда в Женеве. Ранее его ведомство направило в МОТ жалобу о препятствованиях деятельности профсоюзов в РФ.
 
По итогам конференции этого года Кравченко отмечает ухудшение диалога между работниками и работодателями уже на европейском уровне.
 
БОРИС КРАВЧЕНКО, глава Конфедерации труда России: Здесь в принципе происходят интересные вещи: поставлено под серьезное сомнение базовое право работников на забастовку, то, что происходит в нашей стране. Это очень интересно. Мне кажется, что это прямое следствие финансово-экономического кризиса, который мы наблюдаем сегодня. Работодатели пытаются решить свои проблемы, проблемы  падения нормы прибыли за счет усиления эксплуатации.
 
Эксперты напоминают: работники в России – самая большая социальная группа, 70 миллионов человек. А значит, не может быть политической демократии, когда нет демократии на уровне рабочего места.
 
Дата выхода в эфир 23 июля 2012 года.
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Франция Европа
теги
2012 профсоюз Россия
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...